ПЛАЧ РОКСОЛАНЫ

13 июня, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 24, 13 июня-20 июня 1997г.
Отправить
Отправить

Масса читательских откликов на материал «Оскорбление» («ЗН» №23 от 7 июня с.г.) побудила редакцию продолжить разговор...

Масса читательских откликов на материал «Оскорбление» («ЗН» №23 от 7 июня с.г.) побудила редакцию продолжить разговор. Обращение к слабому художественному материалу, наряду с наличием более достойных произведений, неудачная экранизация «Роксоланы», в общем, провал первого отечественного телесериала, а, таким образом, дискредитация украинского кино, украинской культуры, истории - все это достаточно серьезные основания для детального анализа. Участники сегодняшнего разговора - корифей украинской литературы, автор известного исторического романа «Роксолана», обойденного вниманием кино и теледеятелей, Павло Загребельный и исполнительница роли Роксоланы в телесериале Ольга Сумская.

Павло Загребельный

- Павел Архипович, как вы считаете, насколько раскрыта тема в сериале «Роксолана», соблюден ли принцип достоверного историзма?

- Тема никак не раскрывается, телесериал не имеет ничего общего с историей. Это пародия на историю.

- Обращались ли к вам создатели фильма за советом, может, приглашали в консультанты?

- Нет.

- А были предложения снять фильм по вашей книге?

- Было много обращений. И Николай Мащенко хотел снимать, но не было денег, и Винграновский предпринимал попытки. В Азербайджане была задумка снимать совместно с Турцией. Москвичи даже заключили со мной договор на экранизацию, срок его истекает как раз в этом месяце. Но ничего не вышло. Видимо, финансы не позволили, т.е. отсутствие финансов.

- Как можно назвать то, что мы видим на экране под названием «Роксолана»?

- Клубничка. Кстати, режиссер, снявший телесериал, приезжал ко мне специально из Москвы, но почему-то все сложилось вот так.

- А почему так случилось?

- Не знаю… Я этим не интересовался. Я удивляюсь… Тема дискредитирована, исковеркана, покорежена абсолютно. Я считаю, что не может быть большей дискредитации украинского искусства, украинской истории, чем этот так называемый сериал. Случайные люди… Как они это захватили, как пробрались на экран? Кто им дал средства? Мне говорили, что из государственного бюджета были ассигнования… Если это соответствует действительности, то я удивляюсь политике нашего государства.

- И дальше будут обращения деятелей кино к украинской истории. Кое-кто считает, что нужна независимая культурологическая экспертиза, комиссия признанных корифеев украинской культуры...

- Сегодня без конца создаются комиссии. Это у нас коммунистическое наследство: если что-то нужно было завалить, создавали комиссию. Комиссии, советы, комитеты - ничего они не делают, как правило. Должна быть какая-то санитарная идеологическая норма у нации, у каждой нации, должны быть святыни. Например, на Западе сейчас сняли фильм об Иисусе Христе, на фестивалях этот фильм получает премии, но мировая общественность возмущена, во многих странах протестуют против демонстрации этого фильма. Иисус Христос - святыня. У каждой нации есть своя святыня.

Роксолана стала символом украинки, которая нигде не пропадает, не гибнет ни при каких обстоятельствах. Она достойна уважения. Она страдала всю жизнь. Я написал в романе, что она умерла не от возраста, а от страдания… Но выходит, что Роксолана продолжает страдать на экранах украинского телевидения. Продолжает страдать совсем без вины, только потому, что попала в руки бездарных, безответственных, цинично безответственных людей. Телесериал можно назвать одним словом: «хлам».

Ольга Сумская

- С какими ожиданиями вы начинали работать над фильмом?

- Я бралась за это с большим интересом. Нас, актеров, заинтриговал этот сценарий. Уже тем, что затронуто наше национальное эго. Сценарий тронул. А это уже критерий того, что сценарий удачный.

- И что вы можете сказать о конечном результате?

- Я очень люблю картину, потому что я люблю свою героиню. Я очень много отдала этой роли. Не могу сказать, что я абсолютно довольна собой. Сейчас я думаю, что что-то можно было сделать иначе, интереснее. Но мы все работали с большой отдачей - и актеры, и режиссерская группа. Мы многое хотели сказать и многое сказали. Я знаю, что зритель есть, что фильм смотрят. И многие смотрят с благоговением. Мы и ориентировались на тех людей, которые хотели узнать об этой героине побольше. А есть ведь и такие, кто вообще о ней не знал. Мы считаем, что нам удалось воплотить национальную идею, продемонстрировать ее в образе этой замечательной женщины. А то, что мы что-то не доработали - это другое дело, это вопрос в первую очередь финансовый. Как говорил режиссер, он и не пытался на выданную ему сумму сделать что-то эдакое.

- В таком случае стоило ли снимать такой длинный фильм? Сделали бы его трех-четырехсерийным - и динамичнее, и, наверное, дешевле.

- Да, абсолютно согласна. Кстати, основная критика касается именно затянутости, отсутствия динамики. Но решать это было не в моей власти. Был сценарий, был режиссерский замысел, а я, актриса, человек зависимый, и единственное, что я могла сделать, - остаться при своем мнении. А снимать стоило, конечно. Потому что ничего не делать - это не выход. Что же касается динамичности, я знаю, что делают укороченный вариант (несколько серий) для продажи за рубеж.

- Если вы считаете, что фильм получился, как вы объясните такое количество негативных отзывов на него?

- Фильм будут бить, потому что не прощают бедности. Критики на то и существуют, чтобы критиковать. А зритель любит cериал. Когда у меня был прямой эфир на радио, от зрителей я не услышала ни одной негативной оценки. Но я жду окончания показа - тогда появятся новые публикации. Ну побьют еще немного нашу бедность. Но в фильме же не только это. Что касается критики моей игры, была бы, мол, Роксолана попривлекательнее и поинтереснее, я могу сказать, что старалась быть в рамках сценария и режиссерского замысла. Впрочем, я думаю, все впереди. Это первый вариант фильма. Если будут деньги, мы будем снимать продолжение. И с теми СМИ, которые называют этот фильм халтурой, я категорически не согласна. Я считаю, что это нетактично в первую очередь по отношению к украинской тематике.

- Вы считаете, что национальная идея - это достаточное оправдание?

Я считаю, что национальная идея - это что-то родное душе. И когда люди видят в этом произведении свое, они какие-то вещи прощают. Люди просто наблюдают за судьбой этой женщины и уже не замечают, что корабль на экране в одном и том же ракурсе, например. Национальная идея имеет право на воплощение. Конечно, я вижу недостатки этой картины, но надеюсь, что это воплощение национальной идеи - воплощение в образе моей героини - будет оценено по достоинству. Оно уже оценено, я считаю - фильм принят зрителем, это факт. Конечно, я не говорю, что этот образ раскрыт мной полностью. Он достоин большего - хорошего фильма и хороших денег на его создание. И если бы мне еще раз предложили сыграть Роксолану, в другой версии, я бы непременно согласилась.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК