Назар Островский
32 года. Наводчик 120-миллиметрового миномета, батальон «Азов» (лето-осень 2014-го), боец батальона «Львов» (2015—2017 гг.)
Мирный полицейский.
Выпускник философского факультета Национального университета им. И.Франко до войны работал в интернет-торговле.

«Когда на Майдане избили студентов, — рассказывает он, — я понял: это — Рубикон, дальше так жить нельзя, и стал участником Революции достоинства. Был на Банковой, Грушевского, Институтской. Когда россияне напали на Крым, я сразу пошел в военкомат. Там мне сказали, что набора нет, и записали мой телефон.

Три месяца я ждал, готовился, но так ничего и не вышло. За это время выяснил, что обычный человек может купить себе автомат Калашникова легально. Получил разрешение, купил карабин, и в военкомат пошел уже с личным оружием. Но мне снова сказали ждать.

Тогда я поехал в Киев, в мобилизационный центр «Азова», который находился в гостинице «Казацкая». Там мне сказали, что набор завершен. Однако личное оружие убедило. И 3 июля 2014-го я попал в полк.
В течение месяца нас готовили. Потом мы поехали в АТО. И уже через пять дней началась оборона Мариуполя.
Войска зашли со стороны Новоазовска. Так, с корабля на бал, нам пришлось участвовать в непосредственных боевых действиях.

В этот период в нашем подразделении появился отжатый 120-й миномет. Стрелять из него никто не умел. 80% ребят, как и я, в армии раньше не служили. Ротный нас выстроил и сказал мне: «Ты у нас самый разумный, с двумя высшими образованиями, так что давай, учись стрелять из миномета». Так, фактически из Интернета, своими силами мы и научились из него стрелять.

Позывной мне дали «Агутин». Когда я пришел, волосы у меня были до плеч, а в руках — чехол от гитары, в котором был карабин.
Осенью 2014 г. мое подразделение переводили в Нацгвардию, при условии подписания бессрочного контракта (до окончания особого периода). Я его не подписал и вернулся домой.
И тут обнаружил, что все хотят со мной встретиться. Друзья и знакомые, с которыми я не виделся лет десять, готовы были оплачивать мой счет в кафе. Около месяца я пил и обдумывал, в какое подразделение мне перевестись. Случайно на глаза попалось объявление о конкурсе в милицию (полиции тогда еще не было). Чисто из любопытства я заполнил анкету. И тут выяснилось, что в милиции нет четкой позиции относительно добровольческих батальонов. Воевать на Востоке добровольцы могут, а вот служить на местах в полиции — нет. И я стал давать интервью — как это так, что происходит? Ведь я воевал в добровольческом полку «Азов» при МВД и официально считался рядовым милиции…

Тогда мне предложили восстановиться, т.е. пройти всю бюрократическую процедуру с конкурсами, принести характеристики со всех мест учебы. В общем, собрать большую папку документов. За месяц я это сделал. Но мне сказали, что конкурс уже завершен, и происходит переформатирование милиции в полицию. Посоветовали снова послужить, теперь в добровольческом батальоне «Львов». Я согласился. В начале 2015-го с большими проблемами, я все-таки перевелся во «Львов», где прослужил два года».
Назар Островский с женой Еленой
А в марте 2017-го на своей странице в Фейсбук Назар Островский написал: «Перегортаю цю важливу сторінку мого життя. Сподіваюсь, той «схід» мене таки остаточно відпустив. Вже кілька тижнів Сихів має нового дільничного офіцера поліції. Для цього мені потрібно було відслужити два роки в МВСному добробаті, пройти довгу бюрократичну процедуру переводу з атмосферою роману Кафки «Процес». За три роки я пройшов шлях від революціонера до добровольця, а закінчив мєнтом…

Дякую всім, хто за мене переживав, дзвонив, допомагав і хвилювався. Особливий респект моїй жоні Лєнці, яка винесла всі ці лішенія, дякую...».

"Велика шана всім хлопцям, що лишаються берегти наші східні рубежі. Вибачте, що не дійшов цей шлях до кінця"
«К работе полицейского у меня был долгий путь, — продолжает Назар. — В данный момент ситуация несколько проще. У нас регулярно происходят открытые конкурсы, были созданы полицейские комиссии, процедура набора прозрачна. Я хотел бы, чтобы больше участников АТО пополняли ряды Нацполиции. Считаю выбор этой профессии после войны наилучшим видом социальной адаптации ветеранов».
© 2017 «Зеркало недели. Украина». Все права защищены.
editor@zn.ua

Made on
Tilda