Общество хочет доверия

13 января, 2021, 16:10 Распечатать
Отправить
Отправить

Почему в развитых странах высокопоставленные плагиаторы уходят с должностей, а у нас — нет

Мы регулярно читаем о том, что в развитых странах высокопоставленные чиновники и политики, которых поймали на плагиате, уходят после этого с должностей. Даже если их диссертации или дипломные работы написаны очень давно, на темы, никак не связанные с должностными обязанностями. У нас не так.

Общество этих стран не воспринимает объяснения наподобие «он/она — хороший менеджер/сильная личность» и «там есть квадратные скобочки», «плагиат должен доказывать суд» или «это политическое преследование», «вы ищете плагиат лишь должностных лиц» или «это личная месть». В развитых странах даже несколько абзацев текстовых заимствований без должных ссылок в старой работе должностного лица считаются неприемлемыми. У нас не так. Попробуем разобраться, почему.

Требования о недопустимости списывать на экзаменах или в квалификационных роботах придуманы не вчера. На самом деле они сформировались еще в системе квалификационных экзаменов для китайских чиновников времен Конфуция две с половиной тысячи лет назад. Китайские чиновничьи экзамены были источником европейской экзаменационной системы, не допускавшей недобропорядочности. Вот фото из музея Конфуция в Пекине. Там очень интересные специальные помещения для экзаменов — отдельные клетки, открытые с одной стороны, где каждый экзаменуемый писал работу под надзором инспекторов и без возможности контактировать с другими.

Возможности автоматизированного поиска заимствований возникли благодаря развитию Интернета и оцифровыванию ранее изданных текстов, хотя специалисты, хорошо знающие литературу, могут находить такие заимствования и без программного обеспечения. Плагиат можно найти или случайно вследствие проверки, инициированной общественностью, которая хочет иметь на высших должностях в государстве людей, заслуживающих доверия, или в результате деятельности политических конкурентов.

Однако политик в развитой стране должен уйти с должности независимо от мотивации людей, заявивших о «текстовых заимствованиях без должных ссылок». Нет дискуссий о необходимости обращения в суд или о нарушении авторских прав — плагиат в академической (научной или квалификационной) работе считается нарушением принципов академической добропорядочности независимо от наличия нарушения авторских прав.

Ключевое слово здесь — «доверие». Развитое общество считает, что не может доверять должностному лицу, нарушающему этические принципы своей деятельности. Общество хочет доверия со своей стороны и со стороны мирового сообщества к должностным лицам, институтам, образовательной и научной системам. Это означает доверие к результатам исследований совсем других людей, к квалификационным документам страны, к продукции предприятий этой страны. Доверие является важной составляющей стоимости бренда страны, ее предприятий и образовательной системы. Даже на базовом уровне: иностранцы, которые хотят получить качественное образование, выберут университет страны, к диплому которого есть доверие. Нетолерантность к академической недобропорядочности оказывается вполне экономической категорией, и пребывание на государственной должности академически недобропорядочного лица — это разрушение доверия к стране и экономические убытки для всех ее граждан. Потому что лучшие студенты уедут из Родины за качественным образованием и качественными дипломами, страна потеряет потенциальных профессионалов, продукция не будет конкурентоспособна, потому что не будет доверия к регулирующим и сертификационным органам этой страны, инноваторы сбегут со своими изобретениями туда, где интеллектуальная собственность надлежащим образом защищена.

Немецкие ученые опубликовали в 2012 году сравнительное исследование результатов работы двух групп российских мэров городов — обвиненных и не обвиненных в академическом плагиате: группа необвиненных оказалась намного более эффективной...

В этом году будет десятилетний юбилей самой громкой министерско-плагиатной истории в Германии — выявление именно академического плагиата (если пользоваться терминологией украинского законодательства) у тогдашнего министра обороны Германии Карла-Теодора цу Гуттенберга в феврале 2011 года. Свою диссертацию «Конституция и конституционный договор» он защитил в 2007 году в университете Байройта. В этой истории важно рассмотреть временные рамки министерско-плагиатной истории — скорость рассмотрения этого дела и принятые меры демонстрируют важность соблюдения стандартов академической этики для немецкого общества. Как пишет Википедия, эта статья содержит все точные ссылки на публикации, упоминаемые нами.

Карл-Теодор цу Гуттенберг
Карл-Теодор цу Гуттенберг
Карл-Теодор цу Гуттенберг/facebook

12 февраля 2011 года профессор права университета Бремена Андреас Фишер-Лескано подготовил рецензию на диссертацию Гуттенберга (если я правильно понимаю, он совсем не преследовал цель искать плагиат, это тот случай, когда работу внимательно прочитал специалист, хорошо знающий публикации по соответствующей тематике), но в процессе проверки ссылок он нашел газетную статью от 2003 года, абзацы из которой были включены в диссертацию министра без ссылок. Эта находка подтолкнула дальнейшие поиски, и Фишер-Лескано нашел еще семь абзацев без надлежащего цитирования. В результате обсуждения находок с редакцией юридического издания, где профессор из университета Бремена планировал опубликовать «просто рецензию», было решено, что это издание не подходит для обнародования информации о плагиате в диссертации министра, и Фишер-Лескано обратился в газету «Зюддойче Цайтунг».

15 февраля газета проинформировала о найденном плагиате профессора права омбудсмена университета Байройта Дитгельма Клиппеля, который был одним из членов диссертационной комиссии, и самого Гуттенберга, которому дали несколько часов для ответа на обвинение. Фишер-Лескано сообщил об этом также научным руководителям Гуттенберга. 16 февраля «Зюддойче Цайтунг» опубликовала статью об этих обвинениях. В тот же день другая ведущая немецкая газета («Франкфуртер Альгемайне Цайтунг») сообщила, что вступление в диссертацию было заимствовано из статьи Барбары Цепфенинг в этой газете от 1997 года (один найденный эпизод повлек за собой цепочку находок). В первом обращении Гуттенберг оспорил обвинения и назвал их абсурдными. Однако 17 февраля он встретился с канцлером Германии Ангелой Меркель и предложил, что уйдет в отставку (через два дня после первой публикации). Его предложение отставки было отклонено. Тогда же университет Байройта прислал Гуттенбергу письмо, в котором дал две недели для подробного ответа на обвинения в плагиате. Немецкие активисты сразу создали платформу Guttenplag Wiki, где все желающие могли размещать новые эпизоды плагиата в диссертации.

Ангела Меркель декларировала поддержку министру, но тем временем были найдены дополнительные эпизоды плагиата. Гуттенберг пересмотрел свою диссертацию и в результате сам обратился в университет Байройта с просьбой отозвать степень, заявив, что потерял учет источников для своей диссертации на протяжении семи лет работы над ней. Ангела Меркель еще раз подчеркнула свою поддержку Гуттенберга, сказав («Франкфуртер Альгемайне Цайтунг», 21.02.2011), что она нанимала его не на должность исследователя или научного ассистента, а на должность министра и вполне довольна его работой. Однако это заявление вызвало протесты академического сообщества.

Бундестаг
Бундестаг
pixabay/swandhoefer

23 февраля состоялись слушания в Бундестаге о неправомерном использовании Гуттенбергом в его диссертации документов Бундестага, и в тот же день докторская комиссия университета Байройта отозвала его степень. И хотя Ангела Меркель все еще декларировала свою поддержку министру обороны, но 1 марта (через почти две недели после первой публикации обвинений в плагиате) Гуттенберг подал в отставку со всех политических должностей. Затем были исследования преднамеренности заимствований без должных ссылок, связей его семьи с университетом (компании, связанные с его семьей, предоставляли университету очень значительные благотворительные взносы). Научные руководители извинились, что на время защиты диссертации не смогли найти плагиат, потому что тогда не было технических возможностей. Эта история имела следствием обсуждение процедур защиты докторских диссертаций, уголовные производства по нанесению экономического вреда, извинение Гуттенберга перед авторами заимствованных абзацев и создание общественных инициатив для поиска плагиата в других работах.

6 мая 2011 года был опубликован подробный доклад Комиссии по профессиональному саморегулированию в науке, где было указано большое количество текстовых заимствований без должных ссылок и умышленное ненадлежащее использование чужих текстов. Гуттенберг рассказывал о больших объемах работы, нескольких компьютерах в разных домах, на которых он работал, и о неумышленных ошибках в цитировании. Комиссия пришла к выводу, что он продолжал работу, понимая, что утратил систематичность материала вследствие перегрузки, что и продемонстрировало преднамеренность недобропорядочности (когда человек продолжает работу, понимая, что с определенного момента она уже не может выполняться качественно, — по случаю вспомним оправдания Лилии Гриневич). Дальше — создание платформы для поиска плагиата VroniPlag (2011), дискуссии о вине университета, снятие уголовных обвинений, но результатом для самого Гуттенберга было лишение степени и перспектив политической карьеры.

Laurence Chaperon/annette-schavan.de

Следующие обвинения европейских министров в плагиате — Аннетте Шаван (2013 год, к тому времени министр образования Германии, которая в 2011-м очень осуждала плагиат Гуттенберга), и университет Дюссельдорфа отозвал ее докторскую степень, а она подала в отставку (опять же, несмотря на поддержку Ангелы Меркель); министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен (2015 год), но ее не лишили степени, потому что комиссия не установила преднамеренного обмана, — сейчас она является президентом Европейской комиссии (!).

Шаван подавала на университет в суд, однако в 2014-м ее иск отклонили.

Кристина Ашбахер
Кристина Ашбахер
Кристина Ашбахер/instagram.com

Последний публичный скандал возник несколько дней назад — был найден плагиат в магистерской диссертации министра труда, семьи и молодежи Австрии Кристине Ашбахер, которая после публикации обвинений подала в отставку. Блогер, специализирующийся на поиске плагиата политиков, исследовал ее докторскую диссертацию, поданную в Технический университет Братиславы в Словакии, и нашел примеры текстовых заимствований без надлежащего цитирования.

Плагиатные истории министров европейских стран, за незначительным исключением, заканчивались отставкой. Уже есть систематические исследования диссертаций политиков и членов их семей из разных стран, например, статья Теодора Тудороу 2017 года «Нет, премьер-министр: плагиат в докторских диссертациях политиков высокого уровня» в журнале European Review, где приводятся выводы, что случаи плагиата среди политиков отображают разрушение доверия граждан к политическому классу, кризис демократии, культуру коррупции. По мнению автора, «плагиат представляет прямую, агрессивную и эффективную угрозу демократии».

В нашем обществе ситуация иная. Чиновники и политики даже не думают уходить с должностей после плагиатных скандалов, а некоторые даже курируют (или курировали) образование и науку. Жена экс-вице-премьера по гуманитарным вопросам Екатерина Кириленко, экс-министр образования Лилия Гриневич, глава Госслужбы качества образования Руслан Гурак, а теперь и министр образования Сергей Шкарлет. А скольких рядовых и не очень ученых поймали активисты на недобропорядочности!

Украинское общество пока демонстрирует массовую публичную поддержку плагиата и плагиаторов, не понимая, что недобропорядочные политики крадут будущее у граждан и их потомков, лишая их шансов на достойную жизнь в своей стране, на качественное образование и медицину. Отдельные голоса научных активистов и журналистов тонут в восхищении политиков и ректоров, которые всерьез считают академическую недобропорядочность желательной чертой «хорошего менеджера» и даже гордятся собственной недобропорядочностью. Их мечты вслух свидетельствуют о желании получить разрешение на открытую имитацию образования, отмену ВНО и продажу/раздачу дипломов людям, которые не могут и не хотят учиться. Правда, один из восторженных ректоров (автор (?) почти тысячи научных статей), который заявлениями о «все списывают» признал и собственную недобропорядочность, очень удивлялся, почему не доверяют дипломам его выпускников-инженеров и требуют дополнительной сертификации.

Студенты вспоминают времена Табачника и выходят на акции протестов, усиливается гражданское движение против легитимизации академической недобропорядочности — молодежь понимает, что поддержкой академически недобропорядочных политиков власть обесценивает их образование и их дипломы. Продолжается сбор номинаций антипремии «Академическая низость года», которую активисты-ученые работники проводят каждый год. Общественность поддерживает движение против недобропорядочности, а государство?

 

Больше статей Ирины Егорченко читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК