Будущее металлургии Украины — национализация?

31 января, 2022, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Как украинская металлургия сопротивляется мировым трендам и чем это нам угрожает

Будущее металлургии Украины — национализация?
© depositphotos/scanrail

Дальнейшее развитие украинской металлургии в значительной степени будет определяться ее способностью конкурировать на внешних рынках. Деконкуренция постоянно усиливается из-за сокращения мирового спроса на сталь при избыточных мощностях, развитии протекционизма, декарбонизации и цифровизаци металлургической промышленности.

В течение ближайших десятилетий мировой спрос на сталь будет расти менее чем на 1% в год, и отечественным производителям следует уже начать искать эффективные решения для производства и сбыта продукции. Не только чтобы улучшить традиционные результаты отрасли, но и двигаться синхронно с инновациями в ней.

Среди главных тенденций, наблюдаемых сегодня в странах Евросоюза, — экологическая модернизация металлургических предприятий. Но она актуальна не только в Европейском Союзе, но и далеко за его пределами. Так, Южная Корея и даже Китай делают громкие заявления о достижении климатической нейтральности и отказе от выбросов СО2. При этом такие заявления звучат не только из-за загрязнения окружающей среды, но и из-за негативных финансовых последствий для бизнеса. К основным стимулам экологизации промышленности, кроме Парижского соглашения, относится масштабная программа ЕС European Green Deal, предусматривающая полный отказ от использования ископаемых видов топлива и вытеснение из экономики отраслей, продуцирующих вредные выбросы. Со временем к этой инициативе присоединились и некоторые другие страны — Китай, Япония, Южная Корея, Южная Африка, Канада. В целом сформировался клуб из 127 климатически нейтральных государств, рассматривающих внедрение подобной инициативы или уже одобривших нулевые целевые показатели.

Украина не только активно поддерживает все экологические инициативы ЕС, в том числе European Green Deal, но еще и в Соглашении об ассоциации с ЕС обязалась на протяжении 2–10 лет приблизить свое экологическое законодательство к законодательству Союза. И если политика декарбонизации промышленности ЕС стартовала еще в начале 2000 года, то Украина этот процесс фактически еще не начинала, что существенно повышает риски, заключающиеся в необходимости быстро приспосабливаться к новым условиям, менять технологии и цепочки поставок.

Еще одна тенденция, которая в ближайшей перспективе окажет влияние на развитие отечественной металлургической отрасли, — цифровизация. Цифровые технологии полностью автоматизируют все установки и предусматривают использование роботов в опасных рабочих зонах, значительно повышая безопасность на рабочем месте. Системы мониторинга состояния и дополненная реальность, среди прочего, облегчат техническое обслуживание. Процессы будут оптимизированы с помощью искусственного интеллекта. Дефекты конечных продуктов станут незначительными, а это, соответственно, повысит их качество и конкурентоспособность.

Исходя из обозначенных тенденций, дальнейшее развитие отечественной металлургической должно предусматривать:

— существенное повышение роли внутреннего рынка металлопродукции;

— противодействие протекционизму;

— разработку и реализацию системной экологической политики и политики стимулирования инвестиций с целью внедрения новейших технологий.

Развитие внутреннего рынка. Среди ТОП-15 стран — крупнейших производителей стали Украина едва ли не единственное государство в мире, предприятия которого более 70% произведенной металлопродукции экспортируют и лишь немногим менее 30% — реализуют на внутреннем рынке (см. рис. 1).

Высокие объемы экспорта отечественной металлопродукции обусловлены в первую очередь наличием большого количества производственных мощностей и низкой емкостью внутреннего рынка. Так, среди стран из ТОП-15 емкость внутреннего рынка Украины самая низкая — 32,2% (см. рис. 2).

Так что прежде всего наша страна должна перенять опыт ведущих производителей стали и переориентироваться на удовлетворение потребностей внутренних потребителей. Конечно, речь не идет о соотношении, при котором 90% — внутренний рынок и 10% — экспорт, но достичь соотношения хотя бы 50/50 вполне реально.

Сейчас крупнейшим потребителем металлургической продукции в Украине является сама металлургическая отрасль. В стоимостной структуре промежуточного потребления ее доля суммарно с производством металлических изделий составляла 19,9%. Среди других лидеров — добывающая промышленность, производство кокса и коксопродуктов, энергетика. Зато доля таких отраслей, как строительство, машиностроение, автомобилестроение и металлообрабатывающая промышленность, очень низкая. Потенциально именно они могут обеспечить существенный рост спроса на металлопродукцию отечественного производства. Расширить внутренний рынок металлопродукции за счет перечисленных отраслей вполне реально, но без активного участия государства это может и в дальнейшем остаться предметом напрасных размышлений, которые постоянно будут приобретать актуальность в периоды ухудшения конъюнктуры мирового рынка.

Противодействие протекционизму. Из-за деглобализации открытость экономик перестала быть выгодной для развитых стран, активизировав политику защиты национального производителя, стимулирования производства и наращивания экспорта. Только на протяжении 2018 года правительства стран мира применили 1470 защитных мер и 400 норм, направленных на либерализацию. Свыше 50% защитных норм ввели десять стран: Канада, США, Германия, Индия, Аргентина, Бразилия, Италия, Великобритания, Китай, Австралия. То есть национальных производителей активно защищают как развитые, так и быстроразвивающиеся страны.

Соглашение об ассоциации с ЕС определяет важность свободной и неискаженной конкуренции в торговых отношениях. И единственным способом получить государственную помощь, которая не будет искажать условия конкуренции, является изменение структуры государственной помощи в Украине в пользу так называемых горизонтальных целей:

  • финансирования экологических программ;
  • осуществления научных исследований;
  • обучения персонала;
  • закрытия технически и технологически устаревших предприятий или мощностей по производству металлопродукции и т.п.

В этом контексте в интересах отрасли провести реформу политики предоставления государственной помощи согласно нормам ЕС, что позволит металлургическим предприятиям значительно сократить их затраты, например на вывод устаревших мощностей, и сосредоточиться непосредственно на строительстве исключительно новейших технологий.

Также условиями ВТО и Соглашения об ассоциации разрешены мероприятия по кредитованию и страхованию экспорта на государственном уровне. Этот инструмент Украина в полной мере не использует. Экспортно-кредитное агентство отвечает лишь за страхование рисков, тогда как в других странах — за предоставление предэкспортного финансирования. Перспективным инструментом для развития отечественной металлургической отрасли представляется также развитие торговой дипломатии и заключение двусторонних торговых соглашений.

В целом краткосрочными инструментами для государственной поддержки отечественных металлургов могут быть:

  • государственная финансовая поддержка на исследования и разработки;
  • экспортные кредиты;
  • страхование экспорта;
  • защита инвестиций;
  • государственное содействие выходу на новые рынки через дипломатические представительства, торговые миссии.

Экстренными мерами защиты украинских металлургов от недобросовестного импорта могут быть: антидемпинговая и компенсационная пошлины и временное ограничение импорта.

Формирование системной экологической политики и политики стимулирования инвестиций с целью внедрения новейших технологий. Украина вместе со всем цивилизованным миром взяла на себя обязательства к 2030 году сократить уровень выбросов парниковых газов на 40% по сравнению с 1990-м. Но для нашей страны большой путь декарбонизации только начинается. Сегодня большинство оборудования металлургических предприятий морально и технически устарело, что приводит к низкой эффективности производства, высокому потреблению топлива и значительным вредным выбросам. Современные владельцы металлургических заводов в свое время выгодно приватизировали их и почти не инвестировали в технологическую и экологическую модернизацию. Ничто не мешало им получать огромные прибыли, вкладывая лишь необходимый минимум в поддержку жизнедеятельности старого оборудования, — с соответствующими последствиями для окружающей природной среды и здоровья работников и жителей городов.

Чтобы стимулировать промышленность уменьшать вредные выбросы, в странах ЕС действуют высокие налоги на выбросы диоксида углерода: в среднем 30 евро за тонну СО2, в Швеции — 140 евро, в Швейцарии — 87 евро за тонну углекислого газа. В Украине с 1 января 2019 года ставка этого налога выросла в 24 раза — до10 грн за тонну СО2.

Вообще-то европейские страны в металлургической отрасли планируют сократить уровень выбросов на 95% по сравнению с показателем 1990 года. Конечно, этот переход потребует значительных инвестиций — в ближайшие десять лет почти 1 трлн евро. Эти средства выделят европейским промышленникам через разные механизмы льготных кредитов, грантов и прямых субсидий. Только на протяжении 2021–2027 годов в рамках European Green Deal выделят 100 млрд евро для регионов, которые больше всего затронет декарбонизация. Польша гарантированно получит 2 млрд евро и 7,5 млрд евро в рамках одной из составляющих этой программы — Фонда справедливого перехода, финансируемого Еврокомиссией. Германия также внедряет отраслевые программы. Одна из них — производство «зеленой» стали. Поскольку на немецкую сталелитейную промышленность приходится около трети прямых промышленных выбросов, на ее «озеленение» в ближайшие годы планируется выделить около 2 млрд евро через Фонд энергетики и климата.

Чтобы защитить эти инвестиции и стимулировать процесс декарбонизации в других странах, ЕС планирует не позднее 2023 года ввести налог на импорт товаров с углеродным следом. Это означает, что уже через несколько лет продукция, произведенная на отечественных предприятиях с применением ископаемого топлива, при экспорте в ЕС будет дополнительно облагаться налогами и станет менее конкурентной на внешних рынках. По оценкам специалистов «ГМК Центра», от внедрения Carbon border adjustment mechanism (СВАМ) металлургическая отрасль Украины пострадает в наибольшей мере. Применение СВАМ будет иметь негативные последствия и для экономики Украины, ведь влияние на одну лишь металлургическую отрасль будет означать потерю до 700 млн евро ВВП, что приведет к потере 140 млн евро налоговых поступлений в государственный бюджет, ухудшению сальдо торгового баланса на 380 млн евро. В целом украинские производители рискуют потерять доступ к рынку, где проживает около 400 млн населения с высокой платежеспособностью.

***

В краткосрочном периоде Украина должна добиться индивидуального подхода в рамках СВАМ, ведь у нее нет таких возможностей государственного финансирования проектов декарбонизации, как у ЕС, она не применяет меры скрытого субсидирования, как Россия, Иран или Китай. Кроме того, СВАМ будет препятствовать интеграции Украины в рынок ЕС, то есть целям Соглашения об ассоциации. А индивидуальный подход, наоборот, будет стимулировать развитие торговых отношений.

В долгосрочном периоде Украине необходимо разработать четкую «зеленую» промышленную политику, которая фактически является ответом на все глобальные тренды. Реализация «зеленой» промышленной политики — текущая необходимость. Чем быстрее Украина ее начнет, тем быстрее сможет обновить производственные технологии и получить конкурентные преимущества на международных рынках. Кроме того, внедрение «зеленой» промышленной политики позволит достичь целей промышленного развития, указанных в Векторах экономического развития-2030, обеспечить и углубить интеграцию украинского промышленного сектора в глобальные цепочки стоимости, повысить конкурентоспособность произведенной в Украине металлургической продукции, стимулировать инновационную деятельность металлургических предприятий.

Следует указать, что это тот путь развития, который сегодня действительно нужен металлургической отрасли для ее дальнейшего успешного существования. Но все это больше похоже на фантастику, ведь мы прекрасно понимаем, что никто этим рекомендациям следовать не будет. Последние 30 лет развития металлургии в Украине показали, что когда государство не контролирует, не регулирует и не направляет деятельность монополистов и даже не следит за выполнением обязательств новыми собственниками предприятий после приватизации, то и в дальнейшем оно ни на что влиять не сможет, а владельцы в этих условиях ничего менять не будут.

За три года с момента публикации нашей предыдущей статьи на эту тему ситуация в металлургической отрасли существенно ухудшилась, поскольку все наши прогнозы сбылись. Кроме того, появился еще ряд внешних факторов и тенденций, которые еще пагубнее влияют на дальнейшее развитие металлургической отрасли и вообще ставят вопрос о ее существовании. Как мы и прогнозировали ранее, ни государство, ни владельцы кардинально ничего за три года так и не изменили и либо не могут и не знают, что делать, либо не хотят ничего менять. Либо же рассчитывают на прогнозированную нами национализацию (то есть выкуп у владельцев предприятий за бюджетные средства). Так что можно считать, что процесс национализации металлургических мощностей стартовал, потому что государство, если оно не занимается самоуничтожением, не может позволить уничтожить отрасль, которая на протяжении своего функционирования обеспечивала до 5,8% ВВП страны, до 10,5% общего выпуска промышленной продукции и до 19,7% общего объема экспорта. В этих условиях другого выхода, кроме национализации истощенных, почти мертвых предприятий металлургической отрасли, у государства просто не остается.

Состоится национализация с подачи олигархов, как мы писали раньше, или с подачи кого-то еще, либо же вообще по другим причинам, когда кто-то с кем-то о чем-то договорится, это уже не так важно. Главное, что многолетняя бесконтрольная со стороны государства деятельность металлургической отрасли, когда при приватизации предприятий их покупали по мизерным ценам, затем происходила беспощадная эксплуатация как оборудования, так и рабочей силы при том, что продукцию продавали по мировым ценам, а на внутреннем рынке и выше мировых цен, рабочей силе платили очень мало, лишь бы не умерли с голоду, а полученные сверхприбыли выводили за рубеж и в коренную модернизацию производственных мощностей не вкладывали, привела ее на грань возможного уничтожения. Принятый Верховной Радой Украины так называемый закон об олигархах и события, происходящие после этого, должны ускорить начало национализации находящихся в критическом состоянии металлургических предприятий по инициативе одной из сторон, а может, и по согласию и инициативе всех сторон. В зависимости от условий национализации металлургических предприятий время покажет, в чьих интересах она началась, под чью диктовку прошла и что получила с этого страна, а что владельцы предприятий.

Все статьи Виталия Венгера читайте по ссылке

Все статьи Виталия Хаустова читате по ссылке

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК