"Патриот ли я? Не знаю. Может, да, а может — и нет…"

29 августа, 2014, 23:00 Распечатать Выпуск №30, 29 августа-5 сентября

У детей прежде всего необходимо воспитывать уважение к себе и своей стране. Уважающий себя человек уважает и свою семью, род, страну. Более того, берет на себя ответственность за них. Потому наших детей надо учить брать на себя маленькие ответственности, которые им по силам. 

1 сентября 2014-го будет не таким, как предыдущие. Со всем багажом эмоций и переживаний в этом году за парты сядут дети, которые видели войну. Они взрослели, когда писали письма солдатам. Меняли приоритеты, когда отдавали свои сбережения на бронежилеты. Начали ценить своих друзей, когда поняли, что, возможно, навсегда расстались с ними…

В этом году Минобразования рекомендовало тему первого урока для всех школ — "Украина — единая страна". Цель — формирование у учеников понимания единства и целостности Украины, ее многонационального народа — как национальной идеи развития свободного, независимого, демократического и богатого государства.

На прошлой неделе, общаясь с детьми-переселенцами из зоны АТО в Мариуполе, я убедилась, что тема действительно очень актуальная. И вряд ли одним уроком (и даже десятью) можно изменить ситуацию, формировавшуюся годами. К тому же, кому и как проводить этот урок? Не тем ли, кто в День государственного флага натравливал и радовался, наблюдая, как дети оскверняют один из символов Украины, а в День независимости на параде дээнэровцев смеялся в спину украинским военнопленным? Вряд ли изменить эту постыдную ситуацию поможет даже самая совершенная концепция национально-патриотического воспитания, если ближайшее для ребенка взрослое окружение на собственном примере не проявляет уважения к Родине, а последняя выглядит слабой, потому что виновные не наказаны, а герои не признаны на государственном уровне…

1 сентября за парты сядут не все… Патриотического урока не будет, например, у Ильи из Донецка. Из-за войны в его родном городе учеба начнется позже. Так планируют, а как будет — только Богу известно. В пансионате под Мариуполем, где мы встретились, Илья и другие дети, словно мантру, повторяют: "Я хочу домой". 

На освобожденную территорию четырнадцатилетний Илья вместе со своей мамой Галиной и одиннадцатилетним братом Богданом выехали почти два месяца назад. Отец остался "там": охраняет семейное имущество, присматривает за оставленными соседскими котами и собаками, развозит продукты и воду в районы города, где ведутся обстрелы. 

Временное жилье семьи — небольшая комната с типичной обстановкой для курортных пансионатов еще советских времен. В Приазовье такой приют получили многие семьи. Переезд и проживание более двух сотен детей с родителями в пансионате профинансировал Фонд Р.Ахметова. 

"Пол-лета на море" из уст Ильи звучит обреченно: "Там, в Донецке, полкласса моего осталось и лучшие друзья. Мы созваниваемся по скайпу. Они спокойны, шутят иногда. Не обращают на это (военные действия. — Авт.) внимания. Лучшее место — дом". 

В уголках глаз младшенького Богдана появляются слезы, когда он рассказывает о "двух попугаях, трех собаках и одном коте, а еще бабушке и дедушке и их двух собаках, которые остались дома". Богданчик — ребенок с особыми потребностями. Учится в обычной школе, но индивидуально. Для него важно вернуться в коллектив, в котором он чувствует себя свободно и гармонично...

Когда мама вспоминает, как они оставляли свой дом, Богдан начинает рассказывать все в мельчайших деталях: "На улице, где дорога, стреляли. Я выключил свет и лег на пол. Еще и телевизор выключил". 

"Богдан оказался самым адекватным в этой ситуации, — подхватывает мама. — Мы сидели шокированные и смотрели друг на друга, не понимая, что происходит. Я еще и на улицу пошла посмотреть, а он мне кричит: "Мама, выходить нельзя". 

После этого случая мы быстро собрали вещи и уехали. Сначала думали, что ненадолго. Денег и вещей было на 10 дней. Если придется здесь идти в школу, то во вьетнамках и шортах".

— Илюша, а твои одноклассники в Донецке понимают, что идет война? 

— Я им об этом говорил, но они начинают надо мной смеяться. 

— Вы в школе разговаривали о том, что происходит? 

— Нет. Просто больше половины класса бегали и кричали "слава России", и все. Патриот ли я? Не знаю. Может, да, а может — и нет.

— Ты представляешь себе, что твой родной город может стать городом другого государства?

— Ну да.

— А ты хотел бы, чтобы это была Украина?

— Возможно, больше, чтобы это была Россия.

…Зависла тишина.

— А зачем тебе Россия? И что дальше? — присоединяется мама.

— В России спокойно, а в Украине такое происходит… Но больше всего я хочу вернуться в Донецк. 

— Ну вот, а вы говорите, что мнения детей и родителей совпадают… Для меня это сейчас было новостью, если честно, — у мамы на глазах слезы. 

— Может, это влияние твоих друзей? — спрашиваю Илью.

— Может, — отвечает. 

— В школе вам рассказывали о патриотизме, прививали любовь к Украине?

— Нет, — говорит.

Дальше расспрашивать не стала. Все очевидно. Вот, например, свежие свидетельства журналистам школьников из Славянска. "В основном за Украину были учителя украинского языка и литературы, — рассказывает Павел. — А так все — за Россию. Да, "вчехляли" нам свою точку зрения. Говорили: "На фиг вам эта Хохляндия, здесь херово, надо в Россию". Мы им отвечали — нам не нужна чужая страна, тем более что она — агрессор. У нас есть своя замечательная страна. Ее просто надо восстановить, правительство хорошее поставить, и все будет хорошо".

Министр образования и науки Сергей Квит по этому поводу высказался довольно конкретно: пособники террористов будут уволены. Что ж, посмотрим. Но кто придет на их место?..

Мы часто недооцениваем то, насколько дети вовлечены в общественно-политические процессы, насколько чувствительны к ветру перемен и эмоций. Если кто-то из детей когда-то и не доучил гимн, то компенсировал это на Майдане или концерте "Океана Эльзы". Если кто-то считал немодной вышиванку, то сегодня ему не стыдно надеть то, что стало в стране распространенным трендом.

В последнее время мы были свидетелями многих сознательных поступков детей. Так, Тарасик из Львова отказался от своей мечты, покупки планшета, в пользу бронежилета для солдата. А Петр из Артемовска прятал герб, сорванный террористами с горсовета, пока город не освободили. Но это одна сторона. 

С другой же — фото девочки, топчущей украинский флаг после "парада зла" в Донецке; постыдное фото юного луганчанина в соцсетях на фоне фотографий героев "Небесной сотни". Что и как делать с этим?

— Такие картинки не должны умилять или ужасать, — считает социальный психолог Олег Покальчук. — Надо понимать, что за всем этим стоят взрослые. Этих детей я назвал бы политическими беспризорниками. Они ничьи. С ними можно работать, если близкие им взрослые поменяют свое мнение и, соответственно, поведение. 

Особенность массового восприятия в том, что человека вообще (а детей и подавно) мы воспринимаем изначально добрым. Когда дети ведут себя плохо, мы говорим, что они плохие и непослушные. Когда хорошо — умные, замечательные и хорошие. Хотя это одни и те же дети. И на самом деле мы видим отражение собственных ошибочных мыслей и ошибок. Дети всегда копируют поведение близких взрослых. Это их способ обучения. Если они видят положительные реакции на какие-то свои поступки, то продолжают вести себя именно так. Надо понимать разницу между жизнью, приспособлением, выживанием — и воспитанием. Последнее коренным образом отличается, поскольку ребенку предлагают другие мотивы поведения, чем заложены в нем дикой природой, — моральные. Но работают они только тогда, когда взрослые, которые об этом говорят, ведут себя соответственно. А если они радостно гогочут, видя ребенка, вытирающего ноги о флаг, — то он и будет делать это. Ведь ребенок не рождается с моралью. 

Дети всегда выбирают себе кого-то в семье в качестве образца для наследования модели поведения. И, оценивая это явление, не следует считать, что это какая-то специальная политическая парадигма, которую необходимо рассматривать. Это обычная беспризорность — отсутствие каких-либо стандартов поведения, навязывание и использование вульгарных моделей. Но у нас, по сути, и страна такая. С одной стороны — страшно духовная, и эта духовность оторвана от жизни. А с другой — примитивная, поскольку массу людей преклонного возраста мало что интересует, кроме разве что пенсии.

Люди, пытающиеся понять и объяснить такое поведение детей сквозь призму политических взглядов, желаемого не достигают. Это просто поведение. Я оцениваю это как паттерн. На самом деле все очень просто: заберите ребенка из окружения идиотов и поместите его в окружение умных — и, с большой вероятностью, он тоже будет умным. 

А все уроки патриотизма, по моему мнению, — советские отмазки. Потому что это попытка административной мерой заместить многолетние пробелы и просчеты не только в воспитании, но и в жизни вообще. Мы проведем уроки и все вылечим? Ничего не получится, конечно. Такие уроки нужно будет проводить с этими людьми все следующие 23 года. И, желательно, где-то в другом месте. Советские уроки, воспитывавшие павликов морозовых, продолжались

70 лет подряд. В этом и загвоздка — в методическом повторении одних и тех же вещей. При этом тех, кто не повторял, — наказывали. И поощряли тех, кто повторял. Это принципиально важная вещь, которая делала советскую пропаганду эффективной. В нашей же пропаганде нет ни поощрения, ни наказания. На первое — нет денег, а второе делать как-то неловко. Но это моральная составляющая любого общества. Общество требует военного положения, радикальных мер, наказания виновных, признания героев. Однако всего этого нет даже в рамках тех учреждений, которые должны этим заниматься. 

Нельзя пытаться заместить сложившуюся ситуацию зеркально. Людей сначала нужно вернуть к нормальной жизни вообще, в принципе. А объяснить детям, что так делать нельзя, плохо… Ну так пусть дети и взрослые, их окружающие, увидят людей, которых за это наказали. Иначе они будут воспринимать все просто как шутку.

— У детей нужно развивать чувство принадлежности, — говорит детский, семейный психолог Светлана Ройз. — Например, на одном из украинских телеканалов выходят видеоролики об украинских уникальностях: в Украине изобрели первую керосиновую лампу, тут самая большая соляная пещера. С этим классно идентифицироваться, не так ли? Об этом нужно рассказывать детям, а не наставлять, что Украину надо любить, не объясняя, почему.

И опять же — личный пример. На самом деле любовь к Родине начинается с простых вещей — с чистого подоконника, с цветка на нем, с выбрасывания мусора в мусорник. Когда мы просто включаем сердце и мозг на избирательность. 

У детей прежде всего необходимо воспитывать уважение к себе и своей стране. Уважающий себя человек уважает и свою семью, род, страну. Более того, берет на себя ответственность за них. Потому наших детей надо учить брать на себя маленькие ответственности, которые им по силам. 

Делать это обязаны и родители, и образовательные учреждения, и, конечно, государство. При этом последнее должно вести себя так, чтобы люди чувствовали уважение и доверие к себе. Тогда и патриотизм растет.

Чтобы проводить уроки на тему "Украина — единая страна", сами преподаватели должны быть интегрированными. Должны быть носителями не внешней, а внутренней культуры. На это нужно время.

Мне кажется, что элемент патриотизма — например, написать с детьми письма солдатам, совершить какие-то другие посильные действия. Человек становится более патриотичным, когда видит, что сам может реально что-то изменить и ощутить свой вклад. 

Школа должна быть территорией, свободной от войны. Должно быть введено правило: как только происходит конфликт — ставим точку. Самое страшное — когда дети не могут справиться с информационной волной, когда рядом нет адекватного взрослого, который эту волну остановит или направит. Важно, чтобы взрослые отслеживали такие ситуации.

Посттравматические расстройства у детей проявляются во всплесках агрессии. Для таких вспышек на самом деле и оснований не надо. Ребенок будет отражать ту модель, которую уже "проглотил". И в этом теперь сложность. Детям очень важно не зависать в состоянии "между". 

К сожалению, личность у нас искоренялась в течение многих десятилетий. Но теперь она снова начинает прорастать. На это нужно направить все усилия. В частности и в школе. В системе образования мы стоим на пороге изменений, и, возможно, все эти события как раз и подталкивают нас к ним. 

— Я хочу, чтобы ученики моего класса нарисовали рисунки и написали небольшие письма для своих ровесников с Востока со словами поддержки, — делится социальный педагог Оксана Дацко из Жмеринской гимназии. — Планирую скопировать эти письма и переслать через общественные организации школьникам Луганска и Донецка. Попытаться таким образом показать, что дети Центральной Украины сопереживают и обеспокоены тем, что сейчас чувствуют дети Восточной. Думаю, это небольшой, но вклад в объединение и дружбу детей Украины. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно