Война в глазах детей

29 мая, 2015, 21:55 Распечатать

1 июня — Международный день защиты детей. Защиты от последствий взрослой глупости, от бесправия, от войны. Сегодня мы попробуем заглянуть в души тех, кто не участвует в высоких переговорах и низменных дележах сфер влияния и денежных потоков. В этих душах — сырые темные подвалы, где некоторым приходится спасаться от артобстрелов, страх за свою жизнь, потеря дома, а часто — и самых близких людей…

1 июня — Международный день защиты детей. Защиты от последствий взрослой глупости, от бесправия, от войны. Сегодня мы попробуем заглянуть в души тех, кто не участвует в высоких переговорах и низменных дележах сфер влияния и денежных потоков. В этих душах — сырые темные подвалы, где некоторым приходится спасаться от артобстрелов, страх за свою жизнь, потеря дома, а часто — и самых близких людей…

Дети живут в нашем взрослом сегодня. Но пройдет время, и мы будем жить в их завтра. Как на него повлияет война? Дадут ли всходы "зубы дракона", посеянные в детских сердцах? Какие это всходы? Вражды и ненависти, позволяющие с легкостью воспроизвести в будущем войну, которую нынешние взрослые рано или поздно закончат? Или это будут страх, боль и осторожность, которые послужат прививкой и барьером для возвращения к пережитому? Продлится ли конфликт в поколениях, через переданную родителями разницу во взглядах, подкрепленную пережитыми этими мальчишками и девчонками опасностью, страхом, потерями? Или все же есть надежда? 

В поисках ответов мы собрали детские рисунки о войне из разных регионов нашей страны. Рисунки детей, которые видели войну собственными глазами. Рисунки детей, которые ощущали ее зловонное дыхание, опасаясь за жизнь своих близких, ушедших защищать Украину. Рисунки детей, которые знают о ней лишь из теленовостей и от родителей. 

Мы пытались установить возрастной ценз — 8–12 лет. Нам казалось, что рисунки таких детей уже достаточно осознаны, но еще эмоционально правдивы. Однако здесь есть и рисунки ребят постарше, мимо которых мы просто не могли пройти. 

Мы пытались понять, что происходит в головах и сердцах нашего с вами будущего. В одиночку редакции с этой задачей не справиться. Мы позвали на помощь психологов.

В пасти войны

Просмотрев более сотни рисунков, нарисованных мальчишками и девчонками из разных регионов страны, замечаешь тенденцию — рисунки "оттуда" часто и явно не соответствуют возрасту ребенка. Психологи отмечают: от пережитых травматических событий дети нередко регрессируют. Их рисунки всегда сюжетны — маленькие человечки, как правило, рисуют то, что видели своими глазами: подвалы, солдат, военную технику, оружие, горящие и разрушенные здания, кровь, раненых и убитых людей... Посмотрите, как много в них разделительных линий… "Хорошие" и "плохие" в них встречаются чаще, чем в рисунках ребят из других регионов…

Но работы детей, различающих свист снаряда и мины, схематичны и не прорисованы так, как рисунки детей из городов, которых война напрямую не коснулась. Возможно, кому-то они покажутся просто каракулями. Но вспомните: война, к сожалению, стала частью жизни этих детей — страшной реальностью, переживаемой каждый день, а не всего лишь темой на уроке рисования, пусть продуманной и по-своему прочувствованной. Цель рисунков детей, переживших (а нередко до сих пор переживающих) боль войны, была иной — изобразив свой страх, попытаться навсегда от него избавиться. Многие из этих рисунков уже порваны в мелкие клочки, закопаны или сожжены — чтобы все зло, изображенное на них, никогда больше не вырвалось наружу и не вернулось в их жизнь. Взамен нарисованы новые рисунки, на которых безопасно, светло, красиво и радостно. Только этого мало…

Сергей, 8 лет. В семье четверо детей. Переехали из Харцызского района Донецка в село Троицкое после оккупации ДНР. Травмирующее событие — потеря дома, жилища.

Рисунок нарисован в декабре 2014 года в общежитии для перемещенных лиц г.Мариуполя. Дом, который хочет построить Сергей, и танк, который его защищает. Рядом — сам Сергей. Он вышел немного страшненький, и психолог спросила, что сделать, чтобы было не так страшно. Сергей дорисовал сердце. Теперь ясно, что человек добрый.

В августе-ноябре 2014-го — один из периодов активных боевых действий — 8-летняя Лена временно выезжала в Санкт-Петербург. Сейчас проживает в Донецке. Единственный ребенок в семье, учится на "отлично", занимается пением, рисованием. Аккуратна, исполнительна, гиперответственна и… тревожна.

Рисунок — в рамках групповой психокоррекции, проработка темы "Мое будущее через год". Описание Лены: "Мы все вместе идем на парад победы ДНР. У нас мир, счастье, радость и у всех полная семья".

Мы думаем, что таких рисунков на оккупированных территориях гораздо больше. Ведь чаще всего на "наших" и "не наших" дети делят по принципу политических убеждений родителей. Увы, доступ психологов на оккупированные территории часто по разным причинам затруднен. 

9-летний Максим — тоже единственный ребенок. Ему предложили нарисовать то, что он любит. Нарисовал дерево. В процессе ругал себя, что некрасиво получается. Поддержку воспринимает сложно. Недоволен собой, хочет помощи мамы. Старательно прорисовывает листочки. А корни — только после наводящих вопросов. С началом АТО Максим с родителями часто переезжал. В Донецк семья вернулась в конце сентября: Максим вернулся в школу. Во время обстрелов семье приходилось уезжать из своего района. Сейчас проживает с родителями дома, периодически отдаленно слышит обстрелы.

8-летний Саша из Донецка боится артобстрелов. На встрече с психологом был сразу после одного из них: "Внутренняя дрожь, тело напряжено, дышит поверхностно, руки дрожат. Говорит с трудом, очень кратко. Чаще смотрит на маму и просит взглядом ответить за него. 

Рисовать отказывался. Согласился обвести рисунок. Не смог сам достать фломастер из пачки. Рисунок обводили вместе. После этого появилась уверенность. Корни оставил оголенными. Нарушение базовой потребности — безопасности. Нарушенная идентичность. Во взрослых сомневается. А у самого нет сил контролировать ситуацию и обеспечить себе безопасность. Во взрослых сомневается. 

После вопроса "Может, еще что-то хочешь добавить?" добавил солнышко". 

Влад, 11 лет. Полная семья, есть двухлетний брат. Приехали из Донецка, находившегося тогда под постоянным обстрелом. Травмирующая ситуация — видел, как военные выводили людей из автобуса и ставили на колени.

"В октябре 2014 семья жила в общежитии для перемещенных лиц г.Мариуполя. Влад постоянно рисовал военную технику, нередко стреляющую. Иногда соглашался, чтобы она была более мирной — придумал автомат, стреляющий конфетами. Очень расстраивался, если рисунок не получался. Очень радовался, если получался. Постоянно хотел, чтобы рисунки пушек или танков висели среди других детских рисунков даже на другие темы. Себя видит в будущем бойцом, уничтожающим противника. Очень любит танки и стрелять". 

Виолетта, 9 лет. "Мы познакомились с девочкой в Бердянске на базе "Факел", — пишет психолог. — Приехала из Донецка. До войны Виолетта была очень смелой, слегка дерзкой и уверенной девчонкой, очень активной, общительной и веселой. 

"Я не узнаю свою внучку, — со слезами на глазах говорила пришедшая с ней бабушка. — Она стала очень грустной, боится темноты и не хочет оставаться одна ни на минуту". 

Сегодня война глазами Виолетты выглядит как противостояние между ее городом и ее страной. В ней остается знание о войне, но также есть огромная надежда на мир. Она стала понимать больше, чем хотелось бы, но это не мешает ей радоваться и мечтать. В своем рисунке Виолетта с надеждой объединяет свой город и свою страну радугой Мира". 

Леон (8 лет) и Маргарита (9 лет), Луганск. Сейчас живут во Львове.

Постоянное пребывание под обстрелами не повлияло на них так, как событие 4 июля 2014 года. Дети возвращались домой и попали "под минометный огонь — в 100 метрах от нас пролетела мина. Плакали, страшно было очень. Когда рвануло, двое человек от этого умерли. Несколько недель после этого нас вообще не выпускали из дома", — вспоминают ребята. 

В августе переехали из Луганска в Лисичанск — к дедушке. Там, 1 сентября, и было сделано фото детей в вышиванках. Они единственные пришли так на линейку.

"С 11-летней Дашей я познакомилась в детской травматологии, куда она попала с осколочным ранением после обстрела 24 января восточного микрорайона в Мариуполе, — делится психолог. — Когда начался обстрел, Даша была дома. Сразу сообразила, что надо бежать в коридор — более безопасное место в квартире. Но не успела — привалило потолком. Из завалов помог выбраться старший брат Данил.

Этот рисунок Даши отражает то, что происходит в ее жизни сейчас. На нем присутствует тема войны — танк. Увы, такова наша реальность. Но все же мирной жизни теперь больше — это семья и любовь в виде сердец".

12-летняя Марина из поселка Семеновка с родителями и младшим братом сидела в подвале, когда снаряд попал в их дом, частично разрушив его. 

Выезжала на лето. Вернулась в Славянск в середине учебного года. Когда психолог на занятии рассказывала о возможных детских реакциях на травму, объясняя их естественность, Марина начала смеяться. В психологии есть такое понятие — "смех висельника". Когда человеку впору бы заплакать, но, считая это постыдным, он начинает смеяться. Вот таким жутким смехом, не в силах остановиться, Марина смеялась полчаса… 

Рисунок — "Я боюсь, что вернется война". Марина видела, как горела больница. Вначале она нарисовала целое здание. Потом — верхние этажи на рисунке заполыхали пламенем. Далее Марина широкими и густыми мазками черной и коричневой краски стала закрашивать его. От количества краски рисунок был тяжелее других. 

Символичны и подписи. В слове "больница" выделен первый слог — "Боль". Является ли шапочка сине-желтого цвета на человечке, держащем плакат со словом "Хватіт" намеком на патриотизм (как это видят взрослые) или же эти цвета просто успокаивают ребенка, психолог не спрашивала. Ведь в тот психоневрологический диспансер снаряд "прилетел", увы, со стороны Нацгвардии… 

Спустя какое-то время дети сжигали свои рисунки. Рисунок Марины, из-за большого количества краски, горел очень долго. 

О 13-летней Насте из Горловки мы ничего не знаем. Ее рисунок — цветок, в каждый лепесток и серединку которого вписано пожелание-молитва — висел в церкви г.Славянска. "Хочу, чтобы папа и брат не печалились, и заработала их работа!!!", "Хочу, чтоб все улыбались!!!", "Хочу, чтоб закончилась война!!!", "Хочу, чтоб друзья вернулись домой!!!", "Хочу, чтоб мама больше никогда не плакала!!!", "Хочу, чтоб больше не было страшно!!!", "Хочу, чтоб все подружились и перестали воевать!!!", "Хочу, чтоб мой племянник не болел и не попадал в больницу!!!"

Катя, 11 лет. До войны жила в Горловке с мамой, папой и младшим братом. Была в городе, когда летели снаряды. Потом семья переехала в Краматорск, где проживает сейчас. Несмотря на то, что более полугода живет в другом городе, это воспоминание очень эмоционально насыщенное. Рисунок показывает, с чем пришлось столкнуться ребенку — что видела, что пережила и о чем не может забыть. 

Вадим, 10 лет. Живет с мамой и бабушкой в Макеевке. Рисунок безопасного места и помощника. Мальчик тревожный, пережил все военные действия — семья никуда не выезжала. Во время обстрелов сидел в подвале вместе с мамой. Часто рисует монстров и супергероев комиксов, как образец того, кем хочет стать — сильным и большим.

13-летний Артем из п.Ясиновка (Донецкая область) нарисовал домик как безопасное место. Над домиком серые тучи, что говорит о тревожности подростка. Охраняет и защищает его зеленый человек с автоматом. Но если защитник не справится, то можно будет убежать по дороге в другой город.

Саша и Леша, 11 лет, близнецы, п.Ясиновка (Донецкая область). Изобразили подвал, в котором вместе с родителями прятались от обстрелов. Это было самое безопасное место, но им все равно было очень страшно. Защитников нарисовали в виде зеленых человечков с автоматами. Сказали, что это герои, они смело воевали, спасали людей, и их наградили медалями. Мальчики сказали, что тоже пойдут воевать. Психолог выразила надежду, что пока они подрастут, война закончится. Но мальчики сказали, что не закончится…

Волны войны

Одесса видна сразу. На большинстве рисунков присутствует море. Сначала мы даже удивились, ведь нынешняя война на море не велась. Потом вспомнили: море — часть жизни для этих детей. Да и война для них — это, прежде всего, Великая Отечественная, далекая и романтизированная. Об этом говорит рисунок 11-летней Валерии Бабий (гимназия №1), на котором седого ветерана-моряка, увешанного орденами, у обелиска славы встречают с цветами дети. Об этом на рисунке 15-летнего Александра Кривоножко (гимназия №7) говорит соседство красной звезды с украинским флагом на подлодке (которых, к слову, в Украине сейчас нет). Этакий микс, почерпнутый из дедовых рассказов, книг и фильмов о Великой Отечественной войне и современных телекартинок. То, что война для большинства юных одесситов — это романтическая легенда давно минувших дней, хорошо видно также на карандашном рисунке, навевающем ассоциации со Сталинградской битвой, 13-летней Алины Бурдейны (гимназия №1). А вот на рисунке 12-летнего Андрея Шемета (гимназия №1) изображен танк ИС-3 (Иосиф Сталин). В серийное производство этот танк был запущен в конце Второй мировой войны и в боях принять участие не успел, но почему-то именно его в советские времена любили ставить на постаментах. 

Несколько одесских рисунков больше приближены к сегодняшнему дню — писанки у 12-летней Евы Рудь, которые девочки в вышиванках вручают солдатам без каких-либо опознавательных знаков; танк с украинским флагом, зеленый человек и надпись "Мій захисник" у 11-летнего Александра Кибальника (похожие на письма-рисунки солдатам можно увидеть во всех украинских блиндажах на линии фронта). Каравай, вручаемый мамой и дочкой летчикам, на одном из которых шлем образца 1938 года, — на рисунке 11-летней Ангелины Гажий. Война от этих детей далека. Нынешняя — не их война. 

И лишь от пламени горящего дома (тема, близкая одесситам), убитых аистов (символ мира и дома) и брошенной детской игрушки на рисунке 15-летней Марины Атроховой — мороз по коже. И слез не сдержать. За всех. Аистят.

Война в глазах детей из Харькова в нашем проекте отразилась несколько специфично — рисунками воспитанников Учебно-воспитательного комплекса им В.Короленко для слабовидящих, но остро чувствующих детей.

Вадим, 10 лет. Оба выдавленных рисунка отражают реальность, больше всего волнующую детей сегодня — оружие, люди с оружием, танк. Видят дети войну или нет — не важно. Война вскрывает самые глубинные пласты переживаний — агрессия внешнего мира, потеря близких, будущего, тревога, неопределенность, уязвимость, страх…

На рисунке 11-летнего Вадима — два танка в горах как отражение противостояния. Ребенок не маркирует танки никакими опознавательными знаками "хороший-плохой, свой-чужой". То есть он не видит ни врагов, ни зло, а просто реагирует на факт войны как агрессии, противостояния. В то же время место событий — горы. Скорее всего, Вадим просто дофантазировал красивые места к символу войны. А, может, Крым?

Рисунок 12-летней Насти — символ детского восприятия черно-белой войны и яркой мирной жизни. Война — замирание, мир — возможность жить яркими цветами, где есть семья, любовь и радость.

Перевернутый танк — символ победы над войной.

Детский ответ на агрессию и навязывание событий извне — в рисунке 13-летнего Кирилла. Один человек протягивает другому оружие, желая, чтобы второй встал на его место и также стал агрессором. 

Оружие и война — как навязывание. И человек, несмотря ни на что, пытается остаться собой и отказаться. Люди прорисованы без лиц и опознавательных знаков, просто фигурами, что также означает безликость перед пропагандой, агрессией и насаждением чужой воли извне. Это — волны войны, доходящей до детей с экранов телевизоров, из рассказов взрослых. 

Война за мою Украину

В военных рисунках киевлян и львовян нет ни героев УПА, ни советских ветеранов. Для этих детей война — это сегодня, но там. Она в телекартинках, в рассказах окружающих взрослых, в тревоге мамы, которая переживает за отца, ушедшего добровольцем или мобилизованного защищать Украину. Тревога передается детям. Отличительная особенность этих рисунков в том, что в них всегда только одна сторона, одни герои — как правило, выраженно проукраинские. На рисунках детей из Западной Украины почти никогда нет врага (на киевских есть). Переживания другой стороны этим детям чужды, равно как и ненависть к ней. Рисунки хорошо продуманы и прорисованы. В них грусть, символизм и некая абстрактность. Дети не перебирают на себя войну. Они знают о ней опосредовано. Они мечтают о мире, чтобы их отцы, соседи, родственники друзей поскорее вернулись домой.

Анастасия, 11 лет, НВК "Школа-гимназия "Сыховская", г. Львов. Большинство взрослых украинцев в отломанной ветке сразу увидит Восток Украины. Однако трактовка психолога, которую подтверждает рассказ девочки ниже, говорит о другом: "Настя не сильно перетягивает войну на себя. На рисунке показана вера в могущество, жизнеспособность людей и страны. И лишь небольшая отсохшая ветка — погибшие герои — умирает".

Рассказ Анастасии

"Герои умирают

Мы часто употребляем слово "герой" в повседневной жизни: "герой сказки", "герой дня", "героический поступок". Но мы редко задумываемся, кто такие герои. 

Герои никогда не готовятся к героическим поступкам. Героями часто становятся случайно, иногда это просто "досадная" необходимость. 

Настоящих героев немного. О них пишут книги и поют песни. О героях долго помнят люди и пересказывают детям. 

Из-за войны на Востоке Украины у нас много настоящих героев, которые отдали самое ценное, что у них было — жизнь: за Родину, за друзей, за семью, за детей, за меня, за тебя. 

Но я очень хочу, чтобы в Украине закончилась война, и люди не должны были бы "становиться героями", а имели возможность жить, становиться родителями, строить свою страну". 

Финалисты конкурса детских рисунков на тему: "Так прекрасно выглядит мир!" в рамках проекта "Мой папа защищает Украину", проходившего во Львове, свои работы описали сами.

Диана Кухтий, 12 лет: "В художественную школу я не хожу. На моем рисунке изображены события Майдана и девочка, которая молится за страну. Она плачет на Майдане и хочет мира, чтобы этого не было. Вот так я изобразила войну. Почему Майдан? Потому что это начало войны. Все знали, что так будет. 

О войне я узнаю от папы. Он водитель-механик в АТО. Скоро уже год, как он там. За все это время он возвращался домой в феврале, только на месяц. 

У меня есть младшая сестричка. Ей десять лет. Папы нет рядом. Каждый день — на нервах. Мы волнуемся и молимся за папу, потому что каждая секунда может быть последней. 

Буквально мой папа ничего мне не говорит. Потому что не хочет, чтобы я расстраивалась. Не хочет меня разочаровывать. Я думаю, что война…. Я не могу объяснить, что такое война. Ну… мы защищаем свою страну, а кто-то хочет забрать ее волю силой — оружием, можно сказать". 

9-летний Дмитрий Забавский узнает о войне от товарищей и из новостей. Свой рисунок он назвал: "Україно, до перемоги!" или, как было в первом варианте — "ЗСУ — гарант національної безпеки".

Карина Дехтяр, 12 лет: "Своим рисунком я хотела сделать Украину веселее. Несмотря ни на что есть любовь. У военного есть кто-то, кто его ждет. На рисунке военный вернулся с Востока домой. Внизу от флага идет пламя, потому что Украина — в огне. 

О войне я узнаю из телевизора. И от папы. Он пограничник. Три месяца служил на Харьковщине. Дома было очень невесело. Мы страшно волновались. 

Война закончится. Не знаю, когда. Даже мой папа не знает. Но сегодня война очень страшная". 

Кристина Дехтяр, 12 лет. "Было задание нарисовать войну. Я нарисовала ее конец — мы победители. Я хотела, чтобы было весело, не так грустно. Поэтому нарисовала мир. На рисунке — девочка-украинка. На флаге — тоже люди. Это папа вернулся домой с победой, а мама со своим ребенком радуется. Еще на флаге — солнце. Деревья и подсолнухи возле девушки — символ того, что Украина расцветает. 

Когда папа служил, то я очень хотела, чтобы он вернулся поскорее. Хотела, чтобы, когда он приедет, была победа". 

Рисунок 12-летней Софии Кулиш называется "Українська армія очима дітей".

Христина Ставкова, 12 лет: "Я узнаю о войне из новостей, читаю газеты. В АТО из моих родных никто не служит. 

Мой рисунок — в патриотических цветах. Синий и желтый — цвета флага. Судно, танк и самолет — это морские, сухопутные и воздушные силы ВСУ. Белый голубь — символ того, что наша армия мирная и создана для защиты мирного населения. Своим рисунком я хотела сказать, что наша Украина — едина. Я верю, что мы победим эту войну".

Анна Смилка, 10 лет (Детская школа народных искусств). По выходным посещает катехизисный центр при церкви Рождества Пресвятой Богородицы. О войне говорит: "Пусть стреляют… Надо молиться за них, тогда перестанут. Россияне не понимают, что делают. Их Бог покарает. А наши, если защищаются, — дают сдачи. И нет в том греха. 

На рисунке — осень. В тот день я думала о том, кто победит".

Марта Старовецкая, 8 лет (Детская школа народных искусств). Мама — медсестра, папа — водитель. Есть младший брат (2,5 года). О войне говорит так: "Россияне — наш самый большой враг. Они не понимают, что делают плохо. Украина — большая, красивая и сильная. Бог ей поможет". 

Рисунок "Україна сьогодні" — графика, выполненная маркерами разной толщины. В центре картины — большая фигура девушки, символа Украины. Вокруг дети. Держась за руки, они молятся о мире в Украине, которая окружена самолетами и танками. 

Киев, к сожалению, представлен всего двумя рисунками учеников 5 класса гимназии им.П.Тычины №191. 11-летняя Кристина Рвачова, как видно, из рисунка, знает о войне, но она для нее абстрактна — лес, перекрестный огонь между солдатами без опознавательных знаков, то ли пулеметы, то ли пушки. Рисунок 11-летней Елизаветы Балашовой более конкретен — танк с российским флагом, мать, оплакивающая украинского солдата, надпись "Stop Russia!"

* * *

Мы не получили однозначных ответов на все свои вопросы. Но почувствовали разницу и четко поняли одно: ничуть не менее важной проблемой, чем отличие во взглядах родителей на истоки этой войны, является то, что в душах опаленных ею детей поселился страх. Когда из их городов уйдет война, эти дети вновь станут радоваться жизни, как и все остальные. Но, несмотря на активную помощь психологов (которую, увы, по многим причинам получат далеко не все нуждающиеся в ней дети) в возвращении к нормальной жизни, страх этот все же посеял свои семена. Он повлиял на мироощущение, на шкалу ценностей детей — на то, что важно, а что нет. И картинка будет иной, чем у детей, знающих о войне лишь из рассказов и телекартинок. Залеченный, разорванный в клочки, сожженный и глубоко закопанный в землю посредством страшных рисунков, этот страх, увы, при определенных условиях может дать самые неожиданные всходы. Дети войны задают вопросы, на которые иногда очень сложно ответить. Например, такие, как шестилетняя Вика из-под Дебальцево задала волонтеру из Киева: "Когда стреляли, я пряталась в подвале. А ты где?" — "Нигде. В моем городе не стреляли". — "Почему?!!"

И мы должны быть готовы ответить на все их сложные вопросы…

Алла Котляр

 

Редакция благодарит за помощь в проекте:

— Фонд Р.Ахметова "Развитие Украины": руководителя программ и проектов Д.Касьянову; менеджера проекта "Психологическая помощь детям" Гуманитарного штаба "Поможем" И.Синельник; координатора Психологической службы А.Лукьянчук; психологов, сотрудничающих с фондом, — А.Антонову, Т.Асланян, С.Господинюк, А.Кирияк, Л.Кабаченко, Е.Логвиненко, С.Лисицыну, Е.Мурзу, Т.Малую — за рисунки, собранные в Донецке, Славянске, Макеевке, Горловке, Луганске, Краматорске, Мариуполе, и комментарии к ним;

— председателя Одесской областной группы медиации И.Терещенко, учителей В.Мугинову (гимназия №7) и А.Григорьеву (гимназия №1) в г.Одесса;

— О.Загакайло; председателя правления ОО "Девелопмент фаундейшн" М.Пивоваренко; организационный комитет Центра психологического восстановления "Сильные духом"; руководителя художественного кружка "Художник и соционик" Р.Садовую; преподавателей Детской школы народных искусств И.Заблоцкого и Ю.Луцишин в г.Львове);

— учителя гимназии №191 Л.Кухар в г.Киеве; — президента ХОБФ "Конференция св. Винцента де Поля" О.Попову и педагога учебно-воспитательного комплекса им.В.Короленко для слабовидящих детей Н.Кубанскую в г.Харькове.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно