Алина Вяткина
22 года. Парамедик, Отдельный медбатальон «Госпитальеры» ДУК ПС (декабрь 2014 – сентябрь 2015 гг.).
Мирный координатор общественной организации «Стройбат».

«Четыре года назад я окончила школу, — говорит Алина. — Видела себя преподавателем, переводчиком. Выбрала чешский язык, поступила в КНЛУ и проучилась три месяца.
Начался Майдан. И за три месяца там я поняла: все, что в 18 лет я знала о жизни, не работает.
Я успела помочь группе закрыть сессию, потому что была старостой; уйти из университета; потерять друга на улице Институтской; познакомиться с такой вещью, как «зрады и перемоги». И для себя четко уяснила: чтобы видеть больше побед, их нужно делать собственными руками.

Поэтому с апреля 2014-го начала собирать деньги через соцсети, закупать медикаменты и отвозить их на Восток. Выглядело это, наверное, смешно — как девочка «метр пятьдесят в прыжке», нагруженная двумя набитыми рюкзаками на 30 и 80 литров, едет автостопом

В конце лета 2014-го я переехала во Львов и поступила в университет им. И.Франко, в котором до сих пор учусь на той же специальности. С еще несколькими студентами мы основали волонтерскую организацию, которая работает до сих пор. Но в ноябре 2014-го, сидя в свой день рождения в общежитии в окружении кучи коробок с волонтеркой, я сказала себе: все, тут мой путь волонтера заканчивается, нужно двигаться дальше.
.
Я пообещала себе, что во время следующей поездки на Восток останусь там любой ценой.
В декабре я собрала волонтерскую помощь и поехала в Пески, на позицию ДУК ПС. Пока волонтерку разгружали, пошла к командиру и правдами-неправдами начала убеждать его в том, что мне очень нужно остаться на позиции, потому что якобы я пишу репортаж. Врала как могла. Меня оставили. Аргументом стало то, что я немножко разбиралась в тактической медицине.

Через несколько дней обо мне узнал друг, с которым мы были на Майдане, и забрал меня в батальон «Госпитальеры». Отвез на эвакуацию раненых Донецкого аэропорта. Правильно ставить капельницы, затягивать жгуты, делать перевязки я училась прямо там — на ребятах, с которыми была в экипаже. Тогда и поняла: женщина на войне должна либо забыть о том, что она женщина, и быть бойцом, либо помнить, но тогда на нее все так и будут смотреть, как на слабую девочку, которую нужно защищать.


То, что я — девушка, не мешает мне быть бойцом, и наоборот.
Конечно, я выбрала первое. Была бойцом, на равных дежурила ночью, сидела по пояс в снегу, таскала раненых, рюкзаки. Но через полгода, в июне 2015-го, к нам приехала женщина-волонтер, посмотрела на мои руки (а они были в земле, красные, потрескавшиеся, с поломанными ногтями) и подарила пилочку для ногтей и крем для рук. И я подумала: то, что я — девушка, не мешает мне быть бойцом, и наоборот.

В августе, после ротации в Широкино, я приехала домой и почувствовала, что у меня уже нет ни сил, ни здоровья, ни денег, чтобы и дальше оставаться на войне. Решила найти свой способ борьбы здесь. Вернулась в львовское общежитие. Это был ад — пьянки, шум-гам. Мне казалось, на войне было тише и спокойнее. И хотелось туда вернуться. Но через пять месяцев, как я люблю говорить, со мной случился Андрей Козинчук, и я попала на социальную адаптацию в общественную организацию «Побратимы».

После адаптации пришло понимание, что хотеть убить всех в маршрутке и не спать по ночам — это нормальная реакция организма на ненормальные вещи, которые мы пережили. И справиться со всем этим можно, только если много работать над собой. Я вернулась в Киев и устроилась работать в сферу защиты животных. Впервые за два года оказалась в среде, где не было людей с Майдана или с войны. Прошел год, и сейчас я понимаю, что это был шикарный опыт, который очень помог мне адаптироваться.

Кроме того, я ходила на всякие бизнес-тренинги для ветеранов АТО и со временем осознала, что, наверное, бизнес сейчас — это не мое. Я хочу приходить на работу каждый день и понимать, что меняюсь сама, меняю свое окружение и делаю вклад в развитие страны. Теперь я знаю, что строить намного сложнее, чем разрушать старое. Поэтому и пошла в общественный сектор. Сейчас являюсь координатором проекта «Стройбат».
Занимаюсь организацией и координацией ремонтных работ для семей погибших и тяжелораненых участников АТО. Это один из способов, которыми я поддерживаю бойцов, возвращающихся с войны.
Кроме того, стартует съемка моего проекта по защите животных, в котором я буду рассказывать о ветеранах, забравших с войны или с улицы животное. Хочу не только призывать других людей поступать так же, но и показать, что ветераны АТО — это не социально опасные элементы, а ответственная категория людей, которые могут поддержать не только себя, но и других.

Еще один проект будет направлен на освещение образа ветерана, в частности женщины-ветерана. Относительно женщин на войне есть много стереотипов. Хочу, чтобы их было меньше.

Я оканчиваю университет, но работать по специальности не собираюсь. Буду поступать на психологию. Это вещь, которая повышает качество моей жизни.

Каждый из нас получил на войне свой уникальный опыт. Например, когда мне кажется, что ситуация безвыходная, я вспоминаю, как попала на войну. Когда мне кажется, что я всесильная и все могу сама, я вспоминаю, что медицинский экипаж боеспособен, когда в нем минимум три человека, и обращаюсь за помощью к друзьям. Когда мне нужно с кем-то найти общий язык, я вспоминаю, что на социальной адаптации меня учили не только говорить о своем, но и слушать других. А когда мне нужны знания, перед глазами картинка, как я училась под обстрелами мотать жгуты и ставить капельницы.

Не теряйте интерес к жизни, не прекращайте учиться. Познавайте себя и мир, ищите в себе какой-то уникальный опыт и превращайте его в свою суперсилу».

© 2017 «Зеркало недели. Украина». Все права защищены.
editor@zn.ua

Made on
Tilda