МУКИ И РАДОСТИ ИВАНА ЧУМАКА

04 апреля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 13, 4 апреля-11 апреля 2003г.
Отправить
Отправить

В 1961 году вышла в свет книга Ирвинга Стоуна «Муки и радости» — романизированная биография Микелан...

В 1961 году вышла в свет книга Ирвинга Стоуна «Муки и радости» — романизированная биография Микеланджело, рассказывающая, в частности, и о том, как итальянский мастер потерял здоровье во время росписи Сикстинской капеллы. Почему бы кому-нибудь из украинских писателей не написать о том, как луганский скульптор и художник Иван Михайлович Чумак подорвал здоровье, создавая памятник Тарасу Шевченко, установленный в Луганске?

Эта книга могла бы стать историей об одержимости художника, который страстно стремится воплотить в реальность творческую мечту всей своей жизни, не обращая внимания ни на бытовые неурядицы, ни на опасные для здоровья условия работы. А основой для книги могут послужить реальные события — многолетняя история сооружения памятника Тарасу Шевченко в Луганске, раскрывающая тему непростых взаимоотношений украинских художников и властей в конце ХХ века.

Памятник

Ведущую роль в истории возведения монумента Кобзарю в Луганске сыграло созданное здесь в 1995 году Луганское областное Братство почитателей творчества Тараса Шевченко. На протяжении года Братство работало неофициально, но в 1996-м все же было зарегистрировано управлением юстиции в Луганской области. По словам Владимира Калашникова, председателя Братства, сделано это было в первую очередь для того, чтобы открыть банковский счет для добровольных взносов на строительство памятника Шевченко в Луганске.

Еще в мае 1992 года Луганский горисполком принял решение установить монумент на Красной площади, где и был заложен памятный камень. В 1995 году объявили конкурс проектов памятника, и по результатам двух туров лучшим был признан проект Ивана Чумака. Скульптор получил заказ на выполнение работы.

В связи с тем, что памятник по проекту Чумака нельзя было ставить на Красной площади из-за геологических условий, в марте 1996-го новым решением горисполкома окончательное место возведения памятника переносится в сквер на площади Героев Великой Отечественной войны. Осенью 1996 года горсовет взял на себя решение юридических вопросов по будущему строительству, открыл собственный счет для сбора взносов местных спонсоров и перечислил киевскому художественному комбинату, где должен был изготовляться памятник, 30 тысяч гривен. Двадцать тысяч внесли луганские спонсоры, десять — целевое перечисление от Одесского горсовета. Тем не менее этих средств для строительства монумента (бронзовая фигура высотой пять с половиной метров и гранитный постамент) было недостаточно. Луганское областное Братство почитателей творчества Тараса Шевченко обратилось к Всемирному конгрессу украинцев, который обнародовал обращение ко всем украинцам мира. В результате украинская диаспора Канады и США собрала и перечислила комбинату пятьдесят тысяч долларов.

Неожиданно против сооружения памятника Кобзарю на площади Героев Великой Отечественной войны начали протестовать ветераны и левые политические силы города. С июня 1997 г. по май 1998 г. на страницах луганской прессы шла напряженная дискуссия на тему «Где быть памятнику Шевченко?». Началось все со слухов о возможном переименовании площади Героев Великой Отечественной войны в площадь Шевченко. Городские власти вынуждены были опровергать эти слухи, называя их «абсолютно беспочвенными». Появилось мнение о переносе дня открытия памятника на осень, и Братство направило телеграмму Президенту с просьбой оказать поддержку в установлении памятника на центральной площади города, как и планировалось, 22 мая 1998 г., в рамках международного Шевченковского праздника «В сім’ї вольній, новій...». Недавно назначенный на должность глава Луганской облгосадминистрации Александр Ефремов оказался в трудном положении, но все же смог успокоить ветеранов, заверив их в том, что площадь переименовываться не будет и позже на ней будет установлен новый монумент в память погибших воинов, что вскоре и было сделано.

Таким образом, памятник Шевченко был установлен. Хотя, следует сказать, что стоит Кобзарь не на высоком гранитном постаменте, как задумал скульптор, а на низеньком мраморном блоке, срочно — чтобы успеть к намеченным для открытия срокам — приобретенном областной властью у киевского художественного комбината. Директор комбината посоветовал поставить этот блок временно, пока руководители области не найдут средств на гранит. И вот уже шестой год этот «временный» блок служит постаментом памятника Шевченко.

Правда, глава Луганской облгосадминистрации Александр Ефремов в разговоре с автором статьи пообещал, что уже к весне 2004 года памятник будет стоять на гранитном постаменте, в полном соответствии с проектом скульптора. Во время этого же разговора луганский губернатор по телефону дал распоряжение городскому голове решить вопрос по оплате работы скульптора. Дело в том, что Луганский горисполком до сих пор не рассчитался с создателем памятника Иваном Чумаком, который уже собрал необходимые документы и готов подать исковое заявление в суд.

Скульптор

25 июня 2003 года Ивану Михайловичу Чумаку, единственному на Луганщине народному художнику Украины, лауреату премии им. Т.Шевченко, исполнится 77 лет. Родился он в крестьянской семье в селе Алексеевка Новоайдарского района Луганской области. Во время голода 1932—33 годов родители переехали в Луганск: в городе рабочим выдавали продовольственные пайки. В 1934-м будущий скульптор пошел в первый класс 13-й школы — той же, в которой учился дважды Герой Советского Союза Александр Молодчий. С 1941-го по 1947-й Иван Чумак овладевал профессией строителя в Луганском железнодорожном техникуме, а по его окончании был направлен работать во Львов на восстановление разрушенного войной города. Во Львове он поступил в Государственный институт прикладного и декоративного искусства, который закончил в 1954-м с красным дипломом.

Ему предлагали ехать в аспирантуру в Ленинград, однако Иван Михайлович не захотел уезжать с женой и сыном в чужой город на маленькую стипендию аспиранта. Об этом решении теперь, после эпопеи с изготовлением памятника Шевченко в Луганске, иногда жалеет жена скульптора. Будучи еще студентом, он выставлял свои работы, некоторые произведения покупали. Вернувшись в Луганск, Иван Чумак несколько лет работал в художественном училище, а в 1957 г. стал членом творческой бригады скульпторов, в которую входили Мухин, Федченко и Агибалов. Вскоре Агибалов покинул коллектив, уехав в Харьков, а Иван Чумак продолжал трудиться в группе до пенсии. По его словам, 90 процентов памятников на Луганщине — работа именно этой бригады.

Среди произведений коллектива — мемориальный комплекс в поселке Меловое Луганской области, посвященный началу освобождения Украины от фашистской оккупации, в 1973 году отмеченный премией им. Т.Шевченко. Кроме того, скульпторы успешно трудились в России, где возвели памятник освободителям города Ржев Московской области. Иван Михайлович Чумак также самостоятельно создал множество памятников, самые известные из которых — «Комбат» (памятник у дороги Бахмутский Шлях); памятник советским военнопленным ДУЛАГ-125 в Миллерово Ростовской области (в годы войны в этом немецком лагере для военнопленных Донецкого управления лагерей погибло около 120 тысяч советских солдат); памятник автору «Слова о полку Игореве»; памятник студентам Луганского железнодорожного техникума, погибшим на войне. Совместно со скульптором Овчаренко сооружен памятник «Труженику Луганщины». В соавторстве с однофамильцем, Евгением Федоровичем Чумаком, и сыном Игорем был создан памятник «Победа», расположенный недалеко от луганского автовокзала. Этот монумент, кстати, выполнен из материала, купленного за счет авторского гонорара скульпторов.

В 1996 году Ивану Чумаку присвоено звание народного художника Украины. Скульптор, уже имеющий опыт фактически бесплатной работы (памятник «Победа»), тем не менее, берется изготовить для города памятник Тарасу Шевченко. Потому что, как говорит сам Иван Михайлович, «это — мечта всей моей жизни».

«Ни копейки»

Вот как рассказывает о работе по воплощению своей мечты в жизнь 76-летний Иван Михайлович, ныне с трудом передвигающийся по квартире на костылях: «Производственных площадей в Луганске на тот момент не было. А сроки открытия памятника поджимали. Поэтому я согласился поехать в столицу, чтобы выполнять работу в производственных мастерских художественного фонда и жил в Киеве два с половиной года, вплоть до открытия памятника».

Как любой большой мастер, окрыленный идеей, думая больше не о юридической, а о творческой стороне дела, скульптор дал согласие ехать в Киев за свой счет. «Таким образом, — продолжает Иван Чумак, — я жил впроголодь в самых захудалых общежитиях. Работал в мастерских на лесах с семи утра до семи вечера. Всухомятку перекусил, в общежитие, утром снова на работу. Город не выплатил мне ни гонорара, ни командировочных. Ни копейки».

По словам скульптора, работать ему пришлось в «бетонном бункере — единственном свободном помещении для лепки этой работы». Так как внизу были постоянно открыты ворота, а сверху — частично разбитая стеклянная крыша, то получилась непрерывно продуваемая вытяжная труба. В то время Ивану Чумаку было уже 72 года: «Я чувствовал боль, но в горячке, знаете как?.. Для меня было высочайшей честью — ваять Тараса Григорьевича».

Чтобы сэкономить время и затраты, он отказался от глины и начал лепить фигуру сразу в гипсе. «Это очень трудоемкий процесс. Физически устаешь очень сильно. Гипс быстро схватывается, а моделировать твердый уже невозможно. Работать надо в один прием». К тому же дирекция комбината требовала освобождать помещение, говоря, что Луганский горисполком не платит деньги за выполнение в материале. А еще предстояло делать фигуру в бронзе. Действительно, в это время в Луганске проходила первая из пока что двух внеочередных смен городской власти. После принятия закона о местном самоуправлении в 1997 году городские головы в Луганске летят регулярно — за год до следующих выборов и тогдашнему горисполкому, естественно, было не до памятника Шевченко и работающего над его созданием скульптора. На помощь пришла украинская диаспора, представитель которой успокоил руководство художественного комбината заверениями в выплате причитающихся ему денег. «Я, — продолжает Иван Чумак, — в город звоню, говорю, что мне не на что жить. Все, что было в доме, — продано. Я уже грабил семью. А они ответили: на творчество у нас нет денег».

Несмотря на все сложности, памятник был выполнен в срок, и Иван Михайлович приехал в Луганск на его установку. «Сначала левая нога у меня начала болеть, приехал сюда — правая. Теперь на костылях хожу. Я из Киева уехал больным человеком. Но был счастлив — успел. Относительно временного мраморного постамента скульптор говорит: «По проекту у меня совершенно другое. Архитекторы Долгополов и Житомирский сделали хороший проект, высокий постамент. Сейчас памятник стоит на случайном блоке. Поэтому фигура пропадает, и творческий замысел смазан. Вся творческая мысль, моя и архитекторов, погублена. Прошло уже пять лет, а никто и палец о палец не ударил, чтобы довести до ума памятник Шевченко».

С болью говорит Иван Чумак о своем «запущенном в ожидании гонорара» недуге и невозможности нормально пролечиться, но все же не жалеет о своей работе: «Я — счастливейший человек в творческой судьбе. Не каждому художнику, даже большим мастерам, удается создать такой памятник. Но в житейском плане, я глубоко несчастный человек, потому что, если бы не болезнь, мог бы еще работать и работать». Сейчас скульптор, по его словам, собирается принять посильное участие в создании памятника Соборности в Луганске, проект которого находится на утверждении в Киеве.

К сожалению, такая ситуация в отношениях между властями и художниками довольно типична. Об этом рассказала корреспонденту «ЗН» Надежда Монастырская, председатель правления Луганской областной организации Национального союза художников Украины. По ее словам, государство находит художника тогда, когда он нужен, предпочитая не заключать с ним юридических договоров. В нашей стране, сказала Надежда Монастырская, художник бесправен.

Говоря о творчестве Ивана Чумака, она назвала скульптора удивительным человеком, прекрасным портретистом, настоящим профессионалом, лично сделавшим гигантское количество работ. «Но сегодня мы не можем добиться даже персональной стипендии для него».

Интересно, о чем думал, читая в газетах поздравление луганского мэра с днем работников культуры, пенсионер, народный художник Украины, лауреат премии им. Т.Шевченко, почетный гражданин города Луганска Иван Михайлович Чумак, которому почтальон ежемесячно приносит сумму, не дотягивающую даже до прожиточного минимума?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК