Кто такие эти ультрас?

13 июня, 2014, 18:50 Распечатать Выпуск №21, 13 июня-20 июня

Украинские ультрас сейчас постоянно в центре внимания. Все видели роль этих людей в украинской революции, и все равно осталось загадкой: чем они живут, за что борются и как в один момент стали патриотами. 

Они — хулиганы и себялюбцы, мешающие жить "нормальным людям". Такими не гордятся, их презирают. Гордятся же героями и борцами. Но героями для многих стали как раз и вчерашние хулиганы. Украинские ультрас сейчас постоянно в центре внимания. Все видели роль этих людей в украинской революции, и все равно осталось загадкой: чем они живут, за что борются и как в один момент стали патриотами. 

Сектор свободы

На отечественной территории это движение началось в 1980-е. Тогда еще не было ни идеи, ни атрибутики (просто старались одеться в цвета клуба), ни транспарантов. А о пиротехнике и обидных "кричалках" даже говорить было опасно. Зато было желание поддержать команду на выезде. Молодые люди собирались в группки и путешествовали по Союзу вслед за командой. Правда, в СССР это не поощрялось (можно было и из вуза вылететь), поэтому ездили на свой страх и риск. Зато приключений хватало. Чужим фанатам ни местные болельщики, ни простые драчуны рады не были, потому хочешь или нет, а защищаться приходилось. А подраться с москвичами — чем не "война за независимость" для радикальной украинской молодежи? 

Заявить о себе так, чтобы и на поле, и за пределами видели, кто здесь хозяин, — вот цель тех, кто называет себя ультрас. При независимости они увидели, как это делается в мире, где "шизеть" (так красноречиво называют настоящий способ болеть) начали с 1960-х. "Ты хочешь петь, как в Англии, и делать шоу, как в Италии?" — спрашивали, говорят, молодых испанских ультрас при вступлении в движение. Похожие ориентиры были и у нас. Однако в 1990-е на авансцене еще был футбольный хулиганизм и потасовки на любой вкус. 

Тогда же были и выезды в Москву, о которые хулиганы вспоминают: "Едем в обычном режиме: поголовное пьянство, набеги милиции на станциях, чьи-то разбитые лица, лужи крови и слезоточивый газ". Тогдашние легенды пестреют описаниями потасовок (иногда шутят, что в "махачах" с россиянами закалялся фанатский патриотизм). Но со временем возникли новые правила, и на первый план вышли ультрас. Да, ультрас и хулиганы (которых еще называют "хулз") — это разные вещи. Для первых основное — поддержка команды на поле, шумные акции, для вторых — "набеги" на группы соперников, стычки. Хулз — это боевое меньшинство, но по ним всегда судят обо всех. О них снимают фильмы, где фанаты показаны жестокими боевиками. Единой структуры у ультрас тоже нет. Есть разные группки, а иногда и отдельные люди, которые вместе планируют разные акции. Все решения принимаются коллегиально. Они довольно разные, хотя всех уравнивает футбол. 

Еще более многогранны сами люди. После кино о фанатах ожидаешь увидеть каких-то маргиналов и неудачников. Но на самом деле все далеко не так. "Юристы, врачи, менеджеры, депутаты местные есть… просто они на выходные выбираются от жен и детей сюда, — рассказывает фанат ФК "Динамо" по прозвищу Школа. — Вне этого у них обычная жизнь. Много студентов приходит в движение. Это когда-то фанаты были только выходцами из рабочего класса".

Для чего они приходят? Одни ищут свободы, кто-то бунтует против системы. Кто-то просто любит футбол и не хочет сидеть среди людей, которые хлещут пиво и уходят, как только команда пропустила мяч (таких фанаты называют "кузьмичами").

Вступительных экзаменов или испытаний в движении не проводят. "Приходишь "на сектор", поддерживаешь команду, катаешься на выезды, знакомишься с людьми, принимаешь участие в жизни "движа" — вот и все, — рассказывает координатор одной из групп динамовских ультрас Николай Панков. — Случайные люди и настроенные просто помахать кулаками сами отсеиваются. Здесь не бойцовский клуб. А дисциплина еще жестче, чем на остальной части стадиона". На фан-секторах не любят алкоголь (где-то просто одернут, а где-то и пинка дать могут). Обманул товарища или опозорил движение — на выход. Новичков Николай сразу предупреждает: "Здесь свои правила и принципы. Не соблюдаешь или нарушаешь — отплываешь с "движа". Бывают еще любители "подрезать" (украсть, проще говоря) что-то по дороге на матч. Таких, если есть доказательства, карают физически". На секторе свои правила. Их не диктуют всему стадиону, но для участников движения они — закон.

Катать и шизеть

Но главное для ультрас — футбол. Если другие его смотрят, то здесь в нем участвуют и называют это "околофутболом". Это и матчи фанов, и разработка продукции, но главное — поддержка на стадионе. Это называют "шиза". Действо и вправду иррациональное: настоящий ультрас не сдерживает эмоций. Иначе зачем сюда приходить? 

"Не переставать петь и поддерживать команду, как бы она ни играла. Не садиться во время матча. Посещать все матчи: и домашние, и выездные. Быть верным своей трибуне", — это кредо ультрас. Другие атрибуты — вторичны. 

Впрочем, поддержка команды — это целое искусство. В ход идут баннеры, плакаты и флаги, которыми украшают сектор, песни и "кричалки", пиротехника. Все, чтобы команда и стадион видели эту поддержку. Участники фанатских групп говорят: "Смотреть, что ты никому не интересен — разве это добавит мотивации команде?" Место в турнирной таблице, кубки — неважно. Традиции, эмблема, дух клуба — вот что главное. Команду должно вдохновлять то, что даже несмотря на поражение с ней всегда ее фаны. Тех, кто болеет, "потому что они начали выигрывать" или — "они же чемпионы!", называют глорами (от gloryhunter — охотник за славой) — и именно их, а не "кузьмичей" на самом деле презирают.

Пиротехника для фанатов — это выброс эмоций. Ею здесь показывают радость, верность, привлекают внимание. Ее согласны не бросать в других, согласны гасить и согласовывать. Но отказаться — никогда! А еще — это средство протеста. Так, ультрас могут выразить недовольство игрой или действиями судьи (например, "зарядить" о нем ругательную "кричалку"). Их логика проста: все ради зрителя. 

Со стороны выглядит так, будто эти люди думают, что главные на стадионе они, а не футбол. Но здесь просто другое мировоззрение. "Сейчас делают из футбола театр, — жалуются ультрас. — Театр, где центром является сцена, а зрители иногда демонстрируют поддержку". Для настоящего же фаната футбол — это рок-концерт или фестиваль, где зрители почти такие же участники, как и исполнители. И если фан-зона молчит — концерт провальный… Как бы ни старались музыканты. 

Эти люди не меньше других хотят увидеть красивый гол или удачную защиту, не пропустить момент. Но у них своя миссия, без которой, убеждены они, команде будет труднее. Поэтому кто-то стоит спиной и заводит сектор, кто-то поднимает растяжки или барабанит. Смотрят матч через плечо, но не возмущаются. Потому что верят: будет победа. И какая-то ее частичка принадлежит стадиону, который "гнал наших вперед". 

Конечно, от такого стиля в восторге не все. Мало радости от нецензурщины и завес из армейских(!) дымовых шашек. Потому к активным фанам то и дело выдвигают их же требование: "Дайте всем болеть так, как им удобно!" Ультрас парируют: ругаются и так всюду, а пиротехника не так и мешает. Каждая из сторон чувствует себя истинной уже много лет.

А договариваться можно бы, но ультрас, дескать, все равно не вкладываются в "современный футбол". Лозунг "Против современного футбола!" здесь всегда в почете. "Мы помним времена, когда футбол был настоящей игрой, а не глянцевой картинкой, когда играли ребята из соседнего двора", — звучит в их коллективном манифесте. Современный футбол — это и дорогие билеты, и переходы игроков в клуб-соперник, и четыре — что мало — украинца в составе сборной. Сами фанаты настаивают: последний упрек — это не ксенофобия, просто "нашим ребятам" играть негде. И главное — потеря искренности, когда игроки имитируют игру и падение, а фанатам нельзя выразить чувства. Футбол "как когда-то" здесь готовы отстаивать и словом, и "файером", брошенным на поле. 

Пределов и границ для переживаний нет. Для ультрас то, что команда играет за 500 километров, не повод пропускать игру. "Я пробил Х выездов", — именно этим в первую очередь похвастается опытный фанат. И добавит: здесь и проявляется, кто есть кто. Дома все храбрые и надежные. А вот на выезде… 

"Катать на выезд" по родной стране можно на чем угодно. Классика — выезд на "собаке", то есть электричке, куда фаны радостно набиваются (как блохи на собаку — отсюда и название).

Именно поездки по Украине и подняли патриотический дух этой неоднозначной субкультуры. Впрочем, они готовы исправить "стали патриотами" на "были патриотами". Ведь ультрас и до того пели патриотические песни, ходили на марши 14 октября, вывешивали баннеры в защиту украинского языка и т.п. 

Вражеский футбол

Отношения фанатов достойны отдельного пособия по международным отношениям. Ультрас всех команд с кем-то дружат или враждуют, существуют альянсы и конфликты. Околофутбол — это еще и противостояние. "Как возник футбол? Тогда, когда ребята с одной улицы решили помериться силами с ребятами с соседней, — напоминают фанаты. — А теперь хватает ребят, которые хотят помериться силами… за пределами поля". Современная политическая ситуация в Украине спровоцировала перемирие между ультрас. Сегодня в основном все действуют единым фронтом. Впрочем, еще полгода назад здесь была целая система.

Фанатские войны возникали по разным причинам. Есть традиционные противостояния (а-ля "Динамо" — "Спартак"), есть такие, где причину уже все забыли. Часто враждуют фаны топ-клубов или команды из одного региона. Иногда это и не вражда, а вызов — как в боксе. Его бросают сильным соперникам, сугубо ради самоутверждения. Врагом может быть самая титулованная команда — просто интересно противостоять известным. А язык, история края, позиция владельца для настоящего "околофутболиста" — мелочи, не стоящие вражды. Система альянсов стоит на принципах "враг моего врага — мой друг". Хотя есть и традиционные союзы.

В этой системе координат нет места ненависти в нашем понимании. Для них это что-то наподобие того же футбола, только более жестокого. Иногда есть злость к принципиальному сопернику, порой это азарт борьбы с более сильным.

И не только потасовки здесь важны. Способов победить врага у фанов множество .Околофутбол — это что-то вроде турнира, со своими дисциплинами и победами. Матчи, где гостевой сектор перекрикивает домашних фанов, гул стадиона не дает играть команде или же меткие баннеры и "кричалки", ультрас записывают на видео (!) и ставят в пример не хуже "прыжков" из засады на противников. Победы в "баннерных войнах" или перекрикиваниях ценны для болельщиков еще и тем, что часто помогают команде одержать победу. "Не верите? А почему тогда никто не хочет играть на пустых стадионах?" — делятся своей логикой фаны. 

То, что все ультрас постоянно дерутся, и то, что они, наоборот, против "махачей", — это два неправдивых преувеличения. "Это тоже элемент культуры. Стыдно же приехать в чужой город и прятаться за спины милиции. Мы должны показать, что мы здесь и не боимся, ищите нас. Но это не значит, что мы хотим потасовки", — говорит фанат по прозвищу Коря. Схема якобы проста: "Ультрас атакуют, когда их атакуют" (похоже, выполняют это правило не все, если кто-то атакует? — Ю.П.). Если напали на тебя или товарищей, бесчинствуют — должен драться. Но и здесь ограничение: "махаются" только с пустыми руками и между собой. Потому "кузьмичей" и гражданских никто не трогает, а приводить бойцов, далеких от футбола, — запрещено.

А ультрас… что ж, они видят в этом некую вариацию страйкбола (только с потасовками вместо стрельбы). Надевая свою атрибутику и идя в "поход", они словно подписывают пользовательское соглашение: "Согласен принимать участие в стычках". Иногда вместо уличных потасовок устраивают нечто наподобие рыцарского турнира: договариваются, выезжают в лес, согласовывают количество бойцов и дерутся стенка на стенку. Мотивация: доказать что-то себе и другим. 

"Мы — не за политику"

Заслужить же реальную ненависть удалось сейчас только милиции. Для одних фанов правоохранители — это часть Системы, от которой они бежали на сектор и с которой снова столкнулись. Кого-то возмущают постоянные подозрения, обыски на входах, идеи именных билетов и видеокамер. "Мы что, преступники?" — кричат они. А другие расскажут множество историй: как кого-то за шарф "ультрас" выгнали со стадиона, кого-то без причины отправили в участок. Упоминания же об избиении фанатов (в 2006 году в Киеве, через год — в Ахтырке, где "Беркут" бил безоружных) — это "тяжелая артиллерия фактов", если собеседник уперся — дескать, милицию честные люди не могут ненавидеть. Фанаты согласны на стюардов, на охранников стадиона — только бы не видеть на секторе "космонавтов" (так прозвали МВДешников в снаряжении). Несогласие с произволом "органов" — одна из причин, почему ультрас вышли на улицы во время Майдана. И одна из причин, почему общество их поняло. Однако черта, которая во Франции и Италии давно перейдена, — реальные нападения на полицейских с трагическим финалом, — у нас еще стоит.

Страна словно и изменилась, но ультрас признаются: отношение к власти, системе, милиции, по сути, осталось тем же. А новости из России об "отрядах милиции из фанатов" вообще незаслуженно не попали в подборку "фейки месяца". Да и сами фанаты изменились, но не изменили принципов движения. Они далеки от политической кухни, но, как и все, собирают деньги для армии и поддерживают солдат морально: "Мы — не за политику, мы — за страну". Страна теперь их понимает, и новый нецензурный хит — песня о Путине — уже вызывает восхищение, а не негодование. Почему? Возможно, потому, что протест — теперь удел большинства населения? А может, общество признает их права? Так же, как убежденные противники курения покупали сигареты майдановцам. Они же защитники, им можно немножечко больше...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Dee Oke Dee Oke 4 травня, 13:53 Я буду первым комментатором? Отлично. Вы понимаете, что ультрас убивают футбол? Что это уже не спор, не честное состязание, а формирование банд вокруг субьектного фетиша? "Кузьмичи" - вот те, кто честно и бескорыстно любят спорт и команду, а не заточенные группы управляемых отморозков с маловразумительными целями и отсутствием мозгов. Извините, если грубо. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать
Выпуск №19, 25 мая-31 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно