ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА: МИФЫ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

15 января, 1999, 00:00 Распечатать

Сегодня проблемы электроэнергетики Украины в той или иной степени волнуют всех: парламентариев, журналистов, предпринимателей и население вообще...

Сегодня проблемы электроэнергетики Украины в той или иной степени волнуют всех: парламентариев, журналистов, предпринимателей и население вообще. Причина очевидна: в разгар зимы неэффективность организации обеспечения населения и промышленности электроэнергией все уже успели прочувствовать.

Ситуация, сложившаяся в электроэнергетике и вообще в топливно-энергетическом комплексе, признана Верховной Радой критической. Именно это обстоятельство способствовало подготовке и горячему обсуждению в парламенте постановления «О мерах по обеспечению функционирования топливно-энергетического комплекса в условиях кризиса», которое было принято ВР в самом конце 1998 года. В постановлении основными причинами ситуации, сложившейся в ТЭК, на мой взгляд, совершенно справедливо были названы: несовершенство нормативно-правовой базы и структуры управления топливно-энергетическим комплексом, отсутствие четкого распределения полномочий и ответственности между органами государственного управления, а также несбалансированная тарифная и ценовая политика в этой сфере.

Обсуждение этого постановления в парламенте вызвало бурную реакцию со стороны представителей всех партий и фракций, выступления депутатов были резки и эмоциональны. Слушая их, я, с одной стороны, был приятно удивлен активностью и обеспокоенностью депутатов состоянием дел в ТЭК, а с другой, - поражен неинформированностью значительной части депутатского корпуса относительно реального состояния дел в отрасли.

На мой взгляд, основная причина не всегда правильного понимания сути происходящего в электроэнергетике заключается в том, что из прессы и парламентских документов мы черпаем фрагментарную и во многом субъективную информацию о состоянии дел в отрасли. Напряженный ритм жизни приводит к тому, что нам не хватает времени задуматься над происходящим, тщательно проанализировать сложившуюся ситуацию, подвергнуть сомнению складывающиеся годами стереотипы. Мы не хотим или не можем избавиться от сформировавшихся в нашем сознании иллюзий, от виртуальности нашего существования, не в состоянии не только преодолеть, но и развенчать сложившиеся мифы вокруг всех без исключения сфер нашей жизни и деятельности. Не случайно, в последнее время в прессе появился ряд статей, в которых рассматриваются мифы так называемой «современной украинской мифологии», начиная с финансово-валютной и бюджетной и заканчивая правовой, и социальной сферами. Богата мифами и электроэнергетика и именно на них я хотел бы сегодня остановиться.

Миф 1

В Украине внедрен

и действует Энергорынок

Что же мы имеем на самом деле. Действительно, так называемый Оптовый рынок электроэнергии действует в Украине более трех лет. Он «был введен» указом Президента Украины и основан на модели, примененной в Англии и Уэльсе в 1990 году. Целью использования английской системы в электроэнергетическом комплексе Украины было провозглашено ускорение структурной перестройки в отрасли и повышение эффективности управления ею в рыночных условиях.

Анализ эффективности предложенной три года назад схемы функционирования энергокомплекса, на мой взгляд, уже позволяет сделать заключения о целесообразности ее дальнейшего использования в Украине. К сожалению, результаты анализа неутешительны и свидетельствуют о том, что выбранная нами модель организации рынка электроэнергии неприемлема.

Законодательная сфера, в рамках которой действует энергорынок, до сих пор не определена. Закон «Об основных положениях функционирования оптового рынка электрической энергии» до сегодняшнего дня не разработан Кабинетом министров Украины и, соответственно, не подан им на рассмотрение парламента. Как следствие, деятельность Оптового рынка электроэнергии регулируется исключительно гражданским законодательством и он функционирует на основании так называемого Договора энергорынка. На состоявшемся 16 декабря общем собрании участники Оптового рынка электроэнергии вынуждены были признать, что рынок электроэнергии в Украине пребывает в состоянии глубокого кризиса, и заблокировали принятие новой редакции Договора энергорынка.

На мой взгляд, такое положение дел вызвано тем, что с юридической точки зрения Оптовый рынок электроэнергии попросту не определен, а с экономической точки зрения результаты его введения следует оценить как явно негативные. Прежде всего это объясняется тем, что такие присущие рыночным отношениями факторы, как снижение цен, повышение конкурентоспособности и стимулирование развития производства, не только не были достигнуты в результате использования предложенной схемы, но и привели к резко негативным результатам по каждой из этих позиций. Так, средневзвешенная оптовая цена продажи электроэнергии за последние три года выросла на 13%, производство электроэнергии упало на 9,5%, повысилась «зарегулированность» рынка энергоносителей, широко практикуется система «ручного управления» отраслью, значительно ухудшилось состояние дисциплины платежей для энергетических компаний, продолжается рост задолженности энергогенерирующих компаний за топливо и материалы, а также по налоговым платежам и зарплатам.

Заметим, что скопированная нами английская схема неудовлетворительно работает и у себя дома. Центральная часть этой модели - «Пул» (Оптовый рынок электроэнергии) - признан правительством Англии неработоспособным и неработающим и вскоре должен быть радикально реформирован (Department of Trade and Industry (1998b): Review of Energy Sourses for Power Generation, London, 25 June).

«Пул эффективно проработал на техническом уровне, обеспечивая надежную диспетчеризацию на основе цены, но он оказался плохим механизмом в качестве торгового способа для оптовой продажи электроэнергии. Он стал неуклюжим, негибким, далеким от прозрачного и был перенасыщен доминированием предложения».

«Пул, наверное, является наименее удачной из английских новаций. Он никогда не работал как важный механизм установления цены и никогда не выполнял роль сигнализатора для новых инвестиций. Пул все более становится громоздким и непопулярным среди участников, и ожидается, что его необходимо кардинально реформировать. В роли финансового механизма Пул вряд ли мог бы хорошо работать в условиях Украины, т.к. промышленности очень не хватает денег, и Пул требует должного уровня компьютеризации рынка, а это трудно обеспечить в экономике, где господствует монополия и государственная собственность. Недавний опыт Англии показывает, что даже в более благоприятных условиях Пулом английского образца очень трудно управлять.» К такому выводу приходит Гордон МакКерон в статье «Опыт Англии и Уэльса в отрасли электроэнергетики - уроки для Украины» («Украина на распутье, уроки международного опыта экономических реформ», 1998, под редакцией А.Зиденберга и Л.Хоффманна).

Энергорынок в том виде, в каком он существует сегодня в Украине, - запутан, абсолютно не прозрачен, не эффективен и не поддается контролю. Такой «рынок» создает максимально благоприятные условия для функционирования объединенной энергосистемы в условиях полного отсутствия контроля над снабжением генерирующих компаний топливом и материалами, потреблением и распределением электроэнергии, осуществлением платежей. По сути под его прикрытием функционирует административная система, которая жестко, волюнтаристскими методами осуществляет дележ электроэнергии, накручивая тарифы в ведомственных и коммерческих интересах.

Миф 2

Формирование цен

на электрическую энергию осуществляется на рыночной основе. Уменьшение существующих тарифов

на электроэнергию негативно скажется на экономике страны и на состоянии социальной сферы, заметно снизит поступления

в бюджет

Да, тарифы на электроэнергию определяются на Оптовом рынке электроэнергии. Но это совсем не означает, что они имеют рыночную природу. На мой взгляд, отечественные тарифы на электроэнергию существенно завышены, и именно это обстоятельство в значительной степени обуславливает неплатежи за электроэнергию и низкий уровень денежной составляющей в платежах. Мы постепенно пришли к тому, что украинские тарифы на электроэнергию, значительно превысив максимальный российский, стали приближаться к европейскому уровню, тем самым значительно снижая конкурентоспособность отечественной продукции.

Основанием для завышения тарифов служит желание получить больше средств как для нужд отрасли, так и для пополнения госбюджета, частично компенсировать высокие задолженности промышленности и бюджетных организаций перед генерирующими компаниями. Но, вопреки всеобщему убеждению, введение искусственно завышенных цен на электроэнергию не приводит и не может привести к увеличению поступлений в бюджет и имеет негативные последствия как для функционирования народнохозяйственного комплекса страны в целом, так и для реализации социальных программ.

Завышение тарифов на электроэнергию влечет за собой ощутимое повышение себестоимости продукции базовых отраслей промышленности и, как следствие, приводит к потере конкурентоспособности отечественной продукции на внешних рынках и к утрате внутреннего рынка. Это вызывает уменьшение притока валюты в страну, провоцирует увеличение налоговой задолженности предприятий базовых отраслей промышленности, что, в свою очередь, приводит к уменьшению доходной части бюджета. Такая ситуация создает благоприятные условия для расширения бартерно-бумажных расчетов, что в итоге приводит к неподкрепленному реальными финансами бюджету и, соответственно, возникновению и росту задолженности по заработной плате и пенсиям (заметим, что до конца 1995 года в Украине отсутствовала задолженность по зарплатам).

Одним из следствий завышения тарифов на электроэнергию является также существенное увеличение расходной части бюджета за счет искусственного завышения расходов на оплату электроэнергии бюджетными организациями.

Приходится констатировать, что на сегодня ценообразование в электроэнергетике не имеет под собой ни рыночной, ни эффективно регулируемой со стороны государства основы. Сохранение тарифов на существующем уровне во многом обуславливает сложное положение базовых отраслей промышленности, значительно сужает возможности бюджета по осуществлению социальных программ.

Миф 3

Электроэнергетика - убыточная отрасль

Обратимся к цифрам 1997 года и посмотрим, насколько имеет право на жизнь это утверждение. По информации Минэнерго, в 1997 году генерирующими компаниями страны было отпущено 176,9 млрд. кВт . ч, потреблено - 134,4 млрд. кВт . ч. Потери при транспортировке электроэнергии (технические и так называемые «коммерческие») составили 24% от отпущенной электроэнергии.

Казалось бы, что в такой ситуации убыточность отрасли и невозможность генерирующих компаний обеспечить себя топливом и материалами имеет под собой реальную почву. Но, обратимся к цифрам. Опять же по информации Минэнерго, средний отпускной тариф за электроэнергию в 1997-м составил 6,56 коп. за 1 кВт . ч, или 3,52 цента. По результатам 1997 года в денежной, товарной и вексельной форме было оплачено 91,3% электроэнергии, что в денежном эквиваленте составляет 8,05 млрд. грн. (или 4,325 млрд. долларов).

Смогла ли электроэнергетическая отрасль «прожить» на это? В 1997 году для производства электрической и тепловой энергии было использовано 29,9 млн. тонн угля, 1,3 млн. тонн мазута и 12,8 млрд. кубометров газа, на что необходимо было затратить 2,2 млрд. долл. (с учетом того, что стоимость 1 тонны угля составляет 35 долл., стоимость мазута -

100 долл. за тонну, цена газа - 80 долл. за 1000 кубометров). Подчеркну, что эта цифра включает в себя стоимость топлива как для производства электроэнергии, так и для производства тепловой энергии и поэтому, является завышенной.

Что касается атомных станций, то, по официальной информации, затраты на ядерное топливо и захоронение отходов в 1997 году составили ориентировочно 100 млн. долл. (по некоторым источникам, даже меньше). Это связано с тем, что в позапрошлом году Украина еще получала ядерное топливо по компенсационному соглашению. В итоге на обеспечение генерирующих компаний топливом в прошлом году необходимо было затратить 2,3 млрд. долларов.

Потребность отрасли в средствах для выплаты заработной платы можно оценить в 300 млн. долл. в год. При определении этой цифры я исхожу из того факта, что расходы на заработную плату составляют не более 5% от себестоимости электроэнергии; а средневзвешенная себестоимость производства электроэнергии в 1997 году была задекламирована Минэнерго как 6,3 коп. (или 3,38 цента за кВт . ч).

Из вышесказанного следует, что в 1997 году энергетической отрасли необходимо было затратить на приобретение топлива и оплату заработной платы 2,6 млрд. долл. (фактически электроэнергия оплачена на 4,325 млн. долл.). На оплату текущих ремонтов, материалов, налогов и др. расходы остается 1,725 млрд. долл.

Почему же при таких показателях кредиторская задолженность предприятий Минэнерго на сегодня составляет 7,1 млрд. грн. и на 2,7 млрд. грн. превышает их дебиторскую задолженность?

Думаю, что приведенная информация в комментариях не нуждается. Если оплата за электроэнергию не будет «уходить в песок», генерирующим компаниям с лихвою хватит средств и на приобретение топлива и материалов, и на выплату заработной платы. Даже с учетом того, что 24% произведенной электроэнергии «уходит в воздух» или «в песок».

Сама по себе электроэнергетика, даже при нынешнем техническом состоянии, - прибыльная и рентабельная отрасль. И то, что на сегодня она вся в долгах, свидетельствует лишь о том, что организация деятельности на энергетическом рынке крайне неэффективна. Причина этому - либо отсутствие квалификации и неуменение и нежелание работать над реорганизацией управления отраслью, либо желание запутать ситуацию до невозможности контроля за функционированием энергетической отрасли.

Миф 4

Энергетика кредитует промышленность, население, бюджетные организации

Учитывая сказанное выше о тарифах на электроэнергию, не нужно долго объяснять и подробно аргументировать то, что на самом деле истинными кредиторами являются промышленность и население. Беда в том, что кредитуют они не электроэнергетику, а «дельцов от электроэнергетики», которые, пользуясь полным отсутствием контроля в отрасли за снабжением генерирующих компаний топливом и материалами, потреблением и распределением электроэнергии, а также за осуществлением платежей, используют средства, полученные за электроэнергию, не на поддержание и обеспечение развития отечественной электроэнергетики, а в иных целях.

Попутно замечу, что ведущие отечественные пока еще ликвидные предприятия, которые в полном объеме рассчитываются за потребленную ими электроэнергию деньгами или товарной продукцией, фактически кормят и посреднические структуры, и ту часть предприятий, которые не в состоянии своевременно платить за используемую ими электроэнергию. Тем самым, хотим мы этого или нет, мы целенаправленно «убиваем» стратегически важные для страны предприятия, значительно снижаем конкурентоспособность производимой ими продукции и их потенциальные возможности не только по расширению, но и по удержанию внешних рынков, а также делаем все более призрачными их возможности по осуществлению реконструкции и технического перевооружения.

Сохранение сегодняшней ситуации с ценообразованием в электроэнергетике неминуемо приведет к дальнейшему сокращению промышленного производства, уменьшению бюджетных поступлений, усилению политической и социальной нестабильности в стране, что крайне негативно скажется на уровне национальной безопасности Украины.

Миф 5

Стратегия осуществления приватизации в электроэнергетике базируется на утверждении, что в ближайшее время нам не следует рассчитывать на привлечение в электроэнергетику серьезных стратегических инвесторов, и мы будем вынуждены ориентироваться

на финансовых посредников. Это объясняется тем, что украинская энергетика в ее сегодняшнем состоянии не представляет интереса ни для зарубежного, ни для отечественного инвестора

О том, что электроэнергетика высокорентабельная и высокоприбыльная отрасль, говорилось выше. А тот факт, что даже при нынешней «организации труда» в энергетике она все еще не развалилась и остается на плаву, говорит о ее высоких потенциальных возможностях и свидетельствует о высокой привлекательности этой отрасли для стратегических инвесторов, в том числе иностранных.

Надо отдавать себе отчет в том, что наиболее привлекательные, с точки зрения инвестирования, в Украине отрасли это - электроэнергетика, добыча и транспортировка газа, горно-металлургическая отрасли. Причина в том, что первая и вторая из них обеспечены внутренним рынком сбыта и наиболее стабильны с точки зрения приносимых ими доходов, а третья является грязным, вредным и экологически небезопасным производством.

Миф об отсутствии интереса к электроэнергетике со стороны иностранных и отечественных инвесторов служит хорошим обоснованием для исполнительной власти при разработке ею условий приватизационных конкурсов, занижении стоимости приватизируемых энергетических компаний, привлечении к приватизации и управлению стратегически важными для страны предприятиями случайных людей, не обладающих не только профессиональным опытом и необходимыми финансовыми ресурсами, но зачастую работающих под прикрытием оффшорных компаний. Это фактически полностью освобождает их от ответственности за результаты деятельности этих компаний и не позволяет государству увидеть конкретных владельцев капитала за оффшорными ставнями.

Рассматривая вопросы приватизации энергетического комплекса и управления госсобственностью в этой отрасли, мы должны понимать, что электроэнергетика всегда была и остается «лакомым кусочком» как для отечественных, так и для зарубежных инвесторов. В то же время нельзя забывать, что электроэнергетика является становым хребтом экономики Украины, а степень контроля за функционированием объединенной энергосистемы со стороны государства определяет уровень энергетической независимости и национальной безопасности Украины.

Поэтому стратегия правительства по отношению к приватизации и управлению госсобственностью в электроэнергетике должна опираться на четкую и однозначную позицию государства по отношению к его роли и месту в управлении энергокомплексом, а также исходить из заданного уровня минимального государственного присутствия в энергокомпаниях.

Именно отсутствие государственной стратегии осуществления приватизации, а также фрагментарность законодательно-правового поля, регулирующего взаимоотношения в сфере электроэнергетики, и порождают различные подходы к осуществлению приватизации со стороны Минэнерго и Фонда госимущества и, как следствие, провоцируют возникновение конфликтов при приватизации имущества энергопредприятий.

Я глубоко убежден, что перед тем, как приступать к приватизации энергокомплекса, правительству следовало бы окончательно определиться с целями, которые оно преследует в процессе ее осуществления. Если это исключительно наполнение бюджета, то тут выписывается одна схема проведения приватизации. А если при этом мы хотим достичь стабильного и эффективного функционирования отрасли, осуществления ее реконструкции и модернизации, внедрения конкурентной среды и рыночных отношений, тогда необходим совершенно другой подход. В этом случае более целесообразным было бы начинать приватизацию с генерирующих, а не с энергоснабжающих и по сути распределительных компаний. Такая стратегия позволила бы получить реальные экономические результаты от деятельности эффективного собственника, а не только обеспечить возможность победителю конкурса поучаствовать в «сборе средств» за электроэнергию.

Кроме того, на мой взгляд, в такой стратегически важной отрасли, как электроэнергетика, контрольный пакет акций предприятий должен принадлежать государству, по крайней мере, в обозримом будущем. Это связано с тем, что эффективность функционирования электроэнергетической отрасли не только во многом обуславливает экономический потенциал страны и задает стартовые условия для развития социальной сферы, а и определяет уровень национальной безопасности Украины, служит весомым политическим аргументом при формировании государственной политики.

Для достижения эффективности функционирования объединенной энергосистемы страны при приватизации энергетики необходимо строго придерживаться антимонопольного законодательства, что должно обеспечить условия для контроля и управления отраслью со стороны государства, а также возможность формирования им технической политики в электроэнергетике.

Нельзя забывать и о том, что объединенная энергосистема Украины - сложная техническая и экономическая система, она не может быть использована в качестве полигона для «пробы сил» дилетантов и непрофессионалов. Поэтому принципиально и четко должен быть определен уровень компетентности и профессионализма компаний, участвующих в приватизации энергопредприятий, а также предусмотрена высокая степень ответственности за результаты деятельности этих компаний.

Миф 6

Посредники на энергорынке играют крайне негативную роль; для стабилизации ситуации необходимо устранить их с энергорынка, передав часть их полномочий энергогенерирующим

и энергоснабжающим компаниям

Это утверждение звучит сегодня все чаще. Не справившись с управлением энергокомплексом, правительство ищет виновных в сложившейся ситуации и, конечно же, находит их - в лице посредников - независимых поставщиков электроэнергии.

Если внимательно проанализировать работу всего народнохозяйственного комплекса страны, то нетрудно убедиться, что сегодня посреднические структуры воссоздали отсутствующее звено на рынке, а именно - взяли на себя маркетинговые и сбытовые функции промышленных предприятий, которые, лишившись госпланов, госснабов, внешторгов и др. подобных организаций, зачастую не в состоянии обеспечить реализацию своей продукции. Используя бартер, взаимозачеты и другие механизмы, посредники фактически обеспечили возможность «поддержания искусственного дыхания» умирающему народному хозяйству страны. Иного способа «выжить» существующая законодательная база не предусмотрела.

Говорить же о передаче полномочий по распределению электроэнергии и осуществлению расчетов генерирующим компаниям и другим энергопредприятиям вообще абсурдно. Каждая из таких компаний - сложное техническое производство и все ее усилия должны быть сосредоточены на эффективном выполнении возложенных на нее задач (генерация, эксплуатация линий электропередач и подстанций, транспортировка электроэнергии). Негативные последствия, к которым может привести такое решение, можно проиллюстрировать на примере результатов расширения функций энергоснабжающих компаний (облэнерго) в плане передачи им прав на осуществление расчетов за электроэнергию. Итог этой затеи таков: до генерации денежные средства практически не доходят, АЭС и ТЭС постоянно преодолевают проблемы с обеспечением поставок топлива, материалов и выплатой зарплат. Существенно страдает и профильная деятельность энергоснабжающих компаний: потери электроэнергии при транспортировке составляют 24% от ее валового производства (в 1997 году они составили 42,5 млрд. кВт . ч, что эквивалентно суммарному годовому производству энергии Запорожской и Ривненской АЭС).

Другой вопрос, что посредник посреднику рознь. Часть из них являются серьезными компаниями с квалифицированными маркетинговыми и снабженческими подразделениями, отработавшие схему взаимоотношений между субъектами предпринимательской деятельности, гибко и оперативно решающие вопросы снабжения предприятий топливом, сырьем и материалами в условиях нехватки денежных средств и нарушения прежних производственных связей. Но существует и целая прослойка посредников, которые, пользуясь неразберихой в отрасли, пытаются «под шумок»устроить свое благополучие. Они не утруждают себя созданием разветвленных структур снабжения, маркетинговых и информационных подразделений, требующих привлечения квалифицированных специалистов и значительных финансовых ресурсов. Как правило, такие посредники оперируют незначительными объемами поставок, и каждый из них в отдельности не делает погоды на рынке. Но в целом они создают неприглядную картину и формируют образ «посредника» как структуры, не на чем зарабатывающей огромные средства. Для справки замечу, что на энергорынке действует около 400 независимых поставщиков электроэнергии, при этом 97% общего объема продаваемой негосударственными компаниями электроэнергии поставляет не более 10 компаний.

Поэтому, на мой взгляд,

задача состоит не в избавлении от посредников на энергорынке, а во внедрении в систему их работы рыночных схем и механизмов, посредством которых будет обеспечен постепенный переход от суррогатных к денежным формам расчетов.

Миф 7

Основная причина всех бед

в электроэнергетике - несовершенство налогового законодательства. Необходимо предоставить энергетической отрасли льготный режим функционирования, вплоть до налоговых каникул

К сожалению, многие депутаты, руководители энергопредприятий, в частности, генерирующих, тешат себя мыслью о том, что электроэнергетика сможет «не развалиться и выжить» только при введении льготного режима налогообложения для энергопредприятий, предоставления им льготных кредитов для приобретения топлива и т.п.

Позволю себе не согласиться с этим мнением.

На мой взгляд, во-первых, при отсутствии эффективной организации деятельности отрасли грешно обращаться с такими просьбами к государству, переживающему не лучшие времена. Прежде всего, необходимо сделать все возможное для наведения порядка в электроэнергетике и мобилизации всех существующих резервов.

Во-вторых, сложная экономическая ситуация сегодня не только в электроэнергетике, практически вся отечественная промышленность оказалась положенной «на лопатки». Не случайно, каждая из отраслей пытается завоевать себе льготные условия. Но за счет чего или за счет кого это должно быть сделано? В настоящее время рассматриваются или рассмотрены вопросы о функционировании в условиях кризиса предприятий горно-металлургического комплекса, угольной и электронной промышленности, машиностроения, нефтегазового комплекса. Понятно, что если идти по такому пути, то скоро льготный налоговый режим придется объявить для всего народнохозяйственного комплекса страны.

И, в-третьих, я уверен, что само по себе обеспечение льготного режима налогообложения для энергопредприятий не приведет к решению проблем отрасли, а лишь на время смягчит и затушует сложившуюся в электроэнергетике ситуацию. Без глубокого анализа проблем электроэнергетики и формирования комплексной государственной политики функционирования и развития отрасли мы не изменим сложившуюся ситуацию.

Электроэнергетика - это не та отрасль, которая может «подождать до лучших времен»; развалившись, она потянет за собой всю базовую промышленность и экономику, приведет к политической дестабилизации в стране, потере управления государством. Сегодня эта отрасль требует самого пристального внимания как со стороны парламента, так и со стороны правительства Украины.

Кучеренко Алексей Юрьевич родился 3 апреля 1961 года в Виннице. В 1978 году окончил физико-математическую школу №145 города Киева.

Высшее образование получил в Киевском госуниверситете им. Т.Г.Шевченко на факультете кибернетики. После окончания университета работал младшим научным сотрудником в Институте кибернетики АН УССР им. В.М.Глушкова. В 1988 году закончил аспирантуру при ИК АН УССР.

С 1988 по 1992 годы работал инструктором Киевского ГК ЛКСМУ, был директором городского компьютерного клуба «Киев» и заведующим научно-исследовательского отдела в городском центре НТТМ «Прогресс». Затем работал генеральным директором советско-немецкого СП WDC.

С октября 1997 по апрель 1998 года - председатель правления АОЗТ «Интергаз». Уволился в связи с избранием народным депутатом Украины. Член комитета Верховной Рады Украины по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной энергетики и ядерной безопасности. Женат. Беспартийный. Активно занимается спортом, любимый вид - футбол.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно