Бойцы "Невидимого батальона", или Женщины к еде не допускаются

11 декабря, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 11 декабря-18 декабря

Считается, что война — дело не женское. Занимая, согласно статистике, одно из первых мест в мире по уровню образования, в армии украинки чаще всего оказываются не благодаря, а вопреки. Чтобы попасть туда, им приходится преодолевать множество препятствий. Хотя на календаре уже совсем скоро 2016 г., украинских женщин по-прежнему отправляют на кухню.

 

С первого января 2016 г. в американской армии женщинам будет разрешено заниматься всеми видами деятельности без ограничений. Об этом заявил министр обороны США Эштон Картер. 

А вот в украинской армии потенциал женщин, составляющих 54% населения, используется недостаточно. Так, в составе ВСУ сегодня служат 14,5 тыс. женщин, почти 2 тыс. — офицерами. Из них лишь 35 занимают руководящие должности в Минобороны, Генштабе, разных видах ВСУ. 938 женщин имеют статус участника боевых действий в АТО. 

Считается, что война — дело не женское. Занимая, согласно статистике, одно из первых мест в мире по уровню образования, в армии украинки чаще всего оказываются не благодаря, а вопреки. Чтобы попасть туда, им приходится преодолевать множество препятствий. Хотя на календаре уже совсем скоро 2016 г., украинских женщин по-прежнему отправляют на кухню. 

О гендерных стереотипах в отношении женщин-военнослужащих среди командования и личного состава ВСУ, юридических коллизиях, бытовых парадоксах и других нюансах шла речь на презентации первого социологического исследования, посвященного участию женщин в войне в Донбассе. 

"Невидимый батальон" — так назвали свое исследование авторы. Ведь опыт женщин в украинской армии незаметен. По крайней мере, для законодательства. Несмотря на то, что участие женщин в Первой и Второй мировых войнах достаточно хорошо описано и изучено, и что в самых горячих точках страны женщин-военнослужащих сегодня тысячи, для институций, могущих влиять на юридические изменения, этот опыт остается неочевидным. Женщины-военнослужащие по-прежнему не могут занимать многие должности (список которых весьма значительный), хуже обеспечены (для них не предусмотрено обмундирование подходящего размера) и вынуждены постоянно опровергать стереотипы о собственных способностях и возможностях. 

Основой исследования стали 42 глубинных интервью с женщинами и 10 — с мужчинами, служащими в АТО. Практически все опрошенные женщины пришли на фронт добровольно, желая защищать свою страну, и планируют оставаться там до окончания войны. Так что, по мнению исследовательниц, мотивированы женщины-военнослужащие больше многих мужчин: ведь чтобы попасть на войну, им приходится преодолевать множество препятствий, доказывать свое право воевать и, как правило, смириться с отсутствием социальной защиты. 

Женщин в АТО много, но находятся они, как правило, в нижнем звене. И крайне ограничены в ряде должностей, регулируемых приказом Минобороны Украины "Об утверждении временных перечней военно-учетных специальностей и штатных должностей рядового, сержантского и старшинского состава и военнослужащих-женщин и тарифных перечней должностей  указанных военнослужащих" (№337 от
27 мая 2014 г.), а также приказом министра обороны "О списке должностей офицерского состава, на которые могут назначать женщин, принятых на военную службу по контракту". 

"Это два прекрасных документа, из которых можно многое узнать, — рассказала Мария Берлинская, одна из инициаторов исследования, руководитель волонтерской организации "Центр поддержки аэроразведки". — Например, женщины в армии не могут быть водителями, фотографами, переводчиками, киномеханиками, инструкторами, химиками. Мария Склодовская-Кюри, лауреат Нобелевских премий по химии и физике, прочитав этот список, наверное, ужасно бы расстроилась. 

Стать разведчиком или снайпером — об этом не стоит даже мечтать. Почти все должности, в названии которых есть слова "начальник" или "командир", женщинам недоступны. Они не могут стать даже "начальником холодильника" или "начальником продовольственного пункта" — к еде женщин в армии допускают разве что в роли кухарки. Вообще список разрешенных должностей необычайно короткий. Собственно, с этой проблемы наше исследование и началось. 

Когда я (оператор усовершенствования летательного аппарата, то, что называется аэроразведкой) приехала работать на фронт, мне предложили должность то ли бухгалтера, то ли деловода. Сейчас уже точно не помню. Подписывать такой "брачный договор" с государством я отказалась, на том все и закончилось. В следующий раз этот вопрос возник, когда я узнала, что Вика Дворецкая из моего же батальона, выполнявшая по факту совсем другую работу, числится… начальником бани. И тогда я поняла, что это не единичный случай, а нормальная практика". 

При этом, по словам Марии Берлинской, де-факто женщины выполняют те же задачи, что и мужчины. Но поскольку нигде не зарегистрированы или официально занимают другие должности, то, соответственно, не имеют права на льготы и социальные выплаты. 

"До войны эту ситуацию замалчивали, — продолжает М.Берлинская. — Знали разве что историю Надежды Савченко, которая сутками дежурила под Минобороны, чтобы встретиться с министром и получить разрешение учиться на летчицу. Но это было до войны. Сейчас совсем другая история. Множество женщин прошли фронт, получили ранения, контузии и опыт. Женщины доказали, что умеют воевать. И зачастую намного лучше генералов, не пускающих женщин в армию". 

Из 42 опрошенных женщин официально оформлены только 17. Да и то чаще всего не на реальные должности. И это при том, что 40 из них пришли служить добровольно, а две уже были демобилизованы. 

Кроме того, есть два случая, когда во время пребывания женщины в АТО социальные службы пытались забрать у нее ребенка. 

Несмотря на перечисленные факты, психолог Главного управления Минобороны по работе с личным составом Оксана Бельская считает, что проблема сильно раздута и надумана, а 42 женщины — слишком маленький срез: "Честно говоря, я в растерянности. Статус участника боевых действий я получила без каких-либо проблем, о которых здесь услышала. Получить его действительно сложно, но только из-за большого количества документов. Статуса нет и у многих мужчин. Мне в его получении содействовало начальство. 

На войне все равно, какого ты пола. Когда идет бой, не важно, мужчина прикрывает и вытаскивает с поля боя женщину или наоборот. Важно, чтобы вытащил и прикрыл. 

С мая 2014 г. я постоянно езжу в командировки в зону боевых действий, и ни разу не видела какого-то унижения или ущемления женщин в правах. Да, бытовые вопросы есть, но их можно решить. 

Да, по должностям я согласна. А вот что касается ПТСР, то я бы не стала диагностировать его поголовно. У нас общемировой уровень ПТСР — 22%. И мы над этим работаем. Говорить же об отличиях ПТСР у женщин и мужчин не стоит".

Волонтер Диана Макарова думает иначе: "Проблема не надумана и чрезвычайно актуальна. То, что на презентации тактично называют опекой, женщинам уже — поперек горла. На самом деле это реальная дискриминация, когда не дают делать то, что женщины могут и умеют; то, на что они способны и могли бы сделать. Нас просто придерживают: "Девочки, не лезьте. Ваше дело дома сидеть и борщи варить". Но как же нам сидеть, когда мужчины уходят на фронт? Мы волонтеры и ездим на передовую.  У нас женские экипажи. И знаете, доходило до того, что мы стоим на блокпосту, а нас спрашивают: "Девочки, почему вы здесь? Вам не страшно?". И вдруг подходит кто-то из военных и говорит: "Да им просто делать нечего". Нам есть, что делать. У нас дети, внуки. Но и там, на фронте, нам тоже есть что делать. 

Женщин, служащих в АТО,  гораздо больше, чем тысяча, получивших статус участника боевых действий. Масса их находится в добровольческих батальонах, и они не проходят как военнослужащие. Много женщин, девушек, девчонок — это волонтеры, которые не вылезают с фронта. И, я думаю, их тоже надо учитывать". 

У Анастасии Цебринской из Тернопольской области статус участницы боевых действий есть. В добровольческом батальоне "Золотые ворота" она год прослужила стрелком на Луганщине. "Но сейчас проходит переаттестация, и формируется полк "Киев", в котором будет штурмовая рота, — рассказала девушка. — К сожалению, я туда не попадаю. В списках у своего командира я была, но когда их подали командиру полка, выяснилось, что он против присутствия в роте девушек. А вот моего парня, с которым я познакомилась на передовой, в эту роту берут. И мне бы хотелось решить этот вопрос. 

По образованию я товаровед-коммерсант. Недавно поступила в Академию МВД. Хочу быть военнослужащей и надеюсь, что ситуация в армии изменится к лучшему". 

У Юлии Прохоровой, бойца 2-й штурмовой роты батальона ДУК ПС, непонимания с побратимами на фронте никогда не возникало. Отсутствие подходящих размеров обмундирования она считает наименьшей женской проблемой. Зато она столкнулась с непониманием, когда вернулась домой: "С семьей мне повезло — относятся нормально. Но я никак не могу привыкнуть к окружающим людям. Да и они меня не понимают. Я побывала в другом мире и сама стала другой. 

По профессии я экономист и тренер по айкидо. У меня двое детей: старшему — 20, младшему — шесть лет. Статуса участника боевых действий у меня нет, потому что для государства Правый сектор — это ОПГ. Я просто делаю свою работу, и все". 

"Да, есть определенные моменты и трудности, — говорит начальник отдела военно-социальной работы Главного управления по работе с личным составом ВСУ полковник Виталий Голота (Генштаб). — Но, скажем так, видение авторов исследования несколько отличается от моего. Вопрос "нужны ли женщины в армии?" считаю некорректным. Я бы ставил его по-другому — могут ли женщины проходить военную службу? Целесообразно ли это? Например, должность водителя в армии означает не просто управление автомобилем. И женщина, при всем к ней уважении, физически может с этим не справиться. 

Тем не менее, женщины часто проходят военную службу, и это хорошо. А что вы вкладываете в слово "дискриминация"? Военные звания у нас дают людям, назначенным и занимающим должности определенное время. Есть должности, на которые женщин не назначают. Это вопросы законодательства. Руководящие посты женщины часто не могут занимать, поскольку у них меньше возможностей для обучения военным специальностям". 

Опрошенные женщины уверены: армия с их участием станет более эффективной. Поскольку, во-первых, женщины не склонны к алкоголизму и значительно реже нарушают дисциплину. А во-вторых, они часто лучшие снайперы и медики — у женщин лучше развита мелкая моторика. Однако многие из опрошенных мужчин, признавая, что позитивные примеры участия женщин в военных действиях есть, все равно убеждены:  война — дело не женское. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно