ПИСЬМО ИЗ АМЕРИКАНСКОГО ДАЛЕКА

5 марта, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 5 марта-12 марта

4 марта адвокаты Павла Лазаренко Джейс Мейлок и Джо Грилло обнародовали заявление своего подзащитного в «Бизнес Вайер», нью-йоркской организации, распространяющей платную информацию...

4 марта адвокаты Павла Лазаренко Джейс Мейлок и Джо Грилло обнародовали заявление своего подзащитного в «Бизнес Вайер», нью-йоркской организации, распространяющей платную информацию. Интервью предваряет предисловие, которое в свободном изложении выглядит примерно так: «Павел Лазаренко, бывший премьер-министр Украины, борющийся за осуществление поступательных реформ, которые должны привести к улучшению экономического положения в Украине, расценивает как благоприятствующее предварительное решение Службы иммиграции и натурализации США по поводу его обращения относительно предоставления ему политического убежища».

Далее в заявлении П.Лазаренко речь идет вот о чем: «Как заявили мне в Службе иммиграции и натурализации США, есть существенные основания полагать, что у меня есть основания для получения политического убежища в Соединенных Штатах Америки. После предварительного слушания эта служба приняла решение о том, что выдвинутые мною обоснования, свидетельствующие о существовании опасности преследования или нанесения мне вреда в Украине, заслуживают доверия. И теперь Служба иммиграции и натурализации начинает процесс подробного рассмотрения и слушаний по поводу моего положения. Мое принудительное возвращение в Украину может также быть отвергнуто в связи с Международной конвенцией о запрещении пыток.

Хочу заявить моим сторонникам в Украине, украинской и американской общественности, что ордер на мой арест, выданный украинскими прокурорами, является абсолютно безосновательным. Я являюсь жертвой политического преследования со стороны правительства Президента Леонида Кучмы. Уголовные расследования, которые ведутся в Украине и Швейцарии, являются частью систематического, политически мотивированного сговора с целью подавления оппозиции. Меня не запугают такой тактикой, и я остаюсь официальным кандидатом в президенты Украины от партии «Громада» на октябрьских выборах 1999 года.

В то время, как мои сторонники в Украине продолжают продвигать мою платформу возрождения экономики, я буду и дальше стараться получить временное политическое убежище в США. Убежден, что официальные власти в этом государстве поймут мою ситуацию и будут действовать соответствующим образом. Хочу воспользоваться этой возможностью, чтобы поблагодарить украинцев во всем мире, которые поддерживают мое дело борьбы за экономическую стабильность, продвигая реформы на моей Родине».

Ну, скажем, в соответствии с украинским законодательством, называть себя официальным кандидатом в президенты П.Лазаренко пока что не может. Что же касается его сторонников, то, похоже, они заняты сегодня не так «продвижением платформы возрождения экономики» Павла Лазаренко, как перегруппировками. А вот по сути заявление «гонимого украинского реформатора», как и предыдущие выступления, направлено исключительно на то, чтобы убедить общественность в следующем: во-первых, все, происходящее с ним, является следствием борьбы с оппозицией в Украине, во-вторых, с украинской оппозицией борются не только местные, но и швейцарские компетентные органы.

Что же касается пыток, то есть среди них такие, против которых любая международная конвенция - бессильна. Ну разве не пытка, например, видеть каждую ночь один и тот же сон о том, как следователь Генеральной прокуратуры по особо важным делам каждый день переводит с твоих счетов по миллиону на предвыборную кампанию Президента…

Время покажет, не поторопился ли П.Лазаренко последовать совету адвокатов и выступить с таким спичем, ведь юридическое положение украинского экс-премьера в США пока что весьма и весьма неопределенно. Но, как минимум, об одном последствии этого шага говорить уже можно. В соответствии с законодательством США, американские власти не имеют права комментировать ход расследования или предоставлять общественности какую бы то ни было информацию о лице, чье дело рассматривается в Службе иммиграции и натурализации.

Это правило незыблемо - до тех пор, пока «обет молчания» не будет нарушен самим подследственным, то есть пока он сам не предаст огласке информацию такого рода. Поэтому после заявления П.Лазаренко, в частности утверждения, что, по его мнению, он имеет основания для получения политического убежища, а также подвергался преследованиям по политическим мотивам, Служба иммиграции и натурализации получила право обнародовать свои комментарии по этому поводу.

Итак, для П.Лазаренко процедура продолжается. Следующий этап доказывания факта политических гонений на Родине будет гораздо более сложным. Иммиграционному судье предстоит выносить свое суждение, основываясь уже не только на аргументах адвокатов украинского экс-премьера. Теперь в качестве оппонентов адвокатов П.Лазаренко выступят представители официальных властей США. Их задание будет заключаться в том, чтобы доказать, что в данном случае речь идет именно об уголовном расследовании. Ну а в плане информационного обеспечения они, конечно, будут вооружены до зубов - начиная с данных Интерпола и заканчивая файлами швейцарского следователя, посвященными жизни и деятельности П.Лазаренко. Ну и, конечно, заместитель генерального прокурора Украины Ольга Колинько ездила недавно в США не с пустыми руками. Но это так, на случай, если американцы сами чего-то не знали.

Тем временем в Америке быстро множится количество адвокатов, утверждающих, в частности, в средствах массовой информации, что защищают интересы П.Лазаренко. А в последнее время получила распространение информация о том, что официальный представитель Службы иммиграции и натурализации Марк Торн подтвердил, будто задержать человека в аэропорту может соответствующая служба аэропорта, таможенники, портовые власти или агенты ФБР, но никак не иммиграционная служба. Но, как оказалось, Служба иммиграции и натурализации также обладает такими полномочиями. Так что, очевидно легкая паника по поводу задержания П.Лазаренко в аэропорту невесть кем также оказалась преждевременной. Кроме того, единственным официальным представителем службы, от имени которого распространяется в США информация о работе этого агентства, является господин Рассел Берждерон. Ну а вопрос о том, какое из американских посольств так удружило Павлу Ивановичу, поставив в его дипломатический паспорт туристическую визу (что, не исключено, было сделано в Греции), пока что остается открытым.

Если говорить о будущем П.Лазаренко не только в контексте общеизвестного расследования, то небезынтересной представляется версия, в соответствии с которой Павел Лазаренко подпадет под действие американской… программы по защите свидетелей. Против кого он может свидетельствовать? Ну хотя бы против одного бывшего украинского министра, служебная сфера, а также личные интересы которого простирались, говорят, далеко за пределы Украины. А может быть, против одного из первых вице-премьеров.

Кстати, действие американской программы защиты свидетелей может распространяться также на потенциальных свидетелей. Кроме внушительного количества льгот, весьма значительных для простого смертного и вряд ли имеющих особую ценность для П.Лазаренко, программа предусматривает, в случае необходимости, «перемещение и безотлагательную организацию защиты» «подшефного» и его семьи. Что следует сделать для обеспечения «безопасности и благополучия» человека, подпадающего под действие программы, в том числе его «психологического благополучия», решает министр юстиции США. Разглашение сведений о таком лице чревато штрафом в размере 5000 долларов США и (или) лишением свободы сроком на пять лет. Прежде чем предоставить защиту в соответствии с этой программой, министр юстиции США должен заключить с человеком «соглашение о взаимопонимании». Подзащитный берет на себя целый ряд обязательств, в том числе: предоставление всей интересующей информации, касающейся данного судебного процесса; согласие не совершать преступлений, а также принесение своеобразной присяги, в которой сформулированы его основные юридические обязательства. Министр юстиции США не должен предоставлять защиту свидетелю или потенциальному свидетелю, если в этом случае «риск потенциальной опасности для общества… перевешивает потребность в показаниях данного свидетеля». Подразумевается, естественно, безопасность американского общества.

Впрочем, даже если Павел Лазаренко изменит внешность и отпечатки пальцев, все мы несомненно узнаем о его возвращении в Украину. Просто почувствуем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно