Хорошо идет батальон, общая оценка — плохо

22 апреля, 2005, 00:00 Распечатать

Последние десять лет тучи над рынком светлых нефтепродуктов сгущались аккурат два раза в году: накануне (а то и в разгар) посевной и уборочной кампаний...

Последние десять лет тучи над рынком светлых нефтепродуктов сгущались аккурат два раза в году: накануне (а то и в разгар) посевной и уборочной кампаний. Производители и торговцы нефтепродуктами в этот период стремятся поднять цены на горюче-смазочные материалы, что вполне логично с точки зрения их бизнеса. Аграрии кричат, что их «берут за горло», что тоже неудивительно, хотя и обидно. Правительство традиционно пыталось «гасить пожар бензином», что в прежние годы приносило некоторое облегчение тем же аграриям и несколько урезало аппетиты нефтетрейдеров.

Однако такого жесткого, ультимативного противостояния между Кабмином Украины и основными производителями нефтепродуктов, за которыми большей частью стоят российские нефтяные компании, добывающие нефть, как в апреле 2005-го, пожалуй, украинская история еще не знала. Попробуем проанализировать ситуацию и прислушаться к аргументам сторон.

Началом публичной части нынешнего «бензинового» кризиса стало заявление министра-агрария. В последний день марта Александр Баранивский огорошил присутствовавших на его пресс-конференции заявлением о состоявшемся «тайном заседании» руководителей нефтеперерабатывающих заводов Украины, на котором те якобы договорились одновременно поднять цены на отечественном топливном рынке. Он также отметил, что производители стали отказываться поставлять топливо на условиях «Меморандума о согласовании действий между Кабмином Украины и украинскими нефтяными компаниями относительно развития и регулирования рынка нефти и нефтепродуктов», подписанного в Киеве 16 февраля 2005 года, и соглашения «О согласовании действий между сельхозпроизводителями и отечественными нефтеперерабатывающими компаниями» от 11 февраля 2005 года.

Напомню, что условия соглашения нефтекомпаний со Всеукраинским союзом сельхозпредприятий, Ассоциацией фермеров и землевладельцев, в частности, предусматривают, что производители нефтепродуктов на период посевной (февраль—май 2005 года) обеспечат производство и поставку аграриям до 600 тыс. тонн дизельного топлива «на уровне, который не будет превышать 2400 грн. за тонну… (с учетом официального соотношения гривни к доллару США и уровня мировых цен на нефть по состоянию на 1 февраля 2005 года)».

Это соглашение подписали руководители семи ведущих нефтекомпаний: ЗАО «Укртатнафта» (Кременчугский НПЗ), ООО «ТНК-ВР Украина» (ЛиНОС), ПИИ «Лукойл-Украина» (Одесский НПЗ), ЗАО «Казахойл-Украина» (Херсонский НПЗ), ОАО «НПК-Галичина» (Дрогобычский НПЗ), ОАО «Нафтохімік Прикарпаття» (Надвирнянский НПЗ) и НАК «Нафтогаз України» (Шебелинский ГПЗ).

Кроме того, правительство Ю.Тимошенко, подписывая меморандум с нефтяниками, согласилось создать экспертно-аналитическую группу для изучения предложений и мер по обеспечению условий стабильного функционирования рынка нефти и нефтепродуктов Украины. И такая экспертно-аналитическая группа была утверждена распоряжением Кабмина 28 февраля, куда вошли и представители всех вышеназванных компаний (по согласию).

Буквально сразу же после заявления о возможном сговоре за нефтепереработчиков вступился директор департамента по коммерции и производству ООО «ТД ТНК-Украина» Феликс Лунев: «К сожалению, министр АПК не владеет в достаточной степени информацией и, очевидно, у него не налажено взаимодействие с министром топлива и энергетики. Поскольку встреча, о которой он говорит, не была тайной. Это были не «картельные сборы», а открытое совещание производителей (24 марта) в профильном министерстве с участием министра И.Плачкова, на котором производители сообщили, что экономика производства не позволяет продавать дизельное топливо аграриям по цене 2400 грн. и предложили новую цену — 2800 грн. за тонну. К сожалению, ответа от правительства нефтепереработчики так и не услышали…»

В свою очередь Антимонопольный комитет заявил, что все его территориальные отделения отслеживают ситуацию на рынках нефти и нефтепродуктов и проводят соответствующий мониторинг. По словам представителей АМКУ, «сегодня существует ряд объективных причин для ценовой динамики на рынке. В то же время у Антимонопольного комитета отсутствуют достоверные данные относительно случаев согласования производителями нефтепродуктов повышения цен».

«Комитет официально обратился в Министерство аграрной политики с целью получить, в случае их наличия, материалы, которые могут подтвердить обнародованное заявление. Одновременно мы обратились относительно информации к правоохранительным органам. В случае выявления признаков и доказательств антиконкурентного поведения нефтетрейдеров, АМКУ проведет соответствующее расследование и прекратит нарушение», — заявил его глава Алексей Костусев.

Впрочем, позиция главы антимонопольного ведомства страны за последние две недели уподоблялась флюгеру: то г-н Костусев не усматривает признаки злоупотребления и нарушения антимонопольного законодательства Украины, то усматривает. Впрочем, хорошо уже то, что АМК не остался статистом, как в большинстве предыдущих случаев.

Не остался в стороне и Президент Виктор Ющенко, заявивший, что происходящее на рынке нефтепродуктов Украины очень похоже на сговор. Не гусей гоняла в это время и премьер-министр Юлия Тимошенко, которая, похоже, все же справляется с «очередным незапланированным» топливным кризисом в стране. Да — жесткими методами, как то: ограничение уровня цен и запрет на экспорт нефти и нефтепродуктов, что не нравится операторам нефтерынка. В условиях, возможно, неосознанного саботажа. Но ведь положительный результат наметился.

Но вернемся к хронике. 7 апреля, если абстрагироваться от «пасущихся» возле ВР и Кабмина хрюшек, кур и коров, в правительстве был по большому счету ТЭКовский день: обсуждались и по составляющим разбирались ситуация и перспективы топливно-энергетического комплекса страны и разработка концепции развития этого важнейшего сегмента экономики. Так вот, присутствующий в Кабмине глава НАК «Нафтогаз України» Алексей Ивченко сообщил, что правительство и возглавляемая им компания не допустят необоснованного повышения цен на нефтепродукты.

Ю.Тимошенко констатировала, что, к сожалению, украинский ТЭК весьма зависим в частности от РФ, которая с
1 апреля увеличила экспортную пошлину на нефть с 83 до 102,6 долл. за тонну. А это негативно сказывается на состоянии украинского рынка нефтепродуктов.

Далее события развиваются стремительно. Минэкономики по согласованию с Минтопэнерго 14 апреля издает приказ №95 «Об устновлении предельных уровней оптово-отпускных цен на дизельное топливо и бензины моторные», зарегистрированный Минюстом на следующий день, которым до 1 мая ограничивает оптово-отпускные цены до такого уровня: дизтопливо — 2932 грн. за тонну, бензин марки А-95 — 3528 грн., А-92 — 3481 грн., А-76 — 3455 грн. за тонну. Кроме того, в приказе местным госадминистрациям рекомендовано установить предельный уровень торговой надбавки — 13% и указано, что розничные цены должны составлять: на дизтопливо — 2,75 грн. за литр, бензин марки А-95 — 2,99 грн., А-92 — 2,95 грн.,
А-76(80) — 2,85 грн. К тому времени цены на АЗС Украины давно преодолели барьер в 3 грн., и во многих местах бензин А-95 стоил 3,20 —3,50 грн. за литр. Аграрии стали жаловаться, что нефтепроизводители, подписавшие меморандум, отказываются поставлять им дизтопливо по фиксированной цене.

Уже 16 апреля, на следующий день после регистрации приказа Минэкономики №95, на заправки выезжают проверяющие. В итоге несколько АЗС вообще прекращают отпускать горючее. А одна АЗС, принадлежащая компании «ТНК-ВР Украина», закрывается на переучет под угрозой быть оштрафованной.

19 апреля представители семи ведущих нефтеперерабатывающих и поставляющих компаний собирают пресс-конференцию, где вопиют о юридической незаконности приказа Минэкономики №95: мол, он еще не был опубликован, а уже стали штрафовать за превышение цен, и в силу он вступит только 25 апреля. И вообще: есть объективные экономические причины для увеличения стоимости нефтепродуктов на рынке Украины. Мол, ни о каком сговоре и речи быть не может. В подтверждение своей версии нефтяные компании представили анализ систуации на рынке, в котором указали основные, на их взгляд, экономические и политические факторы, способствующие росту цен на рынке Украины и не только.

И на первый взгляд эти доводы вполне убедительны. Если, конечно, абстрагироваться от реальной покупательной способности граждан Украины и от того, что в некоторых областях аграрии вообще отказались начинать посевные работы из-за отсутствия дизтоплива, а точнее — его дороговизны. А также абстрагироваться от уровня прибыльности нефтебензинового бизнеса и извечных доходах нефтяников. Однако нефтяные компании уверяют, что запасов топлива в Украине накоплено достаточно, только вот цена, предлагаемая правительством, делает их бизнес неприбыльным. При этом они сетовали, что правительство Украины не идет с ними на контакт и не хочет вести диалог. Поэтому они публично заявили о своем обращении к премьер-министру Ю.Тимошенко о необходимости диалога.

А уже после пресс-конференции стало известно, что четыре компании с российскими корнями обратились с письмом к премьеру России М.Фрадкову, так сказать, за поддержкой. Мол, пусть глава российского правительства поговорит при встрече с Ю.Тимошенко об их проблемах и проблемах украинского нефтерынка. Услышав об этом, один остряк заметил нечто в стиле того, что «давайте всей палатой напишем письмо в ООН и т.п.».

На вопрос «ЗН», почему нефтяные компании не противились похожим ограничениям во времена правительства В.Януковича, представители компаний ответили, что «тогда это были временные меры, да и уговаривали их группы захвата при поддержке автоматчиков». Сначала их просили не повышать цены до окончания посевной (как и сейчас), затем — до окончания уборочной, потом — до первого тура выборов президента, до второго, потом — до инаугарации В.Ющенко, теперь вот снова — до окончания посевной. По мнению представителей нефтяных компаний, этот порочный круг надо разорвать. И при новом правительстве Украины самое время выработать иной уровень и стиль взаимоотношений. Мол, они готовы к диалогу, но их и слышать не хотят.

Между тем премьер-министр и главы Минэкономики, Минтопэнерго едва ли не ежедневно за последние три недели обсуждали ситуацию на нефтерынке и пытались найти решение.

А в тот же день, когда нефтекомпании устроили пресс-конференцию, Ю.Тимошенко вела допрос с пристрастием руководителей компаний, в которых государству еще принадлежит контроль — «Укрнафта» «Укртатнафта», НПК «Галичина», «Нафтохімік Прикарпаття» и НАК «Нафтогаз України». Уже после этого заседания в Кабмине глава Минтопэнерго объявил, что для урегулирования ситуации на рынке светлых нефтепродуктов правительство намерено приобрести 100 тыс. тонн нефтепродуктов и около 300 тыс. тонн нефти, чтобы за счет этого провести интервенцию на рынке и сбить ценовой накал. Правда, до формирования стратегического запаса еще далеко и, по словам И.Плачкова, он может быть сформирован полноценно не раньше 2006 года.

20 апреля стало известно, что АМК разрешил «Укрнафті» увеличить сеть своих АЗС, прикупив еще 73. Это необходимо для того, чтобы было где реализовывать дешевое государственное топливо. Правда, в последние дни на АЗС «Укрнафти» и так горючее было дешевле, но и очереди были, а многие водители жаловались на качество бензина. Так что с последней проблемой еще предстоит побороться.

«Мы надеемся на конструктивный диалог с правительством»

«Бензиновые» страсти тем временем накалялись. И вдруг, после всех публичных препираний импортеров российской нефти в четверг, 21 апреля, нам стало известно о встрече премьер-министра Ю.Тимошенко с руководителями ТНК-ВР и «ТНК-ВР Украина», более того — о достигнутой ими договоренности о том, что «ТНК-ВР Украина» не будет пока кардинально повышать цены на топливо в Украине. Уточнил смысл достигнутых с правительством Украины договоренностей президент ООО «ТНК-ВР Украина» Александр Городецкий:

«Понимая, в какой сложной ситуации находится правительство, руководство ТНК-ВР пошло навстречу КМУ и договорилось с премьер-министром о следующих шагах.

Во-первых, со стороны Лисичанского НПЗ (ОАО «ЛиНОС») действительно будут продолжены отгрузки дизельного топлива в адрес аграриев по цене 2400 грн. за тонну. Завод подготовит график льготных отгрузок исходя из существующих запасов, плана запуска предприятия после остановочного ремонта и тех объемов, которые остались за НПЗ согласно подписанному с сельхозпроизводителями меморандуму. Во-вторых, ТНК-ВР до конца месяца, то есть до 1 мая 2005 года, замораживает цены на собственных АЗС на том уровне, который установлен Министерством экономики Украины. Также наш торговый партнер — ООО «ТД ТНК-Украина» — приложит все усилия для нормализации ситуации в джобберской сети, насколько позволит его влияние на процессы ценообразования.

На более далекую перспективу мы не смогли договориться с правительством в связи с тем, что у нас есть значительные концептуальные расхождения в видении модели работы рынка нефтепродуктов Украины. До 1 мая мы планируем достичь компромисса и найти оптимальное решение, удовлетворяющее интересы и экономики Украины, и нефтепереработчиков».

Уже вечером в четверг после выступления на «5 канале» А.Городецкий ответил конкретнее на вопросы «ЗН».

— Александр Рафаилович, могли бы вы уточнить содержание вашей встречи с премьер-министром Ю.Тимошенко?

— По большому счету, мы стремились обсудить экономическую модель (ценообразования и организации) рынка нефти и нефтепродуктов в принципе. Юлия Владимировна пока категорична: она считает, что такие компании, как ТНК-ВР, имеют, скажем так, «запас экономики». У нее свое видение формирования цены: по всей цепочке — от скважины до бензоколонки. На наш взгляд, такая модель жизнеспособна лишь в нескольких странах. Но уж никак не в Украине, где перерабатывается большей частью импортированная нефть. Посему мы считаем, что нужно учитывать все необходимые сопутствующие расходы, включая налоги в РФ, в Украине, транспортные и т.д.

Но то, что у нас разное видение — это не страшно. Важно желание услышать аргументы оппонента. И чтобы нас услышали, мы сделали шаг навстречу правительству Украины — согласились до конца апреля на цены, установленные Минэкономики Украины, а также на поставки дизтоплива аграриям по фиксированной цене — 2400 грн. за тонну.

— Со стороны ваше согласие на условие КМ выглядит как результат болезненной «процедуры» — «пальцы зажимали дверью»… Так что же действительно стало последним доводом, заставившим вас временно отступить. Это угроза реприватизации ЛиНОСа или ревальвация гривни?

— К сожалению, на вопрос смотрят с политической, а не с экономической точки зрения и объективного анализа. Но мы заявили: этот шаг — нюанс, а не тактика и стратегия.

Конечно, каждый использует доступные аргументы. Не могу сказать, что названным вами «арсеналом» по отношению к нам не пытались воспользоваться. Но ни тот, ни другой «аргумент» мы не воспринимаем как решающий. Как вы понимаете, для таких компаний, как ТНК-ВР и «ТНР-ВР Украина» сдерживание цен на оставшиеся дни апреля — не критично. Это скорее повредит Надвирнянскому, Дрогобычскому и, возможно, Херсонскому НПЗ.

— А как вы относитесь к инициативе Минэкономики сохранить ограничения на цены нефтепродуктов до 1 июня? Вы и с этим согласитесь?

— Вряд ли мы будем согласны. Но если так, то в мае мы будем принимать решение о дальнейшей своей тактике на рынке нефти и нефтепродуктов Украины. Ведь и сегодня мы не видим экономических причин для ограничения цен.

— Рассчитываете ли вы на конструктивный диалог с правительством Украины?

— Да, и начало ему — наша встреча с премьер-министром Украины. Мы надеемся, что Президент и премьер-министр Украины прислушаются и к нашим экономически аргументированным доводам. Есть разногласия: у всех свое видение. Это нормально и мы понимаем. Мы пошли навстречу правительству еще и потому, что именно сейчас идет контрактование нефти на следующий месяц, а мы и другие участники рынка просто не знаем, о каких ценах может идти речь . Сегодня, несмотря на все проблемы, в Украине есть еще запас нефтепродуктов. Но уже в мае и тем более к лету ситуация может резко ухудшиться из-за реального отсутствия нефтепродуктов на рынке. Так что находить общий язык нужно как можно скорее, чтобы действительно не наступил кризис.

«Государство должно взять на себя управляющую функцию»

Очевидно, что правительство, решив в этой ситуации провести интервенции на рынке нефтепродуктов, должно располагать сетью АЗС, которые бы оно контролировало. Для этого пока выбрана сеть АЗС «Укрнафти» и «Нафтогаза». Хотя еще с 2000 года речь шла о создании на базе «Укрнафти» государственной вертикально интегрированной компании, как стабилизирующего инструмента на отечественном рынке нефти и нефтепродуктов. Но до сих пор такой компании не создано. И правительству приходиться использовать те инструментарии, которые ему доступны.

С закономерным вопросом о том, кто же прав в своих действиях на рынке нефтепродуктов Украины в этой ситуации — правительство или нефтяные компании, и что может сделать и делает правительство для стабилизации ситуации мы обратились к члену парламентского комитета по вопросам ТЭК Олегу САЛМИНУ. Вот что он рассказал о видении ситуации на отечественном рынке нефтепродуктов.

— В сегодняшней ситуации запрет на экспорт нефти и нефтепродуктов — оправданная мера?

— На этом этапе да.

— Что, на ваш взгляд, необходимо сделать для стабилизации украинского рынка нефти и нефтепродуктов?

— Основной элемент, который нужно сегодня использовать — это, конечно, накопление ресурсов, чем правительство и занимается. Проблема в том, что прежние правительства этого не делали. Это то, для чего сегодня нужно создавать нефтяную национальную компанию. Регуляторы, которые может использовать государство, должны проходить через призму формирования баланса — импортной и экспортной составляющей. Тогда у нас исчезнет очень много проблем со всеми скандалами, которые есть сегодня по реэкспорту, запрет экспорта. Потому что нельзя заводу запрещать экспорт, если это позволяет ему экономически содержать предприятие. Можно с заводом договориться: давайте работать в прозрачной схеме и формуле, что есть переменные затраты и есть постоянные. Цена на мировом рынке растет, и мы не знаем, как она себя поведет в ближайшее время, особенно к осени.

— А вы не видите в действиях нефтезаводов диверсии, а говоря по-другому, «сговора»?

— У нас очень любят все переводить в разряд политики. Вот Одесса—Броды — политика. То же самое здесь, мы просто не готовы в очередной раз к этой ситуации. Поменялось правительство, пока оно занималось вопросами кадровой политики, никто это направление просто не отслеживал, и это привело к тому, что заводы пришли к выводу, что при таком повышении цен на нефть, если они и дальше будут участвовать в программе обеспечения аграриев топливом по фиксированным ценам, то будут работать в убыток. И это привело к тому, что они стали устраивать между собой какие-то отношения. Сговор это или нет, это нужно доказывать. Наверное, это просто защитная реакция. Точно так же, как защитная реакция сработала со стороны Кабинета министров, потому что ему нужно было отстаивать интересы граждан.

— Скажите, в этой ситуации кто прав? Или — «мы с тобою оба правы...»?

— Думаю, что именно так. Почему я сегодня говорю о национальной нефтяной компании. Сегодня кто-то должен сосредоточить в своих руках вертикаль — и техническую, и экономическую. Для того чтобы иметь не 400 заправочных станций, а 2,5 тысячи. При этом экономическими способами. У нас со стороны государства никто этим системно прежде не занимался, как и мониторингом. В моем понимании, сегодня это может сделать только новая структура, на которую возложат эти функции. Эти функции нельзя возложить на «Укрнафту». Так как она разорвана в системе с «Укртатнафтой». Государство должно взять на себя управляющую функцию. И на «Укрнафті», и на «Укртатнафті», а то, что есть акционеры, — это хорошо. Но существует государственная программа, и мы должны уйти от каких-либо групп.

Далее, резервный фонд нефти и нефтепродуктов нужно создавать не за счет бюджетных денег, и не за счет госрезерва, которому поручают купить, а потом денег, оказывается, на это не выделяют и ничего не выполняется. А за счет той прибыли, которая сегодня зарабатывается на «Укртатнафті», на «Укрнафті», у последней сегодня 1 млрд. 300 млн. грн. живых денег на балансе. Этим ресурсом можно воспользоваться, закупить ту же нефть и создать резерв на осень.

И никого не ставить в зависимость — мол, потом вас закроем. Их нужно выстраивать только в ту линию, в которой идет государство. И говорить: мы готовы идти с вами вместе, но вы должны тоже играть по тем правилам, которые есть в государстве. Давайте, вы нам поможете создавать резервный фонд, у вас есть резервуарный парк. Я сейчас говорю о «Лукойле», ТНК-ВР. Давайте создадим формулу, по которой мы сформируем цену на нефтезаправках. Поднялась цена на нефть — это переменная составляющая, мы ее учитываем, и у нас есть постоянные затраты (о которых мы договорились заранее). Таким образом, если даже есть подъем цены, мы к нему будем готовы. Мы потихонечку поднимаем, но не галопирующими темпами, а микшируем ситуацию за счет накопленного стратегического запаса.

И говорим трейдерам: вы тоже должны поучаствовать в создании этих запасов, например, 5—10% (для этого нужно знать баланс страны) откладывайте в резерв на случай, например, кризиса. Мы у вас будем покупать его, но по той цене, по которой она вам обходится. Если бы осенью по той цене был закуплен и создан резерв на предприятиях, то они ничего не могли бы сказать: да, создан резерв для государства, и мы готовы его отдать в ту или иную программу, но сегодня цена-то сформировалась другая.

Что же касается создания национальной компании, то лучше это делать не на основе «Укрнафти». К сожалению, сегодня в ней акции распределены так, что есть внешние акционеры, которые не являются стратегическими акционерами. Сегодня акционеры «Укрнафти» другого уровня. И есть один крупный — представитель группы «Приват». Они развивают достаточно неплохую концепцию: компания должна иметь свои заправочные станции. Но все это рассматривается с позиции компании, а не с позиции государства. Вот в этом кардинальные изменения подхода.

Когда мы выводили акции «Укрнафти» на американский рынок, впервые в Украине, то мы всегда придерживались прозрачности. Тогда мы разместили 5% акций «Укрнафти». Делали это с одной целью: чтобы получить доверие к «Укрнафті» за рубежом. Тогда была программа привлечь от 100 до 200 млн. долл. в первую очередь на заправочные станции, то, что «Укрнафта» и сделала.

— Купив АЗС за собственные средства, да еще и втридорога.

— Нужно за заемные деньги это делать. А оборотные деньги направлять на развитие производства. Сегодня у «Укрнафти» очень серьезный вопрос по нефтяным запасам. Мы говорим о 35—40 годах работы компании, а нужны новые методы, нужны деньги. Даже для партнерства. Но если ты все деньги потратил на АЗС, инвесторы тебе скажут: подожди, делай свой бизнес внутри страны, почему я должен идти с тобой в какой-то лизинг — у тебя нет денег. Завтра кризис в стране — и твои заправки ничего не стоят, о чем с тобой договариваться?

А заемный капитал — это другое дело.

— То есть создавать на базе «Укрнафти» вертикально интегрированную компанию нет смысла? Она не решит всех задач?

— Стратегически она не может сегодня являться объединяющим фактором. Потому что у нас основная задача: объединить оставшийся рынок, который может еще контролироваться государством.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно