«Той, хто дійшов до прокату»

26 января, 2012, 14:27 Распечатать Выпуск №3, 27 января-3 февраля

Огонь и вода в фильме Михаила Ильенко

На экранах некоторых киевских кинотеатров уже почти неделю демонстрируется долгожданный фильм режиссера Михаила Ильенко «ТойХтоПройшов­КрізьВогонь». Так называемый первый украинский блокбастер.

Это история о том, как украинский летчик Иван Додока, преодолев ряд жизненных испытаний, стал вождем индейского племени в Канаде...

О премьере нет однозначных мнений. Одни отдают должное режиссеру, который почти за пять лет изнурительных съемок и постоянного недофинансирования не отступился от украинской темы и сделал такой себе «зрительский мейнстрим». Другие видят в проекте приемы Болливуда, то есть непритязательного индийского кино.

О фильме и о его прокатной судьбе — специально для ZN.UA (в форме условной «конференции») — говорят разные представители нашего киноцеха.

Уже первый (снятый режиссером в Аргентине) кадр, в котором в роли Ивана появился (без слов и спиной к камере) сам М.Ильенко, удостоверил, что украинское кино, вопреки всему, преодолело клиническую смерть. Фильм не следует смотреть тем, кто хочет, так сказать, «влюбиться» в украинское кино. В «особу», только что вырвавшуюся из тисков курносой сватьи, влюбиться может только сумасшедший. Разве только, если любил человека «до» пребывания «там» — будешь любить его и «после». 

Рабочий момент съемок

Ностальгия же по украинс­ким фильмам прошлых лет (точнее, по их успехам) разрушает связь с реальностью. Радует то, что творческая группа смогла, вопреки кризису, приостановкам, нехватке денег, добросовестно выполнить работу. 

Команда проекта «ТойХтоПройшов­КрізьВогонь» подчеркивает: фильм снят украинской съемочной группой, за украинские средства и усилиями украинских кинопроизводителей. 

Последнее вроде бы заслуживает особого внимания. Ведь еще несколько лет назад в Украине не было возможности осуществлять цветокоррекцию и сведение Dolby-звука (а это важное звено технологического цикла постпроизводства). И продюсеры, чтобы довести продукт до финала, вынуждены были возить киноматериал за границу.

Олег Кохан, директор SOTA Cinema Group:

— Хочу, чтобы в Украине не считали успехом факт «доведения…». Давайте начнем пользоваться европейскими стандартами, по которым мерилом успеха становятся качество фильма, кассовые сборы, фестивальные награды. Одна из причин того, что киноспециалист идет ошибочным путем, — неправильное понимание современного кинопроцесса. Сейчас в мире снимают в основном копродукцию: скажем, «Меланхолия» Ларса фон Триера создана при содействии 12 стран. Однако датчане из-за этого не отреклись от своего режиссера, как это сделали украинцы в отношении Сергея Лозницы

А отсутствие в наших кинотеатрах оборудования DCP (Digital Cinema Package) — не преграда для демонстрации украинских или других фильмов; DCP — только дополнительная возможность, когда картины можно демонстрировать и с кинопленки, и с этого оборудования.

*

Лента «ТойХтоПройшов­КрізьВогонь» снята современной цифровой кинокамерой. Монтаж и обработка отснятого материала осуществлены с помощью компьютерной техники с добавлением спецэффектов и 3D графики. Завершенный фильм переведен на кинопленку для показа в кинотеатрах (сделали и несколько копий в DCP формате — для залов, где пользуются цифровыми кинопроекторами).

Что же «внутри»? 

Черты, присущие украинскому поэтическому кино, Михаил Ильенко (не важно — сознательно или неосознанно) в картину заложил. «Заграничные» горы, хорошо сняты (оператор Алек­сандр Кришталович) украинские пейзажи, аисты, дрессированные волки, лирически-медитационная музыка Владимира Гронс­кого, эпизоды с крупными планами исполнителей ролей Ивана (Дмитрий Линартович) и его воз­любленной Любы (Ольга Гришина). 

Но в то же время самой любви автор этих строк в фильме не нашла... Уважение, заботу — да, а любовь — к сожалению, нет... 

И актеры вроде бы сыграли хорошо (в частности, Виталий Линецкий из Театра драмы и комедии на Левом берегу, воплотив образ земляка Ивана — Степана Шулики, начальника особого отдела и вместе с тем третьего лишнего в любовном треугольнике, выгодно отличался на фоне молодых исполнителей). И музыку постановщик подобрал уместную. Но вот не веришь этим «влюбленным» — и все тут. 

«ТойХто­Пройшов­Крізь­Во­гонь» — рассказ скорее о том, как кардинально война меняет человеческие судьбы. Не достоинства и недостатки людей, а их пути-дороги. 

Главный герой даже учит одного из индейцев: дескать, в одно мгновение осознаешь — все, что было раньше, и было счастьем… Перешагнув такую специфическую «черту», человек остаток жизни способен быть по-нас­тоящему счастливым. Лента достойна того, чтобы рассматривать ее наравне с «Цитаделью» Н.Михалкова и «Катынью» А. Вайды. Хотя ни масштабных батальных сцен, ни амбициозных режиссерских целей нет. 

Во всех трех фильмах главное — между строк. Между кадрами — деликатность авторов-режиссеров. Поскольку деликатность в жизни встречается редко. А на украинских художест­венных территориях и подавно. Ее у нас вообще мало кто считает ценностью. 

И еще один аргумент «в пользу войны». В начале картины отец Ивана (Николай Бок­лан) рассказывает своему маленькому сыну, что его дед (прадед Ивана) был казаком-характерником, а в конце фильма уже взрослый Иван вождю индейцев объясняет, что характерником был и отец… Нынешний молодой зритель, как и тот индеец, немногое поймет, услышав слово «характерник»: четкого его толкования в фильме не услышим. Да и немногим придет в голову, что голливудские технологии, с по­мо­щью которых герои силой мысли-взгляда останавливают пули в полете, — это, в сущнос­ти, только воспроизведение способностей характерников. Явля­ется ли такое «скрытое» просвещение лучшим способом расшевелить массового зрителя? Возможно. 

На производство ленты потрачено около 16 млн. грн. (десять предоставило государство, остальное — деньги продюсера и привлеченные средства). Какую «кассу» принесет прокат? Гово­рить рано. Да и является ли «касса» критерием успеха? 

Думаю, для «ТогоХто­Пройшов­КрізьВогонь» важнее получить признание, как это ни странно, российских зрителей. Организовав в России прокат «сугубо украинского кинопродукта» (в фильме русский язык звучит намного чаще, чем украинский, — и это его, как ни удивительно, органично украшает), продюсер и творческая группа заявили бы о себе как о «взрослых» киноигроках (в смысле — ответственных кинопроизводителях). 

В фильме снялись Олег При­могенов, братья Дмитрий и Ви­талий Капрановы (изюминка актерского ансамбля), Александр Игнатуша, Алексей Колесник (по его словам, Михаил Ильенко — режиссер тихий и талантливый), Олег Цьона (один из ведущих актеров Львовского театра им. Леся Курбаса), ветеран украинского кино Николай Олийнык, Олег Драч (очевидно, пригласившие его помнят, что актер некоторое время жил в США: персонаж Олега разговаривает исключительно на английском), дочь режиссера Иванна Ильенко, Тарас Денисенко (исполнитель главной роли в ленте М.Ильенко «Фучжоу» (1993). 

«Романтической балладой» свою ленту считает сам режиссер, приключенческой мелодрамой — «Инсайтмедиа продюсерский центр». Тогда как имеем, в сущности, байопик — несколько пафосную экранизацию жизни Ивана Даценко, щедро «ароматизированную» украинскими народными песнями и упоминаниями о борще.

Как вообще возникла идея фильма?

Анна Чмиль, экс-глава Государственной службы кинематографии (2006—2010):

— «ТойХто­Пройшов­Крізь­Вогонь» Служба кинематографии начала разрабатывать еще в 2006 году. На историю, ныне показанную в полнометражном фильме, «вышли» киноискусст­воведы, которые хотели воссоздать ее в документальном формате. Служба кинематографии включила предоставленный сценарий в план производства. А со временем и я с коллегами, и творческая группа, осознавая незаурядность личности Ивана Даценко, пришли к выводу, что воплощение в жизнь этой истории нуждается в другом подходе. Так в 2006-м я обратилась к Михаилу Ильенко с просьбой поработать в качестве постановщика художественного фильма. Почему к Михаилу Герасимо­вичу? Он — один из немногих режиссеров, которые чувствуют материал на уровне автентики и способны объяснить его массе.

«ТойХто­Пройшов­Крізь­Во­гонь» — фактически первый фильм времен независимости, который по-настоящему формирует образ национального героя. В ленте он показан во всеобщем контексте: социальном, моральном, ценностном, родственном; раскрыто, кто заложил в этом человеке стойкость, силу, способность добывать в борьбе самодос­таточность независимо от обстоя­тельств. 

Творческое вдохновение много значит для каждого режиссера. А потому представьте, что происходило с художником, когда он, начав его реализовывать, вдруг вынужден был приостановить работу? Немалое количество «приостановок», конечно, некоторым образом сказалась на ленте.

Сергей Тримбач, председатель Национального союза кинематографистов Украины:

— Современная ли тема? Многое зависит от исполнения. Исполнение же фильма «Той­Хто­­­Пройшов­КрізьВогонь» — на уровне. Впрочем, о шедевре речь не идет. Скажем, «Фучжоу» (с ней перекликается новая работа Ильенко), на мой взгляд, картина более интересная и сильная. Однако зрительский потенциал у «ТойХто­­Пройшов­­КрізьВогонь» выше. Фильм вообще сделан так, чтобы заинтересовать как можно больше зрителей. В нем прослеживаются довольно четкие культурные коды и мотив «жди меня» (женщина, вопреки всему, не верит никаким доказательствам смерти своего мужа). Включая память массового зрителя, лента будто приобщает его к определенной традиции. Фильм не посягает на ту или иную художественную новизну, его цель — максимально широкое поле контакта массового зрителя с культурной памятью. При правильной стратегии эта картина будет иметь прокатный успех. 

У нас, в отличие от России, есть одна черта, которую длительное время считали недостатком: 30-процентная квота национальной кинопродукции. Это тот аргумент, который должен помочь убедить кинотеатральную сеть включить фильм в план показов.

Людмила Горделадзе, директор кинотеатра «Жовтень»:

— По информации сайтов, освещающих киножизнь в Украине, только в двух столичных кинотеатрах «ТойХто­Пройшов­Крізь­Вогонь» будет идти «полным экраном» (то есть не единичными сеансами в течение дня). Как же его смогут посмотреть те, чей рабочий день заканчивается в 18.00? Впрочем, возможно, продюсер ленты именно такой «объем» зрителей и запланировал? Очевидно, о маркетинговой работе нечего и говорить. Наверное, главной задачей создатели считали завершение кинопроизводства? Вопрос же о том, «как» дойдет фильм к кинотеатрам (собственно к зрителю), мало кого беспокоил. 

Тем не менее должна сказать, что эта картина действительно товар. Ее можно продать, другое дело — как это сделать. Ведь событием становится только лента, которую смотрят (сообщений в СМИ о выходе фильма в прокат для этого мало). Мое личное впечатление от просмотра? Многовато «индийского» и мало «Кустурицы». Такой абсурдной и вместе с тем со счастливым финалом истории о герое-украинце не хватает юмора. Да, лучистого веселого настроения, которого просит душа (украинская нация умеет быть ироничной). 

А теперь о том, как украинский продюсер сотрудничает с прокатчиком… Он тихонечко отдал картину компании B&H film distribution. А ей и в самом деле, кроме американского кино, которое она актуализирует (отметим — квалифицированно и весьма активно), нужны и другие фильмы. Так почему бы не взять украинский? И что в итоге? В столичном «Кінопалаці» — главном киевском кинотеатре этой компании — фильм показывают всего на одном некассовом сеансе! Это доказательство того, что компания не верит в это кино. И не собирается вкалывать ради того, чтобы его увидел зритель. 

Прежде чем ответить, почему мы не прокатываем «ТойХто­Пройшов­Крізь­Вогонь», кое-что объясню. «Жовтень» — это два зала с кинопленочной техникой и три — с техникой для видеопоказов. Модного нынче DCP оборудования, стоящего свыше 100 тысяч евро, у нас нет: во-первых, оно для нас, не буду скрывать, дороговато; во-вторых, как решиться на его покупку, когда нас все время пытаются выселить? Техника для видеопоказов, которой пользуется наш кинотеатр, представляет определенный промежуточный уровень технического качества (работаем и с медиафайлами HD, и с DVD носителями). Мы решили ее задействовать, поскольку в Европе такое оборудование считают вполне приемлемым, а «Жовтень» — член международной ассоциации кинотеатров «Европа-Синема». 

 В одной из социальных сетей я выложила переписку с продюсером и его командой, где отметила: «Украинские кинематографисты жалуются: дескать, в кинотеатрах нет украинского кино (даже тогда, когда оно там есть)». Компания-дистрибьютор: «Студия-правообладатель не имеет возможности предоставить  фильм в нужном вам формате». Студия — производитель носителя фильма: «Мы сделать можем, но продюсер нам не заказывает». Продюсер: «Мы понимаем, что в вашем кинотеатре много публики, желающей посмотреть наш фильм, и что у вас он соберет весомую, как для украинского кино, кассу. Носи­тель мы вам непременно предос­тавим». Это переписка датирована 16 января 2012 года. А потом — «наша песня хороша, начинай…»: одни — нет, другие — «можем, но»… 

Наступило 19 января, день официальной премьеры, а мы ни медиафайла HD, ни DVD носителя так и не получили.

Позднее продюсер Филиппов предложил организовать один-два сеанса на кинопленке. Мы радостно согласились. Итак, 28 и 29 января в зале «Гегемон» (400 мест) и мы показываем фильм «ТойХто­Пройшов­КрізьВогонь».

*

Поскольку «доработка» картины затянулась, кинотеатр «Киев» (как и «Жовтень») пока не включил ее в свой репертуар. Запланированные (руководство «Киева» составляет планы показов за два месяца до просмотров) на ноябрь 2011-го сеансы были отменены; а о новых сроках завершения ленты тогда никто, наверное, не осмеливался говорить.

Дмитрий Капранов, писатель:

— Фильм является зрительс­ким мейнстримом. Он — образец, на который будут ориентироваться последователи. Хоро­ший сюжет, качественная актерская игра, доступный режиссерский язык — вот то, что удерживает зрителя у экрана и делает ленту событием в жизни обычного любителя кино. Вместе с тем картина стала серьезным выходом за пределы традиционного, так сказать, ученического, «самоутверждения-самовыражения», которое в последние годы захватило украинское кино. И поэтому «ТойХто­Пройшов­КрізьВогонь» — фильм знаковый. Да и для Михаила Гераси­мовича тот факт, что он пересек Атлантический океан, — знаковый. Герой фильма «Фучжоу» тоже его пересек. Иван Додока на океанских просторах не бывал, однако преодолел такое же расстояние, попав в Канаду. А режиссер во время съемок и сам воплотил в жизнь мечту, которую раньше осуществляли его герои. Мистический нюанс… Кстати, индейские мистические практики близки к украинским (почти тождественные технологии).

Приятно удивлен тем, что в Украине удалось найти индейцев! К тому же толока, в которой они принимают участие, в ленте — настоящая совместная работа, а не декоративная часть кинопроизводства. И выглядели эти индейцы в нашем быту весьма органично. 

А еще мы, непрофессионалы в области кино, не в состоянии оценить мастерство, благодаря которому в фильме скрыты «швы»: ведь после двухлетнего перерыва актеры должны были работать в кадре так, будто его вообще не было. Отдадим должное профессионализму группы. 

Мы с Виталием не раз просматривали допремьерные варианты. И то, что увидели зрители во время Киевского кинофестиваля, было только эскизом монтажа. На премьере в кинотеатре мы заметили, что разница — как между эскизом и завершенным полотном. «Дошлифовка» прек­расная! 

Какой будет прокатная судьба картины? Думаю, такой же, как украинской книги на книжном рынке. Лента будет искать экраны, а они, как известно, заняты импортными фильмами. К тому же дистрибьюторы загружают экраны на год вперед. Радует, что картину видели владельцы украинских киносетей. Но, как по мне, десять копий — мало. При таком количестве прокат в Украине будет продолжительным (три месяца или более — зависит от продюсера). 

Роман Коваль, президент Исторического клуба «Холодный Яр»:

— С братьями Ильенко я познакомился в позапрошлом году. Тогда в марте позвонил Юрий Герасимович и сообщил, что хочет снять фильм «Холодный Яр». А в декабре 2011-го я пригласил уже Михаила Ильенко на празднование 125-летия атамана Зеле­ного, а он меня в ответ — на премьеру «ТойХто­Пройшов­Крізь­Вогонь». Понимаю, как на протяжении пяти лет человек может работать, а как он может столько лет ждать — не представляю.

В кинотеатре я несколько раз едва сдерживал слезы. А во время сцены, где Иван учит индейцев петь украинские песни, мне стало страшно: было что-то карнавально-лицедейно-скоморошеское в том эпизоде, и я ужаснулся: неужели сейчас придется съесть ложку дегтя?! Сначала все выглядело естественно, а потом, когда зазвучала музыка (как я понял, в исполнении группы «Даха­Браха»), появилась опасность перерастания этого обучения в лицедейство. Однако сползания в гротеск, к счастью, не произошло. 

* * *

Сам режиссер говорит, что предпочитает называть свою работу «справедливым» кино, потому что сейчас умеют снимать только о тех, у кого ничего не вышло, а о таких, как Додока… 

Напоследок о грустном. Нет, не в фильме (его финал — оптимистический: индейцы помогают украинцу заложить новый дом), а у нас — тех, кто просматривает ленты, и тех, кто с их помощью пытается с нами общаться. Как точно подметил коллега: «Сейчас имеем ситуацию тотального присутствия прошлого…».

* * *

В феврале с лентой Михаила Ильенко «встретятся» зрители Донецка, Житомира, Кирово­града, Львова, Одессы. Немного позже — Тернополя, Днепро­петровска, Винницы, Запорожья. 

В Полтаве же компания B&H film distribution (занимающаяся прокатом фильма) жизнеописание украиноязычного вождя индейцев Героя Советского Союза Ивана Даценко (в фильме — Ива­на Додоки), родившегося в 1918 году близ Диканьки, покажет 26 января—2 февраля (в течение всего одной, а не трех недель, как в большинстве упомянутых городов).

 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 13 июля-19 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно