Ноты протеста под крышей музшколы

07 июля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 26, 7 июля-14 июля 2006г.
Отправить
Отправить

Если, скажем, вздумалось вам приватизировать то, что приватизировать по закону нельзя, но очень хочется, а вы не знаете как это сделать, то вот вам практическое наставление...

Если, скажем, вздумалось вам приватизировать то, что приватизировать по закону нельзя, но очень хочется, а вы не знаете как это сделать, то вот вам практическое наставление. Давайте просто сыграем в одну игру под некое музыкальное сопровождение! К примеру, пожелали мы с вами, разжиться зданием в центре какого-нибудь города, допустим, города Ч. Допустим, что заинтересовало нас здание вполне уникальное, даже принадлежащее детской музыкальной школе №1, что по ул.Б.Вишневецкого, 33… Для чего?.. Пусть будет для того, чтобы обустроить в нем солидный офис, соответствующий неизменно растущим потребностям. Впрочем, пока речь идет не обо всей школе, а о ее части. Во всяком случае, пока…

Итак, в 2004 году мы с вами узнали, что часть школы находится в аварийном состоянии, и в этой ее части учебный процесс прекращен еще в прошлом веке, в 1999 году. На ремонт тогда требовалось всего 7 тыс. грн. Однако как и в тот постдефолтный год, так и в последующие, городским властям было не до учреждений культуры.

В справке одного проектного института, который когда-то обследовал здание музшколы, дата постройки указана «ориентировочно 1825 г.», а в архиве БТИ — «до 1917 года», и последнее, конечно же, не противоречит первому. Нам понятно, что для города Ч. это здание редкость чрезвычайная. Как понятно и то, что уникальные строения, подобно уникальным музыкальным инструментам, хоть и требуют расходов на реставрацию, но со временем и в цене растут.

Тут нужно сказать о некоторых архитектурных особенностях интересующего нас здания. Со стороны главного фасада здание музшколы изысканно красиво, но и в остальном неординарно, оно в плане «L»-образное, то есть с одним крылом. Вот о крыле и речь, в литере «L» — для наглядности — это горизонтальная линия. И это действительно крыло, а не какая-то пристройка: и окна, и кирпичные карнизы, и узор кладки в дворовых фасадах и у вертикальной линии «L» и у горизонтальной одинаков. Да и по данным БТИ все это «L»-образное строение прежде в документах обозначалось одной литерой, а была б пристройка — было б другое обозначение. Итак, мы прикинули и оказалось, что реальная стоимость аварийной части здания (центр города, два этажа, 233 кв.м) несколько сотен тысяч, пока гривен, а там видно будет, хотя остаточная балансовая, возможно, и «ноль». Но деньги-то у нас есть и, говоря откровенно, нам было бы проще снести все это старье и новое здание построить. Однако об этом пока рано думать.

Ну а теперь, вступая в игру, давайте сформулируем задачу для ее первого этапа: аренда! То есть наша цель — взять аварийную часть здания в аренду.

Лишь только мы произнесли мысленно «вперед!», как тут же и обнаружились трудности. С одной стороны, и сама школа, чтобы заработать себе на ремонт, желает сдать эту часть здания в аренду. А с другой — кто ж это школе (хотя закон и позволяет) разрешит: над ней имеются и районные и городские власти. А у них свои интересы, совершенно не совпадающие ни с интересами друг друга, ни с интересами школы. Если сравнивать нашу игру с музыкальным сочинением, то тут в наше произведение мощными аккордами врывается новая тема, и наша игра обретает, так сказать, полифоническое звучание. Новая тема — это конкуренты. Их фирме так же, как и нашей, приглянулась та же часть музшколы. И мы понимаем, что нам нужно спешить, решать вопросы с властями. Только с какими — с городскими или с районными? Правильно, лучше с обеими. Но с городскими, как оказалось, вовсю работают конкуренты. Они уже надавили на какие нужно кнопки, и в горсовете все пришло в движение. Рассказывает директор ДМШ №1 Юлия Темченко: «В 2004 г. на директора (тогда директором была Татьяна Мартыненко) начали давить, чтобы она передала школу на баланс в управление собственности города. Она отказывалась, потому что это незаконно. В законе о внешкольном образовании четко выписано, что основные фонды, земельные участки и иное имущество не подлежит отчуждению. Когда директор ушла в отпуск, то исполняющим обязанности вместо себя она оставила нашего завхоза. Городские власти начали давить на него. Завхоз всячески уклонялся, даже лег в больницу. Но его буквально стащили с больничной койки и вынудили подписать акт приема-передачи на баланс города. Все это делалось с подачи бывшего мэра Волошина. Когда Мартыненко вышла после отпуска на работу, то не опротестовала этот акт, не отозвала подпись своего вр.и.о. Почему? Потому что над ней висел дамоклов меч увольнения по возрасту…».

Таким образом нам известна тактика конкурентов: перевести здание на баланс города, а потом заключить с городом договор об аренде. Только и мы не лыком шиты, тоже нажали на какие нужно кнопки, привели в движение бюрократические шестерни и валы в кабинетах Сосновского райисполкома. Оказывается, еще в 2001 г. арбитражный суд области вынес решение, что здание музшколы является собственностью Сосновского района! Впрочем, решение не было выполнено — имущество не передавалось, но это все лирика. И вот, опережая конкурентов на две недели, в июне 2004-го Сосновский райсовет принимает решение о передаче нам в аренду желанных 233 кв.м на три года под офис! И уже не важно, что через две недели здание перешло на баланс города. Как не важно и то, что горисполком в июле заключил договор об аренде с конкурентами. Их договор — звук пустой: кто не успел, тот не успел. Первый этап пройден! Мы — арендаторы, мы — победили!.. Интересная игра? Тогда формулируем задачу второго этапа: приватизация!

Руководство школы, чувствуя, куда ветер дует, всячески противится нашим устремлениям. Еще бы, школе от наших денег — денег арендатора — ни копейки не перепало, понятно, и от продажи не перепадет. И вот в наше музыкальное сочинение вплетается новая мелодия (то робкая, то отчаянно отважная): руководство школы обращается в областное управление архитектуры, чтобы оно дало справку о ценности здания. Может, подумало руководство школы, это предотвратит приватизацию. И действительно, управление градостроительства и архитектуры, признав уникальность здания, в частности, сообщило, что зданию школы «належить значна роль у формуваннi архiтектурного середовища центра мiста… Враховуючи, що таких будинкiв у м.Черкасах залишились одиницi, споруда занесена до Зводу пам’яток історії та культури України по Черкаськiй обл.». То есть в перспективе здание может быть объявлено памятником местного значения. Только это еще неизвестно когда будет: в Кабмине такие вопросы решаются годами. Это с одной стороны. А с другой — законодательство Украины позволяет приватизировать и охраняемые государством памятники. И вот в мае 2005 г. сессия Сосновского райсовета принимает решение о включении этих самых 233 квадратных метров нежилых помещений в перечень объектов малой приватизации. Мы с вами, ведя свою игру, тут же, не теряя времени, обращаемся в надлежащие инстанции с просьбой разрешить приватизацию с целью сбережения архитектурного памятника, что звучит, конечно же, благородно. Да так оно, по сути, и есть, так как пятьдесят лет здание не ремонтировалось. Мы готовы на многое, чтобы добиться приватизации… Но нам бы хотелось определенности. Руководство школы своей контригрой вносит в течение пьесы нервозность. И нам изменяет выдержка. Мы решаем, что аварийную часть здания нужно назвать пристройкой, которая никакой ценности и никакого отношения к зданию школы не имеет, после чего взять и получить на нее отдельный номер, никак не связанный с номером школы. Придумано — сделано!

Специалисты одного очень известного НИИ, не выезжая в наш славный город Ч., дают в ноябре 2005-го по предоставленным нами (заинтересованной стороной) фотографиям заключение, что «по всiй вiрогiдностi корпус прибудови та основна будiвля музичної школи початково не були пов’язанi та не представляли єдиного цiлого… прибудова вимагає додадкового дослiдження. Проте на даний момент вона не визначена як така, що представляє культурну, iсторичну та архiтектурну цiннiсть…» Документ, как мы видим, составлен не без чувства стыда. Как бы то ни было, этот документ становится толчком в деле приватизации. И дальше почти все идет как по маслу. Часть здания признана пристройкой, ей дан отдельный номер — 31/1, что б ничего общего с музшколой! Хотя логичнее было бы 33/1. Цель близка. Но здание пока еще находится на балансе города. Нужно вернуть школе, с городом каши не сваришь, они в обиде за конкурентов. В феврале 2006-го Сосновский райсовет подает соответствующий иск в суд. Не лишен изящества один из аргументов председателя райсовета: «Вважаю, що icyє ймовiрнiсть розмiщення на зазначенiй площi бiзнес-структур… що суперечить п.3 ст.27 ЗУ «Про позашкiльну освiту» «…Основнi фонди, земельнi дiлянки та iнше майно державного та комунального позашкiльного навчального закладу не пiдлягають вилученню…» То есть никто не заподозрит Сосновский райисполком в желании продать именно эту часть здания бизнесменам, условно говоря, нам с вами. Суд иск удовлетворяет, аварийная часть здания возвращается на баланс школы. Руководство школы при этом совершенно наивно радуется, думая, что теперь-то приватизация невозможна, и даже обращается в прокуратуру, чтобы та провела проверку на предмет правомочности выделения аварийной части здания отдельного номера… И городская прокуратура проводит проверку и дает ответ… Но руководство школы остается ответом недовольно. Юлия Темченко жалуется: «Первая проверка заключалась в том, что городская прокуратура в письменном виде изложила хронологию событий, которую, простите, я и без них знаю, для этого не нужна работа прокуратуры. А когда я телеграммой обратилась к генпрокурору, то наша жалоба была возвращена все в ту же городскую прокуратуру. И прокурор города в очередном ответе повторил нам текст своей первой отписки, добавив лишь фразу о том, что музыкальная школа имеет право обратиться с заявлением в суд о разрыве договора аренды. Что самое поразительное, в это время, когда, как нам сообщают, шла проверка, здание уже было продано! Прокуратура об этом даже и не знала! О том, что Сосновский райисполком нас продал, лично я узнала случайно...».

Тайна открылась. Действительно, 23 марта сессия приняла решение о продаже нам с вами интересующего нас объекта. А 25 апреля между нами и Сосновкой был заключен договор купли-продажи. По договору мы заплатили району 240 тысяч. Руководство школы, узнав об этом, ударило в набат. Директор и глава профкома начали строчить письма во все мыслимые и немыслимые инстанции — в администрации, прокуратуры, редакции… Это, конечно, неприятно. Но игра есть игра. Посмотрим, чья возьмет. Судя по всему, наша пьеса будет вскоре обогащена новыми громовыми аккордами…

P.S. Пока материал готовился к печати, прокурата Черкасской области отменила результаты предыдущих прокурорских проверок и вынесла постановление об отмене постановления прокуратуры г.Черкассы от 08.06.2006, которым было отказано в возбуждении уголовного дела относительно сотрудников отдела культуры, управлений собственностью города, градостроительства и архитектуры. В то же время стало известно, что фирма «Рексолла», которая купила 233 м.кв. под офис, через три дня — 28.04.2006 перепродала эти самые 233 м.кв. физическому лицу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК