ЧТО БЫВАЕТ С ХВОСТОМ, ЕСЛИ ОН ПЫТАЕТСЯ УПРАВЛЯТЬ СОБАКОЙ,

7 мая, 1999, 00:00 Распечатать

Король Франции: - Но у меня есть друзья, я буду защищаться!.. Святой отец: - Хорошо, только вас перед этим убьют.....

Король Франции: - Но у меня есть друзья, я буду защищаться!..

Святой отец: - Хорошо, только вас перед этим убьют...

Видать, сбылась народная примета в отношении Николаевского глиноземного в том смысле, что начатая пять лет назад в мае приватизация НГЗ означает, что «маяться» заводу и с заводом предстоит долго, если уж не всегда. Ну почти то же, что «родиться в понедельник»... И события апреля - начала мая 1999 года лишний раз это подтверждают, продлевая мытарства. Что же касается эпиграфа к этому повествованию, он перенесен из прошлогоднего материала на ту же тему. Не стоит понимать его буквально, особенно ответ святого отца. Впрочем, как и заявление короля Франции. Тем более, очень похоже, что если, образно говоря, еще год тому назад отечественный глиноземный король мог рассчитывать на «дружескую» поддержку, сегодня он вряд ли может об этом даже думать...

20 апреля Фонд госимущества Украины зарегистрировал «крупнейшую» с начала года свою сделку - продажу 5,33% акций ОАО «Николаевский глиноземный завод» за... 20,2 млн. грн. (около 5 млн. долл. при нынешнем курсе). Акции эти оставались «бесхозными» после льготной подписки работников Николаевского глиноземного, а точнее - менеджмента завода. Пакет на первый взгляд, незначительный, если иметь в виду намерения влиять на политику НГЗ. И сей факт мог бы и не иметь продолжения, если бы не являлся звеном в комбинации, почти завершенной в ходе собрания акционеров ЗАО «Трудовой коллектив НГЗ» (в котором саккумулировано 41% акций ОАО «НГЗ»).

Интересно, что 5,33% акций уставного фонда ОАО «НГЗ», по сведениям «Интерфакса-Украины», проданы были на Украинской фондовой бирже в одни руки, и их владелец не прибегал к услугам брокеров, зарегистрированных на УФБ. Ежели у менеджеров НГЗ не хватило средств выкупить сей пакет акций, а основные претенденты на максимальное количество акций завода по каким-то причинам пренебрегли этой возможностью, у кого же тогда «завалялось» 5 млн. долл. и зачем этому кому-то понадобилось приобретать столь незначительный пакет акций, если он не значится в «колоде» основных «игроков на НГЗ»? Вероятно, косвенный ответ на сии вопросы можно найти в событиях 30 апреля.

В этот день, как и почти год тому назад, состоялось общее собрание акционеров ЗАО «ТК НГЗ». И как и год назад, собрание что называется «прошло в скандальной обстановке». Или, как выразились некоторые его участники, - «по сценарию» Виталия Мешина, бессменного директора НГЗ, ставшего и председателем правления ОАО «НГЗ».

В прошлом году сотрудников НГЗ, владеющих акциями ОАО «НГЗ», фактически «загнали» в ЗАО «ТК НГЗ», чтобы сохранить за коллективом завода право влиять на его судьбу. Затея была изысканно простой: акционерам ОАО «НГЗ» предложили, если мягко выражаться, «обменять акции» на «бумаги» ЗАО «Трудовой коллектив НГЗ». При этом акционеры ЗАО, как значится в уставе сего очень закрытого общества, не имеют права продать свой пакет никому иному, кроме как акционерам того же ЗАО или только по его согласию.

То, что называют «сценарием Мешина», на практике, вероятно, может означать, что в процессе передоверяния своего права голоса уполномоченным членам ЗАО (которые собственно и голосуют на собрании акционеров), список таких доверенных лиц тщательно проверяется правлением ЗАО и, вероятно, директором НГЗ. Такой механизм «выбора» доверенных лиц однозначно может гарантировать правлению ЗАО и, главное, его идеологам присутствие на собрании «своих» в большинстве. А это, в свою очередь, дает возможность «протаскивать» практически все «нужные» вышеозначенным лицам решения. Механизм этот сродни лому, против которого, как известно, нет приема.

О перипетиях прошлогоднего собрания акционеров ЗАО «ТК НГЗ» читатели «ЗН» знают из выпуска от 21 февраля 1998 года. Не обошлось без «скандальчика» и на сей раз. И это, скорее всего, может обернуться тем, что все нынешние решения собрания акционеров ЗАО «ТК НГЗ» в судебном порядке будут признаны незаконными.

Преддверие самого начала общего собрания акционеров ЗАО ознаменовалось примечательным событием, которое и поможет найти ответ на вопрос о новом владельце 5,33% акций ОАО «НГЗ». Как рассказали его непосредственные участники, Виталий Мешин в присутствии менеджеров (т.е. администрации) завода и некоего бизнесмена Владимира Романова поставил в известность присутствующих, что отныне НГЗ будет сотрудничать с тем самым В.Романовым. Мол, нечего кивать в сторону, выходит, бывшего партнера - российской группы «Сибирский алюминий»...

Поразительная смена симпатий: ведь не далее как на предыдущем собрании ЗАО именно «Сибирскому алюминию» (в лице входящей в эту группу компании «АлюминПродукт») акционеры ЗАО передали пусть и символический, но все-таки пакетик акций - как знак доброй воли к сотрудничеству с россиянами. И сей символ с тех пор дает «Сибирскому алюминию» законное право если не влиять на принятие решений ЗАО своим голосом, то хотя бы присутствовать на общем собрании акционеров ЗАО, а значит, и рассчитывать на то, что им хотя бы дадут возможность вставить слово.

Как бы не так! На годовое общее собрание акционеров ЗАО представителям «Сибирского алюминия» - в качестве акционеров - попасть так и не удалось. Формальным предлогом послужило то, что у них, мол, не оказалось неких «спецпропусков»...

Зато у новоявленных партнеров ЗАО, вероятно, никаких проблем с членством в ЗАО не оказалось, и г-н Романов стал акционером ЗАО. Во всяком случае, в ходе собрания акционеров. Так вот и сменили николаевцы симпатии к российским партнерам на партнерство с «прибалтом», который еще на заре приватизации НГЗ, образно говоря, искал финансовых партнеров для совместного акционирования НГЗ. Похоже, что нашел. Интересно, не в лице ли TWG, которая вряд ли уж навсегда отказалась от своих прежних предложений насчет НГЗ?.. Так или иначе, а уже 6 мая «Интерфакс-Украина» сообщало, что ФГИ перечислил в госбюджет все средства, вырученные за 5,33% акций ОАО «НГЗ». В госсобственности до 2001 года остается 25% плюс одна акция уставного фонда ОАО «НГЗ» (кроме 30% пакета, который готовят к продаже).

Но еще до этого, после того, как директор НГЗ представил коллегам нового партнера В.Романова (который, по одной из версий, и приобрел на бирже акции ОАО «НГЗ»), коллеги В.Мешина позволили себе (причем, прежде такого не бывало) выразить несогласие с мнением директора разорвать отношения с «Сибирским алюминием». Похоже, что В.Мешин все активнее теряет поддержку в собственном же коллективе. Но заявляет, что у «новой команды» есть свой план вывода завода из кризиса, да и средства для этого найдутся... К версиям насчет планов и средств (и не только «новой команды») мы еще вернемся. Но стоит заметить, что действия В.Мешина в последние годы вполне вписываются в «формулу стратегии партнерства»: нет вечных партнеров - есть вечные интересы. Вопрос в том, чьи это интересы...

Вероятно, к самому собранию и его последствиям мы еще вернемся хотя бы потому, что уже готовится иск с требованием признать сие мероприятие, выражаясь неформально, несостоявшимся или неправомочным. А вот среди его решений, похоже, особо выделяется одно, значившееся в повестке дня собрания под номером 7:

«О залоге акций, находящихся в собственности ЗАО «ТК НГЗ», для получения ссуды на пополнение оборотных средств ОАО «НГЗ». Вполне вероятно, что ради этого «счастливого» пункта 7 и созывалось собрание акционеров ЗАО «ТК НГЗ».

Попытаюсь изложить смысл этой затеи, как говорится, на понятном языке. Ее авторам удалось «убедить» акционеров в том, что заводу «дозарезу» нужны деньги, и что самый удачный для этого способ - заложить акции, находящиеся в собственности ЗАО. Здесь уместно напомнить, что в свое время акционерам ЗАО предложили «войти в ЗАО» не чем иным, как акциями ОАО «НГЗ». Юридические формулировки имеют слишком много нюансов, и не возьмусь сейчас описывать эту сторону вопроса. Но неформально ведь выходит, что акционеры ЗАО, в числе которых государство не значится, намереваются «распорядиться» акциями… ОАО «НГЗ»? А в ОАО государству пока еще принадлежит солидный пакет...

Как говорится, для полного счастья НГЗ, выходит, недостает 3 млн. долларов, которые ему под залог акций могут предложить Первый украинский международный банк и, возможно, еще некие доброжелатели.

Спору нет, оборотные средства НГЗ нужны. Тем более, что, как сообщал 19 апреля главе парламента председатель контрольной комиссии ВР по вопросам приватизации А.Рябченко (со ссылкой на отчеты главы правления ОАО «НГЗ» В.Мешина), «задолженность ОАО госбюджету не уменьшается и составляет 12 млн. грн., увеличивается невыплаченная зарплата работникам предприятия, что уже составляет четыре месяца. Дебиторская задолженность перед ОАО «НГЗ» составляет в сумме 202 142 тыс. грн., в том числе задолженность двух специфических иностранных трейдинговых фирм, а именно: «Трейд» (Россия) и «Ньюником» (Швейцария) составляет 24 млн. грн. Существует большая вероятность того, что эти средства аккумулируются за рубежом для участия в приватизации указанного ОАО».

И если продолжить логику вышесказанного, то почему не рассмотреть и такую гипотетическую пока ситуацию. Ну заложили идеологи ЗАО акции. И вдруг не смогут вернуть заем? Что тогда? Ведь может же получиться, что через банк-кредитор кто-то весьма конкретный и очень даже не безразличный к НГЗ владелец заемных средств просто грамотно оценил ситуацию и просчитал, что таким способом куда легче при определенном раскладе на законных основаниях и «почти бесплатно» получить заложенные акции? Ведь тенденция к увеличению долгов НГЗ очевидна. И выше упоминались имена трейдеров-должников...

К слову, тенденция «вгоняния» НГЗ в долговую яму (впрочем, это, скорее, повод) вдохновила и украинских парламентариев 5 мая на развитие версии о том, что, мол, таким способом претенденты на контроль над НГЗ добиваются минимизации затрат в процессе достижения избранной цели. И, мол, именно для этого добиваются теперь с учетом долгов завода переоценки его стоимости. Мол, платить за акции, которые ФГИ вот-вот выставит на продажу (предположительно, два пакета - 13% и 17% плюс 70 млн. инвестобязательств) кому-то не хочется, либо денег таких нет, и они, мол, всячески «мутят воду».

Если отталкиваться от сих мнений депутатского корпуса, возможно предложить и несколько теоретических вариантов развития событий.

Например, хочется кому-то получить госпакет акций, а денег нет (или нет легальных средств, ну что б с указанием источника их зарабатывания?), и он предлагает через какой-то серьезный банк заем. Да хоть под те же акции ОАО «НГЗ». Завод в силу тяжелой экономической ситуации, может статься, вернуть кредит не сможет, банк возьмет заложенные акции и, например, предложит желающему...

Другая «перспективка» - банкротство. До критической массы долгов Николаевскому глиноземному, похоже, недолго осталось. И, глядишь, в разгар конкурса по продаже Фондом госимущества акций, может оказаться, будет возбуждена процедура банкротства НГЗ. И на этот случай заем пригодится желающим. К тому же это вполне логичный и легальный способ сорвать конкурс и оттянуть (хотя бы на время) продажу акций конкурентам. Или же сразу после продажи 30% пакета акций (т.е. после завершения первой эмиссии, ведь по закону до окончания этого процесса объявить предприятие банкротом нельзя)... Словом, варианты существуют. И, по данным нардепов, их приверженцы не брезгуют в выборе средств и методов.

Если бы парламентское сессионное заседание 5 мая транслировалось, украинцы многое бы узнали о современных методах лоббизма интересов конкретных иностранных структур в Верховной Раде. В сердцах сами же депутаты, как, например, Т.Стецькив, восклицали: «Это позорно для Верховной Рады, когда она становится ареной столкновения коммерческих интересов нескольких структур!»

Формально парламентариям предложили два основных варианта постановления ВР на ту же глиноземно-приватизационную тему. Один зарегистрирован в секретариате ВР 21 апреля - за подписью депутатов Мармазова, Чародеева, Довганчина и Яковенко предлагает разобраться во всем, в частности с переоценкой стоимости НГЗ, и до тех пор отстранить руководство НГЗ и приостановить приватизацию.

Другой - зарегистрирован 5 мая - с подписями депутатов Квятковского и Стецькива, тоже предполагает разобраться с приватизацией, но при этом проект, поданный депутатом Яковенко, считать «мнением только Яковенко, которое отражает предвзятость, тенденциозность и направленность на захват определенными украинскими и иностранными структурами Николаевского глиноземного завода».

В том процессе, что вежливо именуется обсуждением сих проектов, досталось всем, когда-либо не то чтоб причастным, но даже произносившим слова «глинозем и НГЗ». Упреки, обвинения ораторов сыпались и парировались вперемешку со всех сторон. И.Квятковский, например, готов был согласиться с коммунистами в необходимости реприватизации НГЗ, если уж на то пошло. И.Богословская уверяла, что в ее допарламентскую юридическую бытность «был сделан аудит НГЗ, и завод оценен в эквиваленте 220 млн. долл.», и что еще тогда претендентов на акции завода не устраивала его цена. Мол, «Дэу» утверждало, что он не стоит больше 40, а братья Черные - что оценка завышена в 2 раза... Тут же ей напомнили, что выводам фирмы «МАС», которую она возглавляла, предшествовал другой аудит, в связи с чем товарищ Яковенко вопрошал: «Почему же вы сегодня ...молчите о первой оценке - 1,2 млрд. стоимость этого предприятия?..» Она же настаивала, что НГЗ ориентирован на россиян, и поинтересовалась, на каком основании депутат Яковенко предлагает отдать в управление акции НГЗ, например И.Шиховцу (когда-то заму В.Мешина по внешнеэкономической деятельности), о чем также писал глава парламента А.Ткаченко в своем послании к Президенту. Мол, с чего бы это депутат-коммунист так вступался за человека, который, по ее словам, вот уж как 10 лет живет в США и даже попросил американское гражданство? И в самом деле, с чего бы? А.Яковенко парировал: «Это единственный человек, который подал в Кабмин проект выхода предприятия из кризиса… Кто вам сказал, что мы настаиваем на том, чтобы Шиховец возлавил это предприятие? По-моему, вы опережаете события, потому что шапка горит на голове. Понятна ваша цель - сохранить директора...»

Выясняли, кто и как проверял НГЗ.

(И.Квятковский считает, что А.Рябченко, 12 мая 1998 года «будучи простым депутатом», мягко говоря, превысил свои полномочия, «создав какую-то рабочую группу, возглавляемую г-ном Недрыгайло».) И кто «в глаза видел» материалы тех проверок, и почему заседала-не заседала парламентская контрольная комиссия по вопросам приватизации, и пр. и пр. Депутат Яковенко рассказывал, что «материалов очень много, где-то пять тысяч листов...», а Квятковскому советовали бывать на заседаниях контрольной комиссии...

Депутат-коммунист Красняков вопрошал: «...Спасет ли Хмельницкий глиноземный завод?» И.Квятковский также возмущался намерениям передать акции НГЗ в управление Шиховцу: «Народным депутатам должен быть известным факт частной поездки буквально на днях народных депутатов Рябченко и Яковенко в Германию с г-ном Шиховцом за счет последнего, где и были окончательно оговорены детали ситуации, которая нами рассматривается». По его же словам, «суть конфликта вокруг НГЗ состоит в приватизации. С 1994 года завод хотят захватить известные всем братья Черные...». И, мол, им мешает Мешин - «вот почему была создана рабочая группа г-на Недрыгайла...»

А.Рябченко: «Не хотелось называть фамилии депутатов, которые участвуют в этом деле, да видно придется.

Я вообще очень рад, что два человека, которые были членами комиссии по приватизации НГЗ, сегодня выступают за национализацию - Квятковский и Стецькив...» (Тарас Стецькив впоследствии свое участие в указанной комисси опроверг. - Л.Б.). Собственно, только эти фамилии он и назвал. И дальше рассказал, чего он хочет и не хочет, например: «Завод доводят до ручки, разоряют, чтобы продать за бесценок... Я бы хотел видеть, чтобы простой рабочий от станка открыл счет за рубежом, получив 500 тыс. долл. кредита, и на эти деньги купил акции своего завода... Нужна такая комиссия по приватизации, которая не боится рассматривать приватизацию на таких объектах... Если нет в парламенте силы, способной устоять против давления крупного капитала (теневого), комиссия не нужна... Государство должно наладить работу на этом заводе...»

А.Ткаченко после нескольких вступительных фраз в частности объяснил, зачем писал Президенту: «...Да, было подписано такое письмо на имя Президента, но с тем расчетом, чтобы там порядок навести и по этому заводу найти правильное решение... И я знаю, кто и перед кем и в чем должен по этому заводу. Поэтому не вызывайте меня на откровенность. Пожалуйста...»

Депутатская перепалка длилась еще какое-то время в том же тоне и стиле. В результате ни один из проектов постановления ВР по НГЗ так и не набрал достаточного количества голосов, чтобы считаться законно утвержденным. Основным вышеупомянутым участникам дебатов глава парламента посоветовал поработать вместе и предложить состав комиссии на пропорциональной основе для проверки НГЗ. На том все и закончилось...

Формально почти все глашатаи «глиноземной» темы (за исключением не впервой защищавшей В.Мешина депутата И.Богословской) в стенах парламента требовали отстранения бессменного директора НГЗ от руководства заводом, предлагая ему замену. Хотя бы до окончания уголовного следствия в отношении менеджеров НГЗ, включая директора. И до окончательного расследования парламентской комиссией, о составе которой депутаты так пока и не договорились.

Тот факт, что до сих пор при всех перипетиях В.Мешин остается «глиноземным королем» Украины, скорее всего, означает, что власти пока в силу многих причин не нашли ему достойной замены. Рискну также предположить, что В.Мешина до недавних пор «держали» на посту директора НГЗ как некий противовес весьма искушенным в «прихватизации менеджмента» в основном иностранным претендентам на управление не столько заводом, сколько его финансовыми потоками. И, возможно, дело не в том, что исчезла необходимость в таком «противовесе» (или в самом В.Мешине, как профи), а в том, что сам он вознамерился претендовать на роль «козырного» короля в этой колоде. И если это предположение не лишено смысла, то в контексте вышесказанного В.Мешин просто механически может быть переведен в другую «весовую» категорию. В ту, где состоят претенденты, коих он до недавних пор и в самом деле сдерживал. Рассчитывать же на соболезнования и тем более «дружескую» поддержку тех, для кого, возможно, он становится конкурентом, нынешний глиноземный король вряд ли может. Уже потому, что все они знают по собственному опыту, что такое «стратегическое партнерство» в его исполнении - слишком дорого, слишком ненадежно и кратковременно...

А украинским властям, включая законодателей, очевидно, в этой ситуации все же придется серьезно задуматься. И, скорее, не над тем, кем конкретно заменить Мешина, а над тем, какие задачи и обязанности должны возлагаться на директора и менеджмент НГЗ, если рассчитывать на его платежи в госбюджет, зарплаты сотрудников. И главное, реальную прибыль, часть которой пока еще может быть доходом государства, а не, как до сих пор, заработком «специфических» трейдеров.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно