ЕВРОКРАТЫ — НА ВЫХОД

19 марта, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 19 марта-26 марта

Драматическое ночное заседание ЕК, обсуждавшее доклад специального комитета, первым покинул австрийский комиссионер по сельскому хозяйству Франц Фишлер...

Драматическое ночное заседание ЕК, обсуждавшее доклад специального комитета, первым покинул австрийский комиссионер по сельскому хозяйству Франц Фишлер. Он вышел из комнаты в 12.30 ночи во вторник со словами: «Я - в отставке. Иду выпить». Через полчаса Жак Сантер сделал заявление о том, что «все члены комиссии единогласно согласились подать в коллективную отставку». Кризис, постигший исполнительный орган Европейского союза, - худший за все время его существования с 1958 года.

Главный вердикт, который вынес независимый комитет экспертов (пять юристов и аудиторов), состоит в том, что руководство ЕК ответственно за допущенные случаи мошенничества, административную халатность, коррупцию и кумовство. И хотя в докладе комитета нет прямых доказательств о персональном вовлечении членов ЕК в случаи мошенничества или коррупции, против некоторых из них выдвинуты конкретные обвинения.

Главной мишенью доклада стала мадам Эдит Крессон, бывший премьер-министр Франции, возглавляющая в ЕК департамент образования и научных исследований. Она единственная среди членов ЕК персонально обвиняется в «фаворитизме» за то, что назначила своего друга, личного зубного врача из родного города Шателеро, семидесятилетнего Рене Бертелота, возглавить исследовательский проект ЕС по СПИДу. Комиссия признала, что старый дантист не только не имел нужных квалификаций, но и практически ничего не сделал.

Кроме того, Крессон возглавляла юношескую учебную программу по проекту «Леонардо» (стоимостью около 800 млн. долл.), в которой в течение нескольких лет имелись серьезные нарушения, но о них Крессон не считала нужным информировать ни своих коллег по ЕК, ни Европарламент.

Жесткой критике подвергся и сам Жак Сантер, бывший премьер-министр Люксембурга, президент Европейской комиссии с 1995 года. Его обвиняют в плохом менеджменте, потере контроля над административными органами ЕК.

В отчете комитета также сказано, что службы безопасности ЕК, при личном попустительстве президента, превратились в «государство в государстве» с разрушающими последствиями. Имеется в исследовании также запись о том, что ответы Сантера на вопросы специального комитета были настолько уклончивыми, что их можно квалифицировать как «вводящие в заблуждение», особенно при рассмотрении деятельности офиса мадам Крессон.

Еще несколько конкретных имен мелькают в докладе спецкомитета.

Одна из двух германских членов ЕК Моника Вульф-Матиес, бывший лидер немецких профсоюзов, отвечающая в ЕК за региональную политику, использовала «неподходящие» процедуры для назначения личного друга в штат своего офиса.

Член ЕК от Португалии Хао де Дьюс Пинхейро подвергся критике за внесение в платежную ведомость офиса средиземноморских стран, который он возглавлял, в качестве советника своего близкого родственника, не то шурина, не то свояка.

Вице-президент ЕК испанец Мануэль Марин обвиняется в том, что в ЭКО-гуманитарном департаменте, находящемся в его ведении, были обнаружены случаи мошенничества и различные отклонения от правил. Спецкомитет также отметил «неохотные и затянутые» ответы Марина на вопросы при расследовании нарушений в средиземноморском проекте, который направляет помощь ЕС в бедные части региона.

В заключительных пунктах доклада комитета говорится, что небрежность и халатность при исполнении служебных обязанностей привели к тому, что «неоспоримые случаи мошенничества и коррупции прошли незамеченными на уровне самих комиссионеров».

На пресс-конференции, состоявшейся в Брюсселе следующим утром, Жак Сантер выглядел довольно самоуверенно, заявив, что коллективная отставка 20-ти была «политическим актом». Он не дал себя на «растерзание» журналистам и невозмутимо отвечал почти одно и то же, а именно, что обвинения его и членов его кабинета в коррумпированости, некомпетентности и мошенничестве «не имеют под собой оснований». Он сказал также, что не верит, будто «четыре года успешной работы ЕК могут быть сведены к шести случаям нарушений». Главный спор на пресс-конференции разгорелся из-за последнего пункта доклада, в котором независимые эксперты спецкомитета написали, что «среди членов ЕК они не могли найти никого, кто чувствовал бы за собой малейшую ответственность». На что Сантер ответил: «Я был шокирован тоном доклада и отклоняю его выводы».

Тем не менее будущее Жака Сантера, как и всего состава ЕК, пока выглядит довольно бледно. После ночного заявления об отставке все члены ЕК вышли утром на работу, на временной основе. В то же время германский канцлер Герхард Шредер помчался в Лондон и уже в 9 утра входил в дом №10 на Даунинг стрит, резиденцию британского премьер-министра. Он начал свой европейский тур для обсуждения с руководителями стран ЕС повестки следующего саммита ЕС, который состоится на следующей неделе в Берлине. Отставка ЕК продлила во времени и добавила адреналина в переговоры Шредера и Блэра. После они заявили, что Жак Сантер должен уйти как можно быстрее. А его преемник (пока на переходный период до 2000 года) может быть назван уже на следующей неделе, на берлинском саммите ЕС.

Именно Германия, председательствующая в первом полугодии 99-го в Европейском совете, несет ответственность за немедленное разрешение кризиса в исполнительном органе Европейского союза, сказал канцлер Шредер на пресс-конференции, уже в Брюсселе, после обеда в тот же день. Там же он сообщил, что все страны-члены ЕС, кроме Греции, согласились с тем, что у ЕК не было никакой альтернативы отставке.

Но уже на следующий день стало понятно, что не все так безоблачно в «евросоюзном королевстве». Будущее Сантера послужило тем водоразделом, который сгруппировал два лагеря среди стран ЕС - северный и южный. Условный север, где главную скрипку играют Британия и Германия, требует отставки Сантера немедленно, а не через 9 месяцев (когда истекают его пятилетние полномочия). Условный юг, сгруппировавшийся на данном этапе под знаменами Италии-Испании, считает, что ЕК во главе с Сантером пала жертвой собственной честности и принципиальности и посему может «досидеть» свой срок в кабинетах до конца года. Франция пока открыто не примкнула ни к одному полюсу.

Что касается претендентов на пост президента ЕК, то никто никого еще официально не выдвигал. В числе возможных мелькают разные имена, среди них, например, испанец Хавьер Солана, генеральный секретарь НАТО, Романо Проди, бывший премьер-министр Италии. Но если подытожить факты и сопоставить некоторые тенденции, думаю, можно предположить, что Блэр и его правительство будут бороться за своего кандидата на президентское кресло европейского кабмина. Ситуация складывается пока в пользу Британии.

В то время как французские, немецкие, испанские члены ЕК запятнаны на страницах исследования, британцы остались чисты. Поэтому Франция, чьи позиции изрядно подточены не только скандалом с мадам Крессон, но также не забыт еще не очень успешный предшественник Сантера француз Жак Делор, вряд ли будет претендовать на место президента. Германии, в данный момент несущей бремя политического и экономического кризиса внутри страны, также будет нелегко выставить и отстоять своего кандидата.

Для островного же Королевства, оказавшегося недавно за пределами Евролэнда (условное название 11 стран, принявших евровалюту), место на вершине коллективной европейской власти будет означать не только сохранение ведущих позиций в Европе, а несомненное их усиление. Кроме того, это шанс для лейбористов, преимущественно проевропейцев, поставить шах оппозиционной партии Тори, состоящей из давних евро-скептиков. Вряд ли Блэр, известный своими евро-амбициями, упустит такой шанс.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно