Подручные средства

10 декабря, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 10 декабря-16 декабря

Почему в Украине лидеры никого никуда не приводят, а если приводят, то в никуда? Почему повсеместно обсуждаются глобальные стратегии, и никогда — сколько и кому это будет стоить? Почему мы научились разрушать старый мир, зная, что не будет сил завтра построить новый? Это дух времени вообще — или же болезнь постсоветских пространств?

"В этой удивительной стране, где люди отнюдь не находятся на уровне ее установлений, все делается "с маху": города, дома, глупости".

Жюль Верн. "Вокруг света в восемьдесят дней" 

 

Почему сегодня фейсбучные войны пассионарнее и масштабнее реальной войны?

Почему в Украине лидеры никого никуда не приводят, а если приводят, то в никуда?

Почему повсеместно обсуждаются глобальные стратегии, и никогда — сколько и кому это будет стоить? Почему мы научились разрушать старый мир, зная, что не будет сил завтра построить новый? Это дух времени вообще — или же болезнь постсоветских пространств?

Каждый из этих вопросов на уровне обыденного сознания находит свои ответы, с именами и фамилиями. Персонификация виновных — дело популярное и эффективное. Ибо чем они, виновные, недостижимее для обвинителя, тем кровожаднее звучат обвинения в их адрес. Обвинителей от этого резко попускает, виновные облегченно хохочут, гештальт закрывается, всем — шампанского!

И дело даже не в том, что критику надо начинать с себя. При все еще существующей системе фиктивного влияния граждан на социальные процессы не имеет особого значения, с кого эту критику начинать. Поскольку в постинформационную эпоху все будет правдой, и одновременно — неправдой. Ибо ущербен сам процесс. И система, которая его осуществляет.

Вышеперечисленные драматические вопросы искренне экзистенциальны, как прощальное письмо самоубийцы. Но одновременно это означает, что их постановка не требует фактологического ответа. Потому что в постсоветской коммуникативной культуре процесс важнее результата. Хотя приставка "пост" зачастую кажется излишней, помимо европейских декораций системы.

На этом безусловном превалировании процесса над результатом базируется феномен любых всенощных застолий (если без драки). С тем, чтобы наутро можно было с удовлетворением вспомнить: "Классно посидели, душевно поговорили". Но вот о чем и к какому выводу пришли — вообще неважно. Важны интонации, жесты, эмоции — это и есть настоящий гипертекст, слова пусты, постылы и пошлы. 

Для украинской коммуникации контекстом является невыразимое — Юнг бы заплакал от зависти. Может ли вообще существовать в таком контексте какое-либо планирование? Может, но оторванное от реальности. Чем оторваннее, тем наряднее.

Мир социальных сетей по своим количественным показателям вполне приближается к репрезентативности, но там есть нюанс. Самопрезентация в сетях вполне эффективна в своей реалистичности, и зависит лишь от субъективных факторов — уровня образования, чувства вкуса и воспитанности, позволяющих соблюдать этикет. А вот групповая коммуникация в сетях приобретает совершенно фантастические и даже уродливые черты. 

Лао-цзы однажды сказал, что демона нарисовать легче, чем собаку. Собаку видели все, а демонов — только ты. Что ни нарисуй в виде демона — все будет правда, "я художник, я так вижу". Соответственно, группа в социальной сети общего с реальной социальной группой имеет только название "группа", не более. Но поскольку инструментарий Интернета технологически более совершенен, нежели человеческие предпочтения и рефлексии, то механизмы планирования и коммуникации в сети значительно сильнее, ярче, проверяемее. Соответственно, при очевидном совершенстве инструментов планирования создается иллюзия, что группа в социальной сети гораздо более социальна, чем если бы она возникла "вживую". Стало быть, такая группа должна оказывать гораздо более мощное влияние на социальную и политическую реальность. 

А ведь не оказывает! 

Она, группа, его вроде и планирует. Но чем больше и громче, тем дальше от реальности. Планирует еще тщательнее, фотошопит "прекрасный новый мир", он поселяется в сознании, которое ежедневно сталкивается с совершенно иной реальностью.

Когнитивный диссонанс, фрустрация, невроз.

Социально-политическое лидерство в его украинской версии имеет ярко выраженную претензию на элитарность. Но при этом упускается или сознательно избегается то обстоятельство, что наличие элиты возможно лишь при наличии массы простонародья. Чем круче элита, тем примитивнее масса — закон сохранения энергии в системе. Если система прирастает каким-то энергоресурсом извне, то есть шанс на синхронную эволюцию элит и масс. Но судьбы внешних кредитов и любой зарубежной помощи за последние четверть века отчетливо показывают, как Украина распоряжается этими шансами. 

Сомневающимся рекомендуется перечитать е-декларации. Украинский лидер рвется в лидеры вовсе не для того, чтобы кого-то куда-то вести. Успокойтесь и идите сами.

Идем дальше. Как говорит народная пословица, кинь палку в собаку — попадешь в стратега. Превеликое множество форумов и симпозиумов о грядущих Нью-Васюках за все те же четверть века сделало нашу страну инвестиционно привлекательной для политического жулья со всего мира. Не то чтобы совсем беспринципного. Но какой стратег повезет в страну непонятно какого мира стратегию, приносящую успех и прибыль ему и его собственной стране? Он ее попользует по максимуму, потом сделает из нее чучело — и будет возить по миру людям на потеху. Последний визит знаменитого Нассима Талеба тому подтверждение.

Стратегия вам лично нужна только в том случае, если количество ваших успешных тактических решений будет нуждаться в обобщении. Чтобы успешно перейти на следующий уровень. А если вы годами просиживаете дырявый стул в поисках стратегии на миллион, то, скорее всего, в ближайшее время окажетесь на полу.

Только изменяя реальность вокруг себя и получая позитивные подтверждения этого от других (самогипноз никто не отменял), вы можете планировать будущее. Называйте это как хотите, и оставьте стратегам стратегово.

Разрушение старого — простой ответ на запрос об изменениях. Хочется реформ. Реформировать то, что есть? Бр-р. Всем известно, что лучше пережить два пожара, чем один ремонт, да и ломать — не строить. Здесь люди понимают, что зимовать на обломках "злочинної влади" хорошо только перед телекамерами, а так надо бы соорудить по-быстрому, из того, что осталось, какую-нибудь халабуду, чтобы перекантоваться. Халабуда героически сооружается с учетом всех новаторских и реформаторских рекомендаций, условия жизни падают, камеры снимают, телевизоры мироточат.

Но разрушать все равно хочется, на первый взгляд, вопреки логике. Почему? Деструктивное поведение, как правило, начинается с желания почувствовать себя более комфортно. И как бы вы ни стремились положить ему конец, понимая всю отчаянную бессмыслицу деструкции, в глубине души у вас может возникнуть опасение, что не надо расставаться с разрушительными навыками слишком быстро ради чего-то нового и неизведанного. Вас может тревожить мысль, что новая миролюбивая манера поведения не принесет желаемого результата, и ваши дела станут еще хуже. Свою лепту в это напряжение вносит минский процесс и его как-бы-миротворцы, состояние-не-войны.

Что делать с горячим, даже огненным ретро-желанием принести шины под каждую дверь своих противников?

Ничего предосудительного в самом желании нет. А в рамках демократического волеизъявления такой культурный жест понятен и красноречив — "будет вам то же самое, что и "папередникам", если что".

Но "если что" в виде политической халабуды уже состоялось и активно раскрашивается в цвета европейских реформ. Культурные жесты находятся в режиме "стендбай". Наши и ихние олигархи, пыхтя, как борцы сумо, пытаются вытолкнуть друг друга в Гаагу. Или, на худой конец, поднаправить жажду разрушения на конкурента. Благо, е-декларации дают повод для персонификации таких действий. 

Энергия разрушения накапливается, а из всех возможных вариантов ее созидательного перенаправления власть снова выбирает наихудший — "вы все врете, у нас все хорошо, и вы не хотите видеть этого хорошего, в общем, не раскачивайте лодку, шатуны". Сначала власть сильно труханула от реально всенародного желания переустроить страну, и тогда это еще предлагалось делать с ее участием. Затем, поглотив часть волонтеров, попыталась самовосстановиться в прежнем формате, но политическая внутривидовая борьба, к плохо скрываемому злорадству гражданского общества, растущая не по дням, а по часам, отвлекла власть от в общем-то тупых наездов на граждан и их организации. Все опять занялись своими личными делами. Чего и вам желаю, ибо если вы не в состоянии устроить личные, не давайте пафосных советов, как спасти страну.

Тем временем мир реально накренился вправо, отнюдь не по мановению десницы кремлевского психопата, а по объективным причинам. Это означает, что слепое копирование либеральных трендов сделает Украину страной-терпилой в надвигающейся эпохе консервативного рационализма. А ее наивных граждан — объектами новых насмешек. Дух времени, "цайтгейст", востребует с каждой нации то, на чем в свое время создавалось вот это вот самое неполиткорректное, кровавое, конфликтное. Важно понять, что это не смена демократических ценностей, прав и свобод. Это разговор о цене, которой эти ценности были завоеваны. Именно завоеваны, а не абстрактно "достигнуты". Приходит время воинов, уходит время торговцев. Есть ли у нас план выживания на этот случай? 

"Есть ли у вас план, мистер Фикс? — Есть ли у меня план? Есть ли у меня план? Да у меня целых три плана!" (Жюль Верн. "Вокруг света в восемьдесят дней") И ни одного, который был бы осуществлен. 

Я не буду давать стратегические советы. Процитирую героя того же романа, Филеаса Фогга, невозмутимого англичанина: "Используй то, что под рукою, и не ищи себе другое".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 8
Выпуск №1282, 15 февраля-21 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно