СБРОСИТЬ СТАРУЮ КОЖУ

18 октября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 18 октября-25 октября

Недавно созданный украинско-польский миротворческий батальон носит имена победителей турецкой армии под Хотином Кароля Ходжевича и Петра Сагайдачного...

Недавно созданный украинско-польский миротворческий батальон носит имена победителей турецкой армии под Хотином Кароля Ходжевича и Петра Сагайдачного. И дело, разумеется, не только в 375-летнем юбилее войны 1621 г., результаты которой положили конец ореолу непобедимости вокруг армии Османской империи и тому мистическому ужасу, который она внушала Европе в позднее средневековье. Случаи совместных действий украинцев и поляков против общего врага можно пересчитать по пальцам. В основном же их история, как, впрочем, практических всех соседей, - беспрерывная цепь вражды, конфликтов, противоречий. События первой половины и середины нынешнего столетия, казалось, не оставили надежд на примирение. Потом были десятилетия сосуществования в Варшавском блоке - рука не поднимается назвать его «братским», ибо под протокольными улыбками скрывалась глубокая неприязнь. Начиная с 1991 года оба народа пытаются написать новую главу в своей общей истории.

Польша первой признала независимость Украины. Обе страны подписали Договор о дружбе и сотрудничестве уже через полгода после референдума о независимости Украины, а всего за пять лет заключили свыше 70 двусторонних соглашений. Периодически встречаются лидеры обеих стран - последний визит польского премьера в Украину прошел неделю назад. Польша активно поддерживает Украину на международной арене, ее вступление в европейские и региональные организации. Не следует забывать и о встречных политических шагах Украины, не возразившей против расширения НАТО, куда Польша - первый претендент. Ну и не последнюю роль в сближении соседей играет «народная дипломатия» в ее специфическом постсоциалистическом выражении: место организованных туристов заняли «челноки», «гастарбайтеры», а также и всякого рода преступный элемент.

Сближение некогда заклятых врагов идет такими темпами, что диву даешься. В мае этого года Президент Украины Леонид Кучма заявляет, что впервые в новейшей истории украино-польские отношения вышли на уровень стратегического партнерства. А секретарь Совета национальной безопасности и обороны Владимир Горбулин считает, что в случае Украины и Польши речь идет уже не просто об отношениях между двумя государствами, но о предмете пристального внимания и примера для всех государств Центральной и Восточной Европы. В.Горбулин вместе с министром Ежи Милевски, шефом бюро национальной безопасности РП, провел в минувшие четверг-пятницу во Львове третье заседание Консультативного комитета президентов обеих стран.

Короче говоря, динамику двусторонних отношений можно рассматривать как феномен. И как всякий феномен, она привлекает к себе повышенное внимание. Что же двигает навстречу друг другу наши страны?

Первое, что лежит на поверхности, - боязнь общего... нет, не врага, но еще одного, скажем так, стратегического партнера. Обе страны, вдоволь настрадавшись от российского империализма на протяжении последних трех столетий, инстинктивно ищут опору друг в друге. И Украина с ее независимым от Москвы внешнеполитическим курсом для Польши - подарок судьбы, тем более в свете превращения Белоруссии в российского вассала. Стала расхожей формула: «Независимая Украина является важнейшим фактором стабильности в Центральной и Восточной Европе». Для Польши, хоть триста раз она вступи в НАТО, это действительно так.

В свою очередь для Украины Польша - не только мост в Европу, но и буксир по дороге туда. И это тоже не риторическая фраза, потому что она проверена на деле при вступлении Украины в Совет Европы, Центральноевропейскую инициативу. Провозглашенное руководством Украины стремление воссоединиться с Европой не только географически (это уже произошло после падения «железного занавеса»), но и реально находит поддержку и понимание в Варшаве. Варшава исходит при этом не из альтруизма, а из соображений собственной безопасности (см. выше о России и Белоруссии).

Перспективы украино-польского экономического сотрудничества по своим возможностям не уступают политическому. Чего стоит хотя бы тот факт, что груз, отправленный из Одессы, пройдя по пути только одну таможню (совместную!), через сутки может оказаться в Гданьске. Польский бизнес, на несколько шагов опережающий украинский, ищет рынки сбыта и инвестиций. Первые «камешки» возможной лавины уже падают - имеется в виду договоренность о производстве в Ковеле польских комбайнов «Бизон». Они не сравнятся с «John Deer» или «Klein» там, где урожайность - 80 ц с гектара и поля идут до горизонта. Но в Полесье, Прикарпатье, Подолье с их холмами и небольшими полями «Бизон», стоящий в пять раз дешевле «американцев» и в полтора-два - «россиян», вполне способен «занять свою нишу».

Украино-польское сближение вряд ли развивалось бы столь стремительно, не имея поддержки со стороны западных демократий, в первую очередь США. Поддержка эта, хоть и не афишируется вслух, тем не менее присутствует постоянно. Свидетельством тому является регулярное уже привлечение Украины к консультациям между Польшей и Германией, Польшей, Германией и Францией. Подтверждением тому является и готовность к военному сотрудничеству с Украиной и Польшей Великобритании.

Закаленные в идеологических боях ветераны политуправлений только хмыкнут в этот момент: еще бы! Выведать наши секреты, рассорить с Россией и закабалить поодиночке... Ветеранам не объяснить, что практически все документы о подобном сотрудничестве подчеркивают, что оно не направлено против третьих стран, а в половине документов прямо говорится, что подписавшие его стороны заинтересованы во всестороннем развитии отношений и с Россией. Слишком это не вписывается в привычные ветеранам геополитические схемы. Слава Богу, среди украинских ветеранов есть не только бывшие политотдельцы. Правда, у ветеранов УПА может быть свой взгляд на сотрудничество с Польшей, но он сформирован под влиянием совсем других событий.

Однако представляется, что говорить о наступлении в украино-польских отношениях эры гармонии, совета и любви еще очень и очень рано. Все вышеперечисленные доводы (и еще ряд других) воспринимаются в Польше в полной мере пока только ее элитой. Не случайно именно руководители Польши выступают инициаторами «повышенных» обязательств в сближении, как, например, премьер Влодзимеж Цимошевич, заявивший в Киеве, что совместные пункты пограничного и таможенного досмотра будут организованы уже до конца этого года. Что же касается населения страны, то оно не готово перестроиться так быстро.

Данные социологического опроса, проведенного в Польше в прошлом году, свидетельствуют, что из всех народов именно украинцы вызывают неприязнь у большего количества поляков - почти у половины, точнее, у 48% респондентов. И не важно, чем именно украинцы так «достали» соседей, важно, что они обошли в этом показателе прочих - и русских, и евреев, и немцев. Соответственно, с симпатией к украинцам относится наименьшее число опрошенных - 13%...

Отражением этого взгляда является и тот факт, что позитивные материалы об Украине, точнее, об украинцах, их повседневной жизни, - редкость в польских газетах, а попадаются все больше фотографии бомжей. Естественно, свободной прессе рот не заткнешь, а материалы с оттенком скандальности пользуются большим спросом, нежели пасторальные идиллии. Однако подбор таких материалов свободными журналистами для публикации говорит о них самих не меньше, чем об украинских бомжах.

Здесь, впрочем, нет ничего сверхъестественного, ибо людям свойственно смотреть особенно свысока на тех, кто отстал от них ненамного, в отличие от явных аутсайдеров, к которым просто они относятся жалостливо-снисходительно. Служившие в армии знают, что покуражиться перед новобранцами склонны не те, кто уже дни до приказа считает, а те, кто прошел через подобное всего полгода назад. И разве не стремлением многих из тех же украинцев дистанцироваться от менее развитых республик Союза объясняется такое единодушие на референдуме 1 декабря 1991 г.? Вот и в данном случае, польскому обывателю тешит самолюбие осознание, что украинцы - «бедны и малокультурны», тогда как он - уже почти европеец без кавычек!

Дело не в конкретном польском обывателе - ибо украинский обыватель не лучше. Обыватель, как известно, он и в Африке... Дело в том, что обыватель - это просто большинство любого народа. И поэтому говорить об историческом установлении дружеских отношений между двумя народами можно будет после «соединения» обывателей этих стран.

Это - дело многих поколений. И для этого недостаточно обмена визитами. Пацан, придя из школы, должен рассказать, как клево они сегодня пообщались с польскими пацанами. После чего папа пацана должен вспомнить (хотя не обязательно сказать вслух), какой потрясающий роман у него был в Кракове со студенткой Ягеллонского университета, когда он пятнадцать лет назад был там на практике. Дед, убеленный сединами, - повторить в сотый раз байки из своей молодости, когда он служил в первом украинско-польском миротворческом батальоне. И если в этой ситуации прадед (дай Бог здоровья!), сердито поджав губы, начнет вспоминать что-то не к месту об «аковцах», его уже попросту никто не будет слушать. Наверное, что-то похожее сейчас у французов с немцами. Что-то похожее будет и у украинцев с поляками. Но лет через 50.

А сейчас, пожалуй, стратегической задачей в отношениях двух народов является установление режима, максимально облегчающего контакты между простыми людьми. Именно это, то есть пограничное, сотрудничество стало основной темой львовского заседания Консультативного комитета президентов. Сказать, что все идет гладко, было бы слишком оптимистично. Например, идея открытия совместных пунктов пропуска на границе воспринимается польскими коллегами достаточно сдержанно. Автор далек, естественно, от обобщений, однако предполагает, что здесь не обходится без ведомственного финансового интереса, при котором лишние глаза абсолютно ни к чему. Однако, как упоминалось, премьер Цимошевич свою позицию по этому вопросу в Киеве уже высказал.

Очень перспективной для всей Украины может стать реализация идеи сооружения железнодорожной ветки «европейской» ширины, которая начинается на новом международном вокзале во Львове и заканчивается на польской границе, вливаясь в общеевропейскую железнодорожную сеть. Здесь и двух-четырехчасовое ускорение пути до Варшавы, Берлина и далее. Здесь и возможность использовать нынешний подвижной состав на других участках. Здесь и перспектива для Львова на полшага опередить всю Украину при движении в Европу. Проект прошел все экспертизы, частично начал реализовываться. Дело за малым - за 100 миллионами долларов.

Однако сейчас пока еще все только начинается. И в сообщениях газет, особенно польских, пока еще редки материалы о профессионализме украинских рабочих. Пока еще чаще встречаются сообщения о том, как ветераны Армии Крайовой намеревались установить на Волыни крест с названиями сожженных там УПА польских деревень, а местные власти порекомендовали им воздержаться от этого шага. С соответствующими комментариями, естественно.

Как говорил удав Каа: «Да-а-а... Тяжело сбрасывать кожу...»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно