Грядущее в текущем: изменение культурной модели общества

20 ноября, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №44-45, 20 ноября-27 ноября

Сегодня мы наблюдаем изменение культурной модели социума, который, по мнению ученых, уходит "в распыл" между контактными сетями. Искусство, разлитое непосредственно по социальной жизни, — вообще под вопросом. А новая политическая культура возникает на том витке истории, когда более чем через двадцать лет мы приходим в ту же точку "невскипания", с которой начинали движение.

Сегодня мы наблюдаем изменение культурной модели социума, который, по мнению ученых, уходит "в распыл" между контактными сетями. Искусство, разлитое непосредственно по социальной жизни, — вообще под вопросом. А новая политическая культура возникает на том витке истории, когда более чем через двадцать лет мы приходим в ту же точку "невскипания", с которой начинали движение.

На эту тему мы беседуем с известными украинскими учеными. 

Поколения
и ценностные изменения

Проблема поколений является универсальной темой культурной жизни и самого существования общества, — считает доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института социологии НАНУ Анатолий Ручка

— Поколение — это не только и не столько однородная по возрасту группа, когорта, сколько духовно-символическая общность, объединяющая людей, жизнь которых связана с некими важными историческими событиями, с духом времени, единством моральных и идейных позиций. То есть это общность ценностно-смысловая. 

В конце ХХ века возникла теория генерационного ценностного изменения. Более того, сегодня ученые пришли к выводу, что все культурные или ценностные изменения, связанные с ментальностью, происходят под влиянием нескольких факторов. Во-первых, это экономическое развитие общества (в развитых странах Запада, где создано общество потребления и даже накопилась определенная усталость от "общества впечатлений", сформировалась своя ментальность). Во-вторых, особенности межпоколенческой трансмиссии культуры. Культурные ценности передаются из поколения в поколение. Но на сколько процентов происходит такая передача? Яркий пример: мы спрашиваем своих респондентов, отцов и детей, любят ли они петь народные песни на вечеринках. Утвердительный ответ дают 78% представителей старшего поколения и четыре-шесть — младшего. Молодые, как правило, не знают песен, не получают удовольствия от их распевания — они заняты другим, живут в другую эпоху. То есть передача, трансмиссия культурных ценностей, достижений идет не стопроцентным сплошным потоком, а является избирательной. Молодежь подчас начисто отметает все, что кажется ей старым и консервативным и что не хочется брать с собой в будущее.

Американский антрополог Маргарет Мид изучала проблему воспитания, социализации в разных странах и пришла к выводу, что с точки зрения трансмиссии культуры существуют три типа обществ: префигуративный, кофигуративный и постфигуративный. Префигуративный тип характеризует традиционные общества: здесь родители научали детей, а те слушались. Считается, что такие техника и технология воспитания и социализации повернуты в прошлое, в традицию. Кофигуративный тип подтверждает, что времена и технологии жизни меняются — и дети все-таки прислушиваются к родителям, а родители к ним. Все большее значение приобретает позиция ровесников — как среди старшего и среднего поколений, так и среди младшего, ведь в кругу друзей все близки по возрасту и по духу. Кофигуративные культуры ориентированы на современность. Постфигуративный тип общества означает торжество времени, когда пришли информационные технологии, и глобализация охватила мир, — здесь уже дети учат родителей, и эти практики нацелены в будущее.

Если поближе рассмотреть проблематику поколений, связанную с культурными и ценностными изменениями, то возникает вопрос: сколько в обществе поколений? В литературе выделяют пять.

"Молчаливое поколение" — люди 1923–1942 года рождения, традиционалисты. За редким исключением, не бунтуют. Ориентируются на проверенные временем и практикой нормы, образцы и правила. По духу консерваторы. Но без позитивного консерватизма, в здравом понимании слова, общество не может нормально функционировать, поскольку должно опираться на традиции, выработанные прошлым. Это поколение застало Вторую мировую войну, голод, сталинские времена.

"Бумеровское поколение" — люди 1943–1962 года рождения. Название — от явления "беби-бум", которое возникло после войны, когда возвращались мужчины и возрастала рождаемость. Они застали полет Гагарина, гордились своей страной СССР как супердержавой. В это же время появились контрацептивы. Была "холодная война". Тогда же были введены стандарты обучения в школах и гарантированное медицинское обслуживание. "Бумеры" формировались в такой морально-психологической атмосфере, когда считалось, что хороший ребенок — это активный и заинтересованный. Ценностная ментальность формируется в детстве и юности. После этого изменяются только периферические ценности.

Далее — "поколение Х", рожденное в 1963–1982 годах. "Холодная война" продолжалась. В социуме резко увеличился объем информации, возникли понятия "перестройка", "демократизация". Одновременно начались разговоры о СПИДе, наркотиках, начался бум разводов. Родители этого поколения работали на производстве "от звонка до звонка", поэтому дети росли самостоятельными, сами готовили уроки и разогревали обеды. Отсюда и особенности их ментальности во взрослые годы — они пытаются всюду успевать, уповают на собственный опыт, однако при этом бывают сильно ориентированы на мнение друзей и электронных СМИ. Любят индивидуальные, даже экстремальные виды спорта, стремятся сократить время на кухне, очень уважают полуфабрикаты — и все это в связи с тем, что жизнь ускоряется и ежедневно подбрасывает все больше информации. Они вынуждены принимать все больше и больше самостоятельных решений.

Детство "поколения Y" (годы рождения — 1982–2002) отмечено распадом СССР, терактами, неизвестными ранее эпидемиями, а также развитием цифровых и биотехнологий. В СМИ осуждается употребление наркотиков и курение. Главное — пришла эпоха брендов. Молодежь показывает преференции в отношении техники, одежды и продуктов только известных марок. Довольно рано привыкает к алкоголю (в частности, пиву). Не знает, из чего делаются продукты, но в супермаркетах обращает внимание на количество белков, жиров и углеводов, указанных на упаковках. Кредо молодых людей — мода, они охотно приобщаются к модным видам спорта, но не ради получения каких-то результатов, а для того, чтобы тешить свой гедонизм. Если возникают проблемы со здоровьем, эти люди выбирают брендовые, широко разрекламированные лекарства.

Все поколения выбирают здоровый образ жизни, но вкладывают в это разный смысл. Для представителей "молчаливого поколения" очень важна забота о поддержке своих жизненных сил, а для "бумеров" главнее — имидж и продолжение молодости. "Поколение Х" стремится продемонстрировать свою индивидуальность, а "поколение Y", пожалуй, делает ставку на получение удовольствия от жизни. 

Есть еще "поколение Z", рожденное после 2002 года. Мы пока ничего не можем сказать о том, что их ждет впереди, как они будут жить. Можем только разрабатывать сценарии и делать прогнозы. К тому же возраст 10–12 лет — это "черный ящик" для науки, возрастная зона перехода от детства к юности. С 17 по 21 год у людей наблюдается более активная работа интеллекта, а в 20–22 года формирование системы ценностей завершается.

"Современный украинец живет в разных временах"

Давать четкие определения понятий, явлений и процессов в известной мере означает раскрывать насущные для общества проблемы — в их развитии и прогностике.

— Культурная модель, на которую опирается жизнедеятельность общества, — говорит доктор философских наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института философии НАНУ Сергей Пролеев, — представляет собой сложное, многомерное образование. Она включает в себя и устойчивые ценностные установки, и схематику поведения, и мировоззренческие предпочтения, и моральные императивы, и многое другое. Простым перечислением элементов тут не обойтись. Гораздо важнее характер связи между элементами и та динамическая целостность, в которой культурная модель резюмируется — это образ жизни. Причем образ жизни не просто как приватная, но и общесоциологическая, даже историческая величина. То, чем история есть как процесс, культура есть как результат. И наоборот, сама культура является "подкладкой" исторических событий.

Сегодня необходима фактически переинсталляция государства, которое наконец должно перейти под контроль общества.

Происходящее сейчас в Украине имеет значение не только для нашей страны. Это важно для всего мира, поскольку российской агрессией поставлен под вопрос весь мировой порядок, в том числе режим нераспространения ядерного оружия. 

— Можно ли вести речь о зарождении новой политической культуры? Изменяются ли в связи с этим ценности общества? 

— Фактически сейчас мы опять оказались почти в той же точке, что и четверть века назад, — украинское общество стоит перед необходимостью построения демократического государства. Мы должны заново создавать и отлаживать элементарные функции политической системы — верховенство права, отделение бизнеса от власти, обеспечение прав гражданина и т.д. Тем сложнее решать насущные задачи в условиях военного конфликта, оккупации части территории иностранной державой; а если осуществится худший сценарий российской оккупации, наше общество будет отброшено еще на десятилетия назад. Если сегодня шанс преобразований будет утрачен, следующее поколение через двадцать лет столкнется с необходимостью решать ту же проблему.

У нас нет времени на длительное формирование государства — мы находимся в ситуации глубочайшего кризиса, усугубленного военным положением. И здесь необходима максимальная мобилизация всех госинститутов и чиновников, которые на деле не нарабатывают даже десятой доли от необходимого. 

В условиях, когда госинституты не действуют, народу остается только непосредственно осуществлять свою волю. Но это не заменит собой эффект социальных институтов. Чтобы быть полезной, непосредственная демократия должна перерасти в комплекс организованных и действенных форм общественного контроля над работой госорганов. И первый насущный шаг — обширная санация власти. Люди должны постоянно вести мониторинг деятельности всех звеньев госуправления. Но общественный контроль будет эффективен, если приобретет четкие и легальные формы.

Динамика жизни
диктует новые принципы

— Насколько мы вовлечены в процессы глобализации? Как на нашем социуме отражаются цивилизационные новшества и новые виды коммуникации?

— Украинское общество поставлено в сложную ситуацию одновременного решения совершенно разнохарактерных задач. Наряду с решением задач базовых (восстановление власти закона, нормальной дееспособности судов, преодоление коррупции и т.д.), мы одновременно должны создавать общество, конкурентоспособное в условиях глобализации. Поэтому современный украинец по характеру решаемых им задач одновременно живет в самых разных временах: и в начале модерной эпохи, и в сегодняшнем дне, и в ХХ веке. Украинское общество глубоко больно, и первая его задача — выздоровление. Без очищения общественного организма и приведения его к нормальной функциональности все другие задачи, самые современные, решить невозможно. Тем более что мы одновременно должны и выздоравливать, и действовать креативно по отношению к нынешней мировой ситуации. Сверхсложная задача, но, думаю, шансы решить ее есть. 

Украина имеет предпосылки для того, чтобы вполне успешно участвовать в режимах современного глобального общества. Разумеется, для этого необходимы социальные и политические преобразования, и одно из ключевых — изменение культуры жизнедеятельности. Можно освоить информационные технологии, стать пользователем современных средств коммуникации. Но далее возникает вопрос о продуктивности этой коммуникации, о способности соответствовать требованиям, предъявляемым в деловых контактах, о способности предлагать себя на рынке труда, компетентно выполнять ту или иную работу. С этим возникают основные проблемы. Поэтому когда мы говорим о новой системе коммуникации, главное, что должны освоить украинцы, — это совсем другая культура ведения дел.

— Обновляются ли сейчас духовные и культурные ценности?

— Они не могут не меняться, поскольку жизнь меняется очень существенно. Весь мир находится в ситуации большой неопределенности. Представлять себе дело так, что есть какие-то развитые общества, у которых все благополучно и работает устоявшаяся и бесспорная система ценностей, люди знают, как жить и что делать, — означает пребывать в иллюзиях. В настоящее время весь мир, человечество в целом, оказались в ситуации очень существенной неопределенности, некоего вызова будущего. И как дальше жить, каким быть человеку, к чему ему стремиться — эти фундаментальные вопросы стоят в равной мере остро как для украинца, так и для немца, американца или китайца. В этом для нас хороший шанс — совместный поиск ответов. Поскольку ни у кого в мире готовых ответов нет, то здесь мы все в каком-то смысле равны — и более продвинутые общества, и общества с массой проблем. Совместный поиск ответов создает основу для всечеловеческого понимания.

— Чем примечательны сегодня новое искусство и его выразительные средства?

— Вместо речи об искусстве сегодня уместнее говорить скорее об арт-среде. О ее свойствах, о способах распространения и ассимиляции ею иных культурных практик и топосов культуры, о символических конфликтах и войнах, которые эта среда ведет с эффектами политического, экономического или сексуального полей. Кроме того, искусство всегда рассчитано на определенный человеческий тип, а та ситуация бытия человека в мире, которая соответствовала классическому искусству, ушла в прошлое — нет того человека, той ситуации, в которой он существовал, а значит и искусству негде быть.

Чем будет следующий этап существования искусства, растворится ли оно полностью в некоем общем дизайне современной жизни или выделит новые топосы своего существования — это вопрос, на который сегодня ни у кого нет ответа.

— Как изменяется область знания?

— Само знание перестает быть объективным и достоверным. Фактически оно превращается в некий когнитивный эффект, обслуживающий другие базовые интересы человека. В классической ситуации знание служит основой всякой деятельности. А сегодня оно превращается в некий удобный инструмент для деятельности, которая диктует, каким ему следует быть. И как основа понимания действительности, и как определяющая основа деятельности знание, к сожалению, девальвировано.

Свобода
"быстрого реагирования"
и "хрустальные сети"

— Возникают ли новые способы трансмиссии культуры? Актуально ли еще обращение к культурному наследию?

— Мы говорим, что современный мир — это мир разнообразных кризисов. В том числе это и кризис культурного опыта, более того — кризис опыта вообще. Мы живем в очень быстро меняющемся мире, который требует не столько опыта, сколько быстроты реакции на изменяющиеся обстоятельства. В связи с этим опыт не только в значительной степени обесценивается, но подчас становится даже обузой. Ведь он в известном смысле обременяет человека, заполняя те ячейки сознания, которые должны быть открыты для восприятия и реакции на новые обстоятельства. Ситуация быстрой реакции на меняющиеся обстоятельства требует противоположного — максимальной незаангажированности взгляда. 

Место опыта в современной культуре заняла мобильность, требующая постоянного переписывания всех культурных кодов. Естественно, культурное наследие не исчезает и не утрачивает своей значимости, но совершенно иначе вписывается в порядок сегодняшнего дня. И в этом процессе часто преображается само. Сегодняшний день постоянно меняет наше прошлое, культурную память, историю. 

— У нас модернизация или демодернизация?

—Украина сейчас решает задачу догоняющей модернизации, но решает ее в мире, который в значительной степени перестал быть модерным. В этом парадокс. Когда говорят о модернизации, подразумевают ситуацию запаздывающего развития, которое должно быть преодолено: то есть требуется освоить современные формы жизни и соответствовать актуальным условиям. Однако если сущностью современности является неопределенность, то быть современным означает способность "делать то, не знаю что", обнаруживая готовность к динамичной реакции на возникающую новую ситуацию. Поэтому сегодня модернизация меняет свой характер, становится "немодерной". Ее средоточие — наработка ресурса готовности к тому, что само по себе не определено, и что нельзя назвать ни модерным, ни постмодерным — здесь даже устойчивость имени исчезает. Нужно просто быть готовым к любому вызову, который появится.

— В обществе существует целостное или, скорее, коллажное восприятие динамики развития культуры в зависимости от культурных слоев общества?

— Проблема украинского общества не просто в том, что восприятие культурных ценностей внутри него различно, а в том, что сами эти культурные предпочтения гетерогенны, различны по своей природе. Необходимо, чтобы в этом пестром разнообразии существовало и некое единое поле коммуникации. Иначе получим просто рассогласованное существование разных субкультур. Крайне важно, не утрачивая своей самобытности, быть открытым к восприятию другого. Должен измениться определяющий общество человеческий тип, в котором возрастет доля здравомыслия, толерантности, ответственности, способности слышать и понимать. Такой человеческий тип — одно из важнейших приобретений культуры. 

— Приобретает ли общество новые качества?

— Безусловно, вот только новое — не всегда лучшее. Не случайно для характеристики современного общества все чаще и активнее употребляется понятие "сети". Оно предполагает, что общества как устойчивой структуры вообще нет, а есть отдельные индивиды, образующие между собой сеть контактов. Собственно, то, что мы называем обществом, это разные контактные сети, перемежающиеся, переплетающиеся друг с другом. Единство или консолидированность общества становится вопросом взаимоналожения и взаимодействия сетей, а не неких общественных структур, в которых располагаются, как отдельные ячейки, члены общества. 

Человек меняется в своем средоточии — в характере свободы воли. Прежде он был субъектом, имеющим перед собой мир, в котором он созидает, строит, достигает целей. Словом, самоопределяется. Теперь свобода воли приняла вид присутствия-отсутствия в сети. Причем сеть одновременно и самодовлеющая анонимная всеобщность, и всего лишь производная от ее участников. Она всего лишь сумма тех, кто к ней приобщился. Если вовлеченных в нее не будет, то и сама сеть исчезнет, как призрак после крика третьих петухов. Возник мир, в котором сеть самодостаточна и в то же время бесконечно хрупка; в котором человек сведен до неприметной точки входа-выхода, не значит почти ничего, но своим неучастием способен обрушить весь мир. Не берусь судить, насколько уютно существовать в таком парадоксе, но то, что это ново — несомненно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно