ИННОВАЦИИ: ВСЕ БУДЕТ, КАК ПРИ ПОКОЙНОЙ БАБУШКЕ?

01 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 1 ноября-8 ноября 2002г.
Отправить
Отправить

«ЗН» на протяжении всех восьми лет своего существования внимательно следило за перипетиями, разворачивающимися вокруг инновационной политики в нашей стране...

«ЗН» на протяжении всех восьми лет своего существования внимательно следило за перипетиями, разворачивающимися вокруг инновационной политики в нашей стране. Временами мы были полны надежд и даже создавали специальную полосу «Бизнес-инкубатор». Затем события развивались так, что приходилось закрывать полосу, дабы не вводить читателей в заблуждение относительно намерений государственных людей, отвечавших за развитие этого направления...

Однако в течение нескольких последних месяцев события на этом направлении опять привлекли к себе пристальное внимание. В «ЗН» была организована специальная полоса «Наука и инновации», на которой мы попытались отслеживать непростые события, разворачивающиеся в Украине на самом перспективном инновационном направлении экономики. Здесь появился явный лидер, который не побоялся взять на себя ответственность за происходящее и уже этим громко заявил о себе, — председатель правления Украинской государственной инновационной компании Владимир Рыжов. Он хотел и, как утверждают многие знающие его люди, мог вдохнуть жизнь в столько раз умиравшее направление...

Однако «недолго музыка играла» — даже среди ярых оптимистов и горячих сторонников инновационного развития сейчас можно услышать нотки печали. Похоже, что всплеск надежд, породивших решительные и, возможно, излишне откровенные действия Владимира Рыжова, вскоре уляжется. И тогда еще на одном направлении в нашей стране восстановится столь привычная кладбищенская тишина. Вероятной причиной стреноживания нарушителя спокойствия можно считать письмо (копия его имеется в редакции), направленное Президенту Л.Кучме группой академиков НАНУ. В нем говорится: «Враховуючи, що Міністерство освіти і науки втратило контроль за науково-технічною діяльністю, оскільки не визначає політику в цій сфері, а лише бере «участь» в її реалізації, сьогодні існує гостра потреба істотного посилення міжвідомчої координації науково-технічної та інноваційної діяльності...»

Итак снова старая песня о том, как тяжело жить науке без собственного «научно-технического» министерства или, на худой конец, комитета. Спрашивается: а что же мешало до сих пор, когда в течение десяти лет существовал этот орган, наладить активную инновационную политику и координацию научно-технической деятельности в стране? В бытность, когда этот орган (тогда еще с большими полномочиями) возглавлял достаточно молодой и очень энергичный академик Владимир Семиноженко, была разработана, как утверждал тогда сам Владимир Петрович, надежная схема превращения инновационных миллионов, предоставленных государством, в миллиарды. Министром-академиком рисовалось просто некое научное «поле чудес», на котором достаточно было посадить 400 млн. гривен, чтобы за год на нем вырос бы 1 млрд.

Затем, обещал В.Семиноженко, опять посадим полученный миллиард и уже к следующему году вырастут 2,5 млрд... Дорогой читатель, посчитайте дальше сами и вы обнаружите, что к настоящему времени на этом инновационном «поле чудес» должна уже колоситься сумма, сравнимая с государственным бюджетом Украины... Этот грандиозный план настолько впечатлял, что я во время интервью не удержался и попросил Владимира Петровича собственноручно зафиксировать все услышанное на бумаге. Фото этого уникального документа прилагаем.

С тех пор прошло около пяти лет. Меня до сих пор не оставляет вопрос: что же тогда помешало Владимиру Петровичу реализовать свой гениальный проект? Почему он, держа жар-птицу в руке, через несколько месяцев пересел в очередное кресло?..

Проект Владимира Рыжова радикально отличается от плана Владимира Семиноженко. Начнем с того, что председатель правления Украинской государственной инновационной компании не просит денег у государства. Он решил построить свою деятельность на том, что зафиксировал с помощью юристов суммы, растраченные его предшественниками за предыдущие десять лет руководства инновациями. А это ни мало ни много — более 600 миллионов гривен государственных средств. Запомним — при этом во главе стоял руководящий (фактически распределяющий финансы, но ни за что не отвечающий) орган — Комитет по науке и технике. Второе, на что обратил внимание Владимир Рыжов, — инновационные деньги были распределены так, что их очень трудно вернуть, хотя они должны были бы расти и крутиться...

В итоге столь печальных выводов с подачи Владимира Рыжова родилась новая схема обращения со средствами в наших условиях. Известный украинский экономист президент Украинского национального комитета Международной торговой палаты профессор Владимир Щелкунов описал ее так: «По этой схеме деньги в руках никто не держит — если хочешь получить оборудование, бери кредит в банке той страны, где получаешь в лизинг оборудование. Затем его отрабатываешь. Рассчитываешься с банком — и оборудование твое. То есть живых денег никто не держит, а значит, и воровать нечего. Это хорошая прогрессивная форма, которая позволит нашим предприятиям без начального капитала быстро вырваться на рынок передового оборудования и заняться выпуском высокотехнологичной продукции. Появляются возможности для бизнесменов использовать преимущества Украины: дешевизну нашей рабочей силы, электроэнергии, транспортных расходов (все это в 3 — 5 раз дешевле европейских). У нас есть много научных достижений, которые мы сами реализовать не можем, однако партнеры за рубежом заинтересованы в их осуществлении».

Как говорится, к вышесказанному добавить нечего... Чтобы выяснить нынешнюю ситуацию, я обратился к Владимиру Рыжову с вопросом: что сейчас происходит с инновационной политикой в Украине?

Владимир Леонидович выглядел явно потухшим. Глаза не светились прежней уверенностью. Вспомнил еще одного харьковчанина в подобной ситуации — академика Бориса Веркина в тяжелый момент жизни, когда его вызвали в горком и разрушили планы, которые он вынашивал долгие годы. Тогда академик признался: «Я ведь из породы акул, которые должны постоянно нестись на максимальной скорости. Иначе наступает перегрев. Организм акул не рассчитан на простой и задержки. Да и мой тоже», — добавил тогда с горькой улыбкой Борис Иеремиевич.

— Владимир Леонидович, каково ныне состояние дел с инновациями?

— Самое неприятное в нынешней ситуации — полная неопределенность. Мне непонятно, как управлять деньгами, не знаю, что финансировать, куда вкладывать. И самое главное — не знаю, что вообще будет дальше с инновационной структурой, какой вид она приобретет. Под самодеятельность вкладывать не имеет смысла, потому что эти деньги просто пропадут — их и так пропало достаточно много. Нельзя рисковать государственными средствами и делать неумные капиталовложения.

Наступил период какого-то безвременья — еще недавно мы упорно продвигались к тому, чтобы учредить Украинский банк реконструкции и развития (УБРР) и Инновационный центр, куда смогли бы стекаться инновационные предложения и инновационный спрос. До сих пор у нас в стране ничего подобного не было, но это нужно создать в первую очередь. Мы все подготовили, чтобы начать цивилизованно работать. Теперь неизвестно — нужно все это кому-нибудь или нет...

Я инициировал много новшеств и тут же получал поручения Кабмина, по которым обязан их выполнить. Это совершенно нормальный порядок. Теперь же, когда все остановилось, вместо того чтобы все выполнять, мне приходится закрывать эти поручения, чтобы не выглядеть неисполнительным человеком. Все заторможено. А времени до конца года, чтобы разрешить назревшие вопросы, осталось всего два месяца. Два!..

УБРР едва-едва удалось бы создать даже при благоприятных обстоятельствах и при полном напряжении сил. Это не в один день делается. Инновационный центр тоже едва удалось бы создать в заявленные сроки. А для этого мне еще нужно поменять устав нашей компании. Сразу возникло множество вопросов: создавать или не создавать региональные инновационные компании? Как относиться к технопаркам-технополисам? Как их привлекать в инновационную инфраструктуру? Если по-старому, когда они одни-единственные инновационные на всю страну, тогда это одна картинка, и здесь нечего делать ни венчурным фондам, ни инновационным. В таком случае пусть работают технопарки за счет льгот, которые им предоставили. Сейчас же вместо целостной картинки — лоскутное одеяло...

— Показательно, что все враз затормозилось именно в тот самый «момент истины», когда можно было бы проверить цену ваших заявлений. Кому-то, судя по всему, очень не хотелось, чтобы общество стало свидетелем реализации этой программы?

— Да, за полгода компания показала, что она может работать, стала дееспособной. А сдвинулось бы дело с места, и все бы быстро поняли преимущества этого пути. Тогда закрыть набирающую силу компанию было бы гораздо труднее.

— Пример дееспособности компании можете привести?

— Пожалуйста, компания смогла вернуть за полгода ровно столько долгов, сколько было возвращено за предыдущие два года. За счет этого мы сформировали уставный капитал. Фактически у нас есть средства на то, чтобы создать уставный капитал УБРР, есть деньги, чтобы запустить Инновационный центр, по сути, подписан целый ряд договоров о намерениях. Стало ясно — как это будет делаться, откуда приходят научно-технические предложения, как мы будем работать с Национальной академией наук, как будем давать технические задания на разработку новой техники. Схема разработана. Осталось дать команду: «Вперед!»

2003 год ушел бы на организацию всех дел, на отработку методики финансирования и на финансирование серьезных проектов...

— Вы не сказали о том, что заставили многих через суды вернуть государственные деньги, которые они уже привыкли считать своими. Ширятся слухи, что дальше вам работать не дадут, не так ли?

— …

***

Итак, можно предположить, что причиной нынешней темной полосы в развитии инноваций в Украине послужило письмо нескольких академиков Президенту страны. На нем, кстати, нет даже подписи Бориса Евгеньевича Патона и очень многих авторитетных академиков. Да и подписали это письмо всего-то 13 из около 300 членов Национальной академии!

Что будет с украинскими инновациями и кто отныне будет ими «рулить», можно высказать достаточно вероятные предположения. Так, если будет воссоздан приснопамятный Государственный комитет по науке и технике, то ситуация хорошо описывается словами Александра I, который, вступая на престол, заявил: «Все будет, как при покойной бабушке». То есть: в инновационной деятельности будет все то же самое, что было на протяжении последних десяти лет, когда, по мнению многих членов Национальной академии, попросту не было инноваций и инновационной деятельности. Было только нерачительное использование государственных средств, и больше ничего. То бишь будет создан государственный орган по очередному разбазариванию средств. Можно с такой же степенью вероятности утверждать, что новых лиц в руководстве будущим комитетом мы тоже не увидим — все те же до боли знакомые персоны окажутся в руководстве, все тем же людям будут поступать государственные средства.

Впрочем, есть и другой, более оптимистический вариант — Президент подпишет давно подготовленный указ о создании Инновационного агентства, и в стране появится структура, построенная на совершенно иных принципах. При этом должен заработать иной алгоритм развития инновационной деятельности. Он не придуман у нас, в нем нет отсебятины — для его создания была собрана воедино квинтэссенция опыта европейцев, американцев и топ-менеджеров Азиатско-Тихоокеанского региона...

Это то, к чему мы все равно рано или поздно вернемся, — уверены многие ведущие ученые Украины, — кто бы и как бы ни пытался на свой лад обустроить инновационную деятельность в Украине. Жизнь сама заставит. Больно, если к этому придем слишком поздно — наша наука и техника могут уже не выдержать очередных «экспериментов» по изобретению велосипеда. Да и силы у ученых не безмерные.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК