Мода на платформы

1 февраля, 2013, 18:30 Распечатать Выпуск №4, 1 февраля-8 февраля

Гарвард, Беркли и Массачусетский технологический стучатся в ваши двери

В мире онлайн-образование становится очень популярным способом вложения времени, не менее популярным, чем бары, спортзалы, выезды за город, просмотры политических дебатов и футбольных матчей. Кризисные периоды заставляют людей искать дополнительные знания, поскольку они реально сталкиваются с границами собственной компетентности. Образование дает возможность более трезво и без ложных иллюзий оценивать прочитанное, увиденное, услышанное, пережитое. Одним из основных драйверов политического, экономического, технологического развития является ориентирование на чужой опыт (по сути, легальная форма плагиата), который можно перенять в том числе и путем специализированного образования. И уж совершенно невозможно без надлежащего образования изобретать и внедрять собственные инновационные методы работы.

Об онлайн-образовании говорили на Всемирном экономическом форуме-2013 в Давосе — там прошел круглый стол на тему "RevolutiOnline.edu — Онлайн-образование меняет мир". Участники мероприятия сошлись во мнении, что открываемые онлайн-образованием перспективы радикально изменят характер и, что самое главное, качество нынешнего образования, а вместе с тем и жизнь многих людей. 

Так, один из основателей системы PayPal, глава Founders Fund Питер Тиль отметил, что начиная с 1980-х годов стоимость высшего образования возросла на 400%, вследствие чего студенты ощущают полную безнадежность при получении кредита на учебу в университете и потому вынуждены искать альтернативные формы образования. 

Глава Microsoft Билл Гейтс, чье мнение в сфере новых технологий принято считать определяющим, заявил, что сегодня экономика образовательной системы не работает, поэтому инновации в данной сфере более чем актуальны. Он подчеркнул, что онлайн-образование в ближайшие годы будет непременно прогрессировать. 

Революционность онлайн-образования отметил и основатель Википедии Джим Уэйлс. О готовности организовать перевод на украинский и русский языки некоторых онлайн-курсов говорил бизнесмен Виктор Пинчук, однако эти переводы вряд ли заменят собой реальное знание английского языка, поскольку в процессе учебы на онлайн-платформах все взаимодействие с преподавателями и студентами происходит именно на английском.

"МодПо" и личный опыт

Позвольте, я угадаю: у вас ни на что не хватает времени, которое забирает пресловутое занятие из шести букв, начинающееся на "р". Но при этом очень хочется быть в курсе всех модных влияний и воздействий, отслеживать тенденции и эстетические направления. Пройти через все искушения современной культуры. Хочется разбираться в музыке, в живописи, в литературе, отличать литературных бездарей от талантливых писателей, не бояться многословного и зачастую бездумного цитирования джойсовского "Улисса" близко к тексту (стоящий на книжной полке толстенный том с этим незаурядным произведением в не совсем удачном русском переводе Хинкиса и Хоружего всегда вызывает странную ухмылку у моих гостей). Всего этого очень и очень хочется. И потому, я думаю, вы меня поймете, если признаюсь, что два месяца учился на онлайн-курсе "Модернистская и современная американская поэзия" ведущего специалиста в этой отрасли — профессора университета Пенсильвании Эла Филриса.

"Модернистскую и современную американскую поэзию" (назовем курс для удобства "МодПо" — именно так его обозвал профессор Филрис), как и многие другие курсы разных направленностей, предлагает образовательная платформа Coursera (www.coursera.org), созданная специалистами Силиконовой долины, представителями Стенфордского, Принстонского, Мичиганского университетов, а также университета Пенсильвании и Калифорнийского университета в Беркли, к которым со временем присоединились и другие, не менее уважаемые. Инвестиции в проект изначально составили около 16 млн. долл. Обучение на Coursera полностью бесплатное, при том что реклама отсутствует в принципе. То есть это именно то, что в западном мире называется non-profit organization. После успешного окончания большинства курсов выдаются сертификаты. Лично я был очень рад прохладным серым утром обнаружить у себя в электронной почте сертификат об окончании "МодПо", а полученный стопроцентный результат стал маленькой, но очень вдохновляющей победой над собой. Курсы состоят, как правило, из видеозанятий (в случае с "МодПо" эти занятия продолжались от десяти до тридцати минут, в целом же в день на все уходило около двух с половиной часов — и так пять дней в неделю) и соответствующих упражнений. К примеру, Coursera предлагает практически полный набор курсов бакалаврской программы в сфере компьютерных наук (начиная с высшей математики, введения в логику, алгоритмов, компьютерных сетей и заканчивая компьютерной архитектурой, криптографией, обработкой изображений и видео).

На "МодПо" помимо меня записались около 36 тысяч человек, среди которых оказался сенатор-демократ от штата Иллинойс Дик Дарбин, несколько любителей литературы в возрасте за 90, множество школьных учителей и разного рода педагогов, пенсионеров, студентов и даже один уважаемый адвокат, который звонил во время испрошенного им у судьи перерыва в рассмотрении дела на прямой онлайн-эфир с профессором Филрисом, чтобы задать ему вопросы по поводу проблем прочтения сложного поэтического отрывка. Среди ассистентов профессора оказался один не первой свежести, но все-таки еще молодой парень, который попал в литературоведы прямо из тюрьмы. Угодив за решетку за обрисовывание стен государственных учреждений граффити, он принялся там активно сочинять коротенькие рассказы — просто так, без задней мысли, чтобы вечером позабавить сокамерников, среди которых был и бывший преподаватель университета Пенсильвании. Последнему рассказы понравились настолько, что он связался со своим коллегой с филологического факультета и попросил составить талантливому пареньку рекомендацию для поступления в университет. Рекомендация была составлена, и по выходе из заключения автор незамысловатых тюремных рассказов о простых и в то же время важных вещах получил стипендию для обучения в университете Пенсильвании, где уже был подмечен профессором Филрисом и приглашен для участия в "МодПо" в качестве ассистента.

Ну и теперь самое главное. А для чего вообще нужны такие курсы, как "МодПо"? Занятия под руководством опытного американского профессора-литературоведа дают хорошую возможность научиться отличать графоманские потуги от действительно оригинальных и самобытных литературных явлений, а также увидеть не одну любытную "подкладку" за той официальной версией истории литературы, которая уже не первое десятилетие преподается в школах и на гуманитарных факультетах большинства университетов бывшего СССР. 

Учеба на Coursera в рамках "МодПо" была непростой. Уже на третьей неделе надо было написать эссе с собственным вариантом прочтения одного из наиболее запутанных поэтических произведений Эмили Дикинсон "Пью крепкий напиток лозы неизвестной" ("I taste a liquor never brewed"). Чтобы было ясно, Дикинсон для американской литературы — это то же, что Роза Люксембург для коммунистической идеологии: большая, но не совсем понятная фигура, неоднозначность которой пытались разобрать на протяжении всего ХХ столетия. Профессор Филрис вместе со своими ассистентами показал пример интерпретирования сложной поэзии Дикинсон, ввел слушателей в методологию точечного прочтения и пожелал успеха в написании эссе. На выполнение задания я потратил четыре дня, частью которых стала компульсивная обращенность всех мыслей к литературным темам, активное прочесывание Интернета в поисках критических статей про Дикинсон, безостановочная отбраковка версий прочтения стиха во время поездок по городу и, конечно же, непомерное потребление кофе, стимулирующее мыслительный процесс. Написанное эссе, в котором главным тезисом стало отождествление алкоголя с поэзией, было отослано для оценивания. Сам я для себя определил, что моя работа, может быть, не слишком оригинальная, но в целом правильная и раскрывает смысл стиха. Но одно дело — внутренняя оценка, а совсем другое — оценка внешняя. Мое эссе про Дикинсон оценивали ищущий работу доктор филологии из США, китайский студент-компьютерщик, юная танцовщица из маленького городка на американском Среднем Западе и мнительный постмодернист из России, промышляющий в Сети поэтическими переводами. Все трубили в один голос: автор ровным счетом ничего не понял в стихе. У меня, естественно, почти смертельная обида — я ведь так старался! Как оказалось, доктору филологии не понравилась моя параллель между упомянутым в стихе Рейном и традицией немецкой философии: "Рейнские — это прежде всего сорт вин, молодой человек, стыдно такого не знать!" С этого момента и началось, по его мнению, мое неправильное прочтение стиха — я утонул в философских абстракциях там, где надо было заметить удачные алкогольные метафоры. Студент-китаец заявил, что я интерпретирую слова в отличном от общепринятого значении, чем путаю и себя, и читателя. Русский переводчик-любитель отметил, что я прошел мимо феминизма Эмили Дикинсон. Но самой существенной оказалась критика литературно одаренной танцовщицы — она очень убедительно показала, что четыре строфы стиха отображают различные степени алкогольного опьянения, а в последних словах произведения буквально физически ощущается пьяное покачивание и невнятное "проспиртованное" растягивание фраз. То есть получилось, что я, как и водится для литературной традиции наших широт, искал в стихе смысл жизни, а там было "всего-навсего" остроумное описание состояния алкогольного опьянения.

Ближе к концу курса мы проходили поэзию Джона Кейджа, который писал свои стихи с помощью им же составленных компьютерных программ. В эти программы вводится любой текст, а компьютер на основании этого текста сам сочиняет стих. Параметры сочинения могут варьироваться, и они задаются каждый раз перед очередным "творческим актом". По этой теме был предложен тест с ключевым вопросом: сумел ли Кейдж избавиться от субъективности в творческом процессе? Предполагалось два варианта ответа: "да" и "нет". Я начал с того, что проштудировал имеющийся в домашней библиотеке философский словарь, изданный Оксфордским университетом, на предмет нюансов значения термина "субъективность". Затем опять-таки прочесал Интернет, поблудил кругами по соответствующим гиперлинкам Википедии. Проконсультировался с коллегами по курсу на форуме, модерируемом профессором Филрисом и его ассистентами. Всеобщее мнение склонялось к тому, что да, Кейдж сумел избавиться от субъективности, так как полностью возложил функцию стихосложения на компьютер. Особенно яро за это выступали представители бразильского сообщества в "МодПо", ставшие весьма активными дискутантами на форуме. Единственным эффективным противовесом бразильским любителям поэзии стали португальцы, говорящие на том же языке, но имеющие обо всем диаметрально противоположное мнение. 

Однако я размышлял так: пускай конечный вариант стиха создает компьютер, но ведь изначальный текст и параметры вводит автор (или тот, кого мы условно называем автором) — в этом и проявляется субъективность. И все-таки ответить "нет" я тоже не решался. Данный вопрос оценивался в 1 балл (1 балл — это довольно существенно в системе оценивания "МодПо", поскольку за весь курс можно было набрать максимум 13 баллов): 0,5 балла за выбор правильного ответа и 0,5 балла за невыбор неправильного ответа. Можно было оба ответа выбрать правильными и гарантированно получить
0,5 балла. В итоге я выбрал оба варианта ответа как правильные. И что вы думаете? За проблемный вопрос о Кейдже мне поставили максимальный балл — единицу! Как оказалось, профессор Филрис тоже считает, что оба ответа на этот вопрос являются правильными. 

В специфике западного подхода к гуманитарному знанию существуют серьезные отличия. На Западе не спешат сводить разговор к "-измам", ведь это субъективная модель классификации, а обобщения всегда условны. Мы в нашем царстве, едва не ставшем коммунистическим раем, учим историю литературы приблизительно по такой схеме: был романтизм (его представляют Генрих Гейне и Генри Лонгфелло), затем наступил реализм (в прозе это Федор Достоевский, Лев Толстой), после чего пришло время модернизма (Поль Валери, Гертруда Стайн, Райнер Мария Рильке). В результате мы рассматриваем каждого из этих литераторов исключительно как представителя определенного направления. Совсем иначе преподносит материал профессор Филрис — говоря о модернизме, он мало беспокоится об объяснении концептуальных предпосылок возникновения данного течения, а вместо этого сразу переходит к анализу избранных произведений двух конкретных премодернистов — Эмили Дикинсон и Уолта Уитмена. В нашей парадигме слушателю преподносится сначала обобщенная концепция, элементы которой ему предлагается обнаружить в тех или иных текстах. Но первичен текст, а не концепция, поэтому западная гуманитаристика максимально обращена к текстам-первоисточникам, и лишь в последнюю очередь ее интересуют мнения всевозможных учебников по данной теме. Таким образом, она подводит каждого желающего проникнуть в философские или литературные тайны непосредственно к тайнам, а не к более или менее точным картам, на которых изображено, как к этим тайнам добраться.

Другие: платные и бесплатные

Coursera — не единственная образовательная онлайн-платформа, предлагающая разнообразные бесплатные курсы. Так, Гарвардский университет и Массачусетский технологический университет вложили по 30 млн долл. каждый в создание платформы edX (www.edx.org). Впоследствии ее партнерами стали Калифорнийский университет в Беркли и Техасская университетская система. Платформа edX предлагает курсы преимущественно из отрасли компьютерных наук, но есть и математика, и естествознание. Все не менее фундаментально, чем на Coursera, структура примерно та же: видеозаписи профессорских лекций, домашние задания, тесты, форумы для консультаций и просто общения, возможность получить сертификат. Но по сравнению с Coursera количество курсов довольно ограничено, хотя есть фундаментальные предметы — "Введение в химию твердого тела", "Искусственный интеллект", "Количественные методы в здравоохранении и клинических исследованиях". 

Платформа Udacity (www.udacity.com), в свою очередь, имеет более простой и удобный интерфейс, нежели Coursera и edX. Здесь тоже предложены видеоуроки (очень инновационные и максимально использующие преимущества онлайн-подачи материала — это не простые записи лекций), форумы и графики успеваемости. Набор предметов, разделенный на несколько уровней сложности, ограничивается естествознанием, компьютерными и математическими науками.

Собственный архив материалов для обучения предлагает и Массачусетский технологический институт (известный по аббревиатуре МИТ) на отдельном сайте — одном из пионеров онлайн-образования (ocw.mit.edu). Здесь не требуется регистрация, нет никаких временных рамок — любой желающий может ознакомиться с предлагаемыми учебными материалами в том темпе и количестве, в каком сам того желает. Тут меньше видеозаписей — представлены преимущественно конспекты лекций реальных академических курсов, задания и списки литературы. Математические и компьютерные науки, а также естествознание представлены более полно, чем науки гуманитарные, что является тенденцией в мире онлайн-образования и спецификой инженерного вуза МИТ. Материалы МИТ эксклюзивны и способны полностью изменить ваше отношению к образованию. Студентам-гуманитариям тут прямо говорят: "Мы можем научить вас очень интересным вещам, но помните о том, что нужна будет конкретная работа, так что многие предложенные вам знания навсегда останутся только вашим хобби". 

Еще одна отличная онлайн-платформа — Khan Academy (www.khanacademy.org). Здесь собрано много материалов для школьников — уроки алгебры, геометрии, физики, биологии, истории. Однако пользу может получить любой желающий независимо от возраста. Кроме того, немало материалов по экономике, хороший курс по истории искусства. Форма подачи — видеоуроки с использованием красочных графиков и различных презентационных моделей. Предусмотрена система рейтингов, которую так любят школьники. 

Отдельного упоминания заслуживает платформа Marginal Revolution University (mruniversity.com), созданная на базе блога Marginal Revolution (marginalrevolution.com) двух известных сторонников свободного рынка — Тайлера Коуэна и Алекса Табаррока. Эти авторы известны прежде всего благодаря другому, родственному блогу www.zerohedge.com, весьма популярному среди работников Уолл-стрит. В образовательной программе Marginal Revolution нет системы оценивания и сертификатов, но зато есть увлекательная серия видеоматериалов в рамках единственного пока что предлагаемого курса "Экономика развития". 

Существуют также и менее популярные онлайн-платформы, как существуют и платные образовательные онлайн-программы преимущественно специализированных университетов, учеба на которых предполагает получение соответствующей квалификационной степени. Хотя при желании в резюме можно смело упоминать и прохождение определенных курсов на бесплатных онлайн-платформах, которые не дают, как у нас говорится, дипломов государственного образца.

Плюсы и минусы

У нынешнего онлайн-образования одно основное требование — знание английского языка. Однако это не следует воспринимать как препятствие — наоборот, для тех, чей английский не идеален, это отличная возможность его отшлифовать через активное использование. Естественно, необходимо также некоторое количество свободного времени, соответствующего вдохновения и готовности читать, писать, общаться, размышлять. Но надо помнить, что учеба предполагает мотивацию, совсем отличную от той, какой мы пользуемся на работе, где каждый из нас не имеет права на ошибку и поэтому вынужден строить из себя всезнайку. Студенческая мотивация — это прежде всего признание того, что мы еще многого не знаем.

Онлайн-образование привлекает своей доступностью для более широкой аудитории, которая просто не поместилась бы в кирпичных стенах университетских корпусов. Это аудитория разнообразных заочников, которые в силу многих причин никогда бы не решились записаться на обычный академический курс — это и люди в возрасте, и инвалиды, но в первую очередь все те, кто не представляет себе "отрыва от производства". Кроме того, онлайн-формат предусматривает возможность формировать экспериментальные, не совсем академические курсы. Например, Coursera предлагает еще только прокладывающие себе дорогу в аудитории такие предметы, как "Грязные секреты археологии", "Прослушивание мировой музыки", "Иммиграция и получение гражданства в США" и другие. Не стоит также преуменьшать возможность получить опыт работы с непривычной информацией и международного общения с однокурсниками по онлайн-образованию.

Образование все больше выходит за границы компетенции университетов и академий, становясь делом экспертов. Происходит его новая институционализация, что особенно важно для стран с невысокими стандартами образовательной системы. Именно этот тренд находит свое выражение в развитии онлайн-образования. 

Если же говорить о недостатках, то основной минус — отсутствие живого контакта с преподавателями. Помимо этого, некоторые университеты побаиваются, что распространение онлайн-образования снизит популярность традиционных стационарных программ, которые приносят им основные доходы. Но даже такие консерваторы должны согласиться с тем, что инновационные образовательные модели реально изменяют мир, предлагая услуги, которые не могут предоставить традиционные учебные программы.

Имея опыт обучения в Киевском национальном университете им.Т.Шевченко, Киево-Могилянской академии, Российском государственном гуманитарном университете, то есть лучших украинских и российских высших учебных заведениях, я тем не менее никогда не упускал возможность получить дополнительные знания. Запись "преподаватель философии" в моем дипломе не избавила меня от любознательности и вопросов, касающихся в том числе и философии. Впрочем, это не удивительно — например, в рейтинге World University Rankings (составляемом Thomson Reuters и определяющем 400 лучших университетов мира) и рейтинге Шанхайского университета Цзяо Тун (500 лучших университетов) украинских высших учебных заведений нет вообще, а из российских представлены лишь два. Онлайн-образование дает возможность приобщиться к тем монстрам академических традиций, которые возглавляют мировые рейтинги. Не воспользоваться такой возможностью в нынешних условиях следует считать, мягко говоря, упущенным шансом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 10
  • Budov Budov 18 лютого, 17:28 -[-div class=quotation-]--[-span class=nick-]-Я-[-/span-]- -[-span class=date-]-7 февраля, 04:10-[-/span-]- -[-span class=text-]-И вот эта хЕромантия называется образованием?-[-/span-]--[-/div-]-Освіта - далеко не завжди майже механічне конспектування нудної лекції. Онлайн-освіта цілком доречна для гуманітарних та творчих спеціальностей. З технарями та природничниками складніше, бо така освіта передбачає ще практичну частину. Досліди, лабораторні роботи у віртуальному світі не зробиш (хоча ще років 5 тому чув про віртуальний практикум з радіоелектроніки). Руками працювати заочно не навчишся. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно