Ищите женщину!

11 мая, 2007, 11:51 Распечатать Выпуск № 18, 11 мая-18 мая 2007г.
Отправить
Отправить

Писательница Ирина Вильде в свое время примирила маршалов Жукова и Конева Во Львове отметили стол...

Писательница Ирина Вильде в свое время
примирила маршалов Жукова и Конева

Во Львове отметили столетний юбилей Ирины Вильде — писательницы, которую больше помнят по архипроизведению украинской литературы, роману «Сестры Ричинские» (в 1965 году его удостоили Шевченковской премии). Хотя, конечно, были у нее и другие замечательные произведения. В юбилейные дни, когда о писательнице вспоминали во Львове довольно часто, я интересовалась у многих молодых людей: «А что вы читали Вильде?». «А кто это? » — типичный ответ.

Так и хочется сказать: ищите эту женщину! Находите ее книги! Много ее произведений выдержали испытание временем. Напомню, что Ирина Вильде (Дарина Дмитриевна Полотнюк) как писательница начинала в сложную и противоречивую эпоху, когда закончилась Первая мировая война, распались Российская и Австро-Венгерская империи, проиграла войну кайзеровская Германия, завершилась поражением освободительная борьба украинского народа; большинство украинских земель вошли в новую, советскую империю, а западноукраинские земли были разорваны на куски Польшей, Румынией, Чехословакией, а позже — Венгрией.

Художники и писатели, чтобы поднять дух своего народа, обращались к славным страницам прошлого. Так что неудивительно, что в западноукраинской литературе того времени господствовал только один жанр — исторический. И на этом фоне триумфально вошла в украинскую литературу, опубликовав повесть «Бабочки на булавках», Ирина Вильде (кстати, львовский журнал «Нова хата» за 1935 год печатал повесть с первого по последний номер).

Будущего автора «Совершен­нолетних детей» и архипроизведения украинской литературы романа «Сестры Ричинские» часто упрекали сугубо женской тематикой, на что Ирина Вильде полушутя (или полусерьезно?) отвечала: «Нет, пока не справлюсь с этим малым мирком — с человеческим сердцем, не возьмусь, просто не смогу прикоснуться к более широким проблемам человеческой жизни».

До последних дней своей жизни она так и осталась Vilde — свободной и непокоренной временем. Она была личностью, с которой каждая власть должна была считаться.

— Первую литературную премию Общества писателей и журналистов имени Ивана Франко ей присудили в 1935 году за повести «Бабочки на булавках», «Бьет восьмой» и «Совершеннолетние дети», — рассказывает о писательнице ее сын, Ярема Евгеньевич Полотнюк. — Почему на нее тогда обратили внимание? В то время большинство критиков и литераторов считали, что у писателей после освободительной борьбы основной должна была быть тема государственности. Как в свое время польские писатели и художники напоминали полякам, что и они когда-то били немцев, русских и казаков, так теперь нужно было напоминать украинцам об их героической истории. Трилогия Богдана Лепкого «Мазепа» была вне критики, Осип Назарук написал «Роксоляну», Катря Гриневичева — «Шестикрылец», Наталена Королева — «1313», а премию присудили Ирине Вильде из Коломыи. Общественность, которая всегда ценила патриотизм как наивысшее гражданское достоинство, была шокирована: за что Ирине Вильде дали премию?! Она же не написала ни одной строчки в защиту национальной идеи! Разразился скандал. Эмоций добавило еще и письмо-благодарность за присуждение ей премии, в котором мама советовала коллегам-писателям оглядеться, посмотреть на мир и без всем надоевшего нытья добавлять людям желания жить и бороться за жизнь. На страницах газет по этому поводу начали выступать профессора и критики. В отзывах часто были противоположные мнения — от восторженного одобрения проблематики произведений и их европейского стиля до обвинений в безыдейности. Именно такие разные оценки и послужили причиной большой популярности Ирины Вильде. Ее рассказы о простых людях, об их хлопотах, проблемах, обычной повседневной жизни с ее мелочами и переживаниями оказались намного ближе и понятнее читателям. И этот девиз — добавлять людям желания жить и бороться за жизнь — позже прошел через всю ее судьбу. Кстати, маму тогда поддержали Ольга Кобылянская и Ульяна Кравченко, мастер исторического романа Андрей Чайковский, Константина Галицкая, Михаил Рудницкий. Ее книги действительно диссонировали с тогдашней литературой, поскольку впервые затронули проблемы живого общества. Работая в журнале «Жіноча доля», Ирина Вильде написала статью «Чи «ова» — це титул?». (Тогда, не без влияния бытовой польской культуры, появилась своеобразная галицкая титуломания, которая часто доходила до абсурда, в частности в разных культурно-просветительских обществах, где рядом с женами врачей, священников, преподавателей или инженеров работали и жены портных, художников, сапожников и др. Но если жен «рядовых» мужчин называли просто по фамилии, то женам мужчин «при должности» добавляли титул на манер «пани докторова» или «пани профессорова». И если национальная идея и объединяла этих женщин, то социальная градация, порожденная титуломанией, скорее, разъединяла прогрессивную половину человечества.) Скандал повлекла и статья «Хочу ребенка», опубликованная в журнале для девушек «Світ молоді», где речь шла о гендерной политике.

Один серьезный исследователь творчества Вильде считает, что ее псевдоним происходит от Оскара Уайльда (Oscar Wilde). Я же лично с этим не согласен — просто она взяла его из немецкого. Ее бабушка была немкой (мама сама часто вела себя как настоящая немка — не боясь даже крупных последствий). Я помню, когда мы жили в Ходорове, рядом жила еврейская семья сапожников. И когда пришли немцы, эта семья куда-то исчезла (потом мы узнали, что они прятались в болотах). Моя бабушка их кормила, и так они пережили оккупацию. А сапожник в знак благодарности подарил деду хромовые сапоги (роскошный в то время презент!). А Вильде — это неукротимая. Ее на самом деле никто не мог заставить что-то делать, если она не хотела. Она всегда могла отстоять свое мнение.

Мама работала очень много.

Но болезнь есть болезнь (у Дарины Дмитриевны был рассеянный склероз. — Т.К.)... До самой смерти она была членом правления Союза писателей СССР. У нее были очень хорошие личные отношения с Робертом Рождественским, Чингизом Айтматовым, Сильвией Капутикян, Константином Симоновым. И.Вильде переводили на немецкий, чешский, болгарский, польский, итальянский, а также и в Прибалтике, и в Средней Азии. Ее же переводы постоянно печатали в журналах «Дружба народов» и «Новый мир», а их редакторы, если возникали какие-то вопросы, из уважения к Дарине Дмитриевне приезжали во Львов. У мамы были очень дружеские отношения с Максимом Рыльским. В отличие от нынешних депутатов, которые прежде всего думают о себе, она очень заботилась о людях. Вспоминаю, сразу после войны (тогда еще Крещатик лежал в руинах) мы поехали с ней в Киев в приемную Сидора Артемовича Ковпака, который был тогда председателем Верховного Совета, и повезли пачку жалоб граждан. Почти все, что она просила, удавалось сделать, часто на личных связях. Маму уважали, к ее мнению всегда прислушивались. Вспоминается такой случай. Сразу после войны во Львове находились маршалы Конев и Жуков, и оба претендовали на один дом. Из-за чего и поссорились. Львовская интеллигенция хотела их помирить, но никто так и не отважился — все боялись. Выступила же в этом споре как арбитр именно Дарина Дмитриевна (вследствие «мирных переговоров» дом достался Коневу, при этом Жуков, несмотря на свой очень жесткий характер, уже не имел к боевому товарищу претензий).

Она любила работать... на полу. Раскладывала вокруг себя бумаги, и не дай бог кому-то зайти! Разве что тихонько позвать поесть. Допускала к себе только внучку Соломийку (как говорила тогда малышка — «мы здесь две писательницы»). Вставала Дарина Дмитриевна очень рано. Писала с шести (а то и пяти) часов утра до двенадцати дня. Для нее важнее всего было пространство, где можно работать. И когда это пространство заполнялось машинописными листками, была счастлива. Всегда у нее были хорошие пишущие машинки. Первую ей подарил муж — купил на сэкономленные на завтраках деньги.

Во Львове она очень любила Кайзервальд (Шевченковскую рощу), где часто гуляла. Даже тогда, когда уже тяжело болела. И были люди, которые, зная о тяжелом недуге, опекали ее на прогулках, в частности писатель Василий Мартынов. Особенно она любила лес весной, когда оживали березы. Причем предпочитала не ездить, а ходить пешком. Очень грустила по Буковине и часто посещала тамошних приятельниц. О своей любви к родному краю говорила так: «Я буковинка. Даже не тем, что родилась там и воспитывалась на этой земле, но той какой-то вековой привязанностью к этому закутку нашего края, той тоской, которая за много лет совершенно не уменьшилась. Свою любовь и свою тоску по своей родине могу разве что сравнить с ощущением нашего крестьянина, когда он выбирается из своего села в Канаду».

Из досье

/img/st_img/17f3-.jpg
/img/st_img/17f3-.jpg
© Василий Артюшенко, ZN.UA
Ирина Вильде (Дарина Дмитриевна Полотнюк) родилась 5 мая 1907 года на Буковине в семье народного учителя и украинского писателя Дмитрия Макогона. Училась в гимназии в Станиславе (сейчас — Ивано-Франковск), потом — во Львовском университете. Работала учительницей, литературным работником журнала «Жіноча доля» в Коломые, спецкором газеты «Правда Украины». В 1947 году избрана депутатом Верховного Совета Украинской ССР второго созыва. Возглавляла Львовскую организацию Союза писателей Украины. Награждена орденами Трудового Красного Знамени и «Знаком Почета».

Печаталась с 1930 года (новелла «Повесть жизни», позже названная «Поэмой жизни»). В 1940-м стала членом Союза писателей СССР. В 1965 году за роман «Сестры Ричинские» награждена Шевченковской премией.

Как председатель Львовского отделения Союза писателей Украины вместе с Иванычуком, Лубкивским, Стецюком, Гжицким, председателем Львовского отделения Союза художников Украины Мысько просила суд отдать на поруки литературного критика и искусствоведа Богдана Горыня, которого судили «за антисоветскую деятельность». Это был своеобразный протест против арестов.

Исследователи творчества писательницы утверждают, что первое ее опубликованное произведение (рассказ «Маричка») появилось в 1926 году в перемышльской газете «Український голос», когда Дарине Дмитриевне было только 19 лет.

До 1939 года Ирина Вильде опубликовала около 50 произведений малой прозы — новелл, рассказов, эскизов, эссе, очерков и четыре повести (трилогию «Бабочки на булавках», «Бьет восьмой», «Совершеннолетние дети» и повесть «Окна настежь»).

Ее перу также принадлежат сборник новелл «Причудливое сердце», «Тропами жизни» «Яблони зацвели второй раз», «Ее портрет», одноактная пьеса «Сватанье», романы «Совершеннолетние дети» и «Сестры Ричинские», «Ты меня не любил», «Виноват только я», «Розы и терновник», «Жизнь только начинается», сборник лирических миниатюр «Крошки» и другие произведения.

Умерла писательница 30 октября 1982 года во Львове.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК