УТОПИЯ ОДНОГО КАБМИНА,

24 января, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 4, 24 января-31 января 1997г.
Отправить
Отправить

или Правила игры в преферанс на шахматном поле 22 января парламент заменил приготовленную ранее «свинью» - доклад комиссии по изучению энергорынка - королевским подарком П.Лазаренко...

или Правила игры в преферанс на шахматном поле

22 января парламент заменил приготовленную ранее «свинью» - доклад комиссии по изучению энергорынка - королевским подарком П.Лазаренко. Доклад был перенесен на следующую сессию, зато во втором чтении принят Закон о Кабинете министров. Ну какой премьер не мечтает получить закон, которым четко регламентируются его и его подчиненных полномочия? Однако благодарности от правительства не последовало. Напротив, через пресс-службу и зам.министра Кабинета министров было распространено заявление с протестом против решения ВР Украины. Неблагодарный Кабмин почему-то считает, что в результате принятия закона, альтернативного тому, который ранее был подготовлен в недрах то ли администрации Президента, то ли ведомства министра Кабинета министров, деятельность правительства будет крайне затруднена.

А ведь парламент хотел как лучше. Странно было бы предполагать, что в нынешних «военно-полевых» условиях, а главное - на основании действующей Конституции ВР станет укреплять зависимость правительства от Президента. Никто и не предполагал. И никто из депутатов не поверил, что просьба первого вице-премьера В.Дурдинца отложить слушание вопроса по причине неучтения всех поправок Кабмина к законопроекту продиктована желанием именно премьер-министра. Хотя его именем такое обращение было подписано и оглашено 22 января. Однако почему-то в требованиях правительства создать совместную рабочую группу предполагалось включить в эту группу сотрудников администрации Президента. Зачем? Ведь вопрос, казалось бы, сугубо двусторонний... Но все прекрасно знали, что курировал в Кабмине работу над проектом министр Кабинета министров В.Пустовойтенко и его специалисты во главе с В.Иващенко. А в свое время обещал (от имени Президента, разумеется) направить закон в Конституционный суд - не кто иной, как Д.Табачник. Так что первый и самый устойчивый инстинкт депутатов сработал автоматически.

Из закона изъято само понятие - министр Кабинета министров. Чем нанесен удар не в бровь, а в глаз, то есть в «око государево», в В.Пустовойтенко. Патронажным, консультационным и совещательным службам (администрации) Президента запрещено давать правительству и всем исполнительным структурам какие бы то ни было поручения. Парламенту вменено в обязанность добиваться от Президента отчета о том, почему он отправил в отставку премьера, если это случится. Президенту запрещено образовывать новые исполнительные структуры, реорганизуя органы, закрепленные в Конституции (как это уже случилось с Министерством информации). В состав Кабмина включена Служба безопасности, которая как бы перестала теперь быть «ничейной», то есть президентской.

Даже «исправление» знаменитой статьи о назначении премьер-министра, выполненное как бы в знак согласия с претензиями Президента, улучшена не совсем «в пользу» главы государства. Ведь ранее предполагалось, что последним вариантом (в случае неуспеха трех предыдущих попыток) может быть назначение главы правительства Президентом единолично, без утверждения парламента. Теперь же, когда введена норма согласования кандидатуры Президентом и лидерами фракций «большинства» (с подписанием протокола каждым из участников), Президент лишается этого исключительного права.

Казалось бы, изложенного достаточно, чтобы поздравить премьер-министра с удачной операцией по расширению своих если не полномочий, то возможностей, и сделать напрашивающийся вывод о блоке Лазаренко-Мороз. Впрочем, этот вывод никогда не поздно сделать, попутно просчитывая, кто же из двух союзников кого и когда «подставит»...

Между тем, пока что парламент как раз полномочия правительства отнес к третьему чтению. Как и вопрос о праве КМ проводить самостоятельную политику в области приватизации. Как и вопрос об отношениях Фонда госимущества и Антимонопольного комитета с Кабмином. Туда же - на доработку - отправились процедуры разделения принятия решений правительством и Нацбанком (чтобы не было практикуемых ныне «совместных постановлений», из которых неясно, кто кого заставил какое решение принять и кто за какое решение отвечает)... Словом, третье чтение - самая благодатная пора для споров по «специфическим» интересам, то есть по вопросам собственности. Как видим, парламент, сначала освободив правительство от опеки главы государства, намерен освободить его и от права слишком уж вольно распоряжаться вопросами собственности.

А на закуску - тоже на третье чтение - «ушел» и вопрос о секретариате КМ. В просторечии - аппарат, то, что осталось от служб министра Кабинета министров. На этом пункте дивное единодушие депкорпуса треснуло: коммунисты потребовали, совсем как хотели представители Кабмина, восстановить в секретариате отраслевые управления, а комиссия предлагала заменить их «патронажными» структурами министров, дабы покончить с дублированием внутри самого правительства и вообще перейти к функциональному принципу работы высшего исполнительного органа... Этот, можно сказать, третий блок проблем к вопросам разделения властей и даже передела собственности вроде и не относится, он связан с самой философией реформирования экономики и может оказаться самым трудным.

И тут бы, казалось, правительству не в позу становиться, а приступать к переговорам. Ведь для этого же третье чтение и придумано. Если, конечно, чистая политика не возьмет верх раньше... Но она взяла.

Вот, например, ряд загадочных вопросов: почему на Закон о Кабмине в повестке дня парламента 22 января было отведено всего 20 минут? Это при наличии 65 статей и около 500 поправок. Совершенно очевидно, В.Дурдинцу было обещано, что просьба о переносе слушания законопроекта будет удовлетворена, как раз 20 минут на это и требуется... Кто, по мнению Мороза, мог поддержать предложение «от Кабмина», если он приготовился к такому варианту? Кто - свыше 100 депутатов - сначала не голосовал, а потом начал голосовать статьи законопроекта? «Конституционный центр», «Единство», «Рух»? Почему передумали блокировать закон? Может быть, потому, что в это самое время у Президента лидеры большинства фракций все-таки согласились создать временную совместную комиссию для доработки налогового пакета, от чего (а это была уже инициатива «КЦ» и «Реформ») воздержались накануне? Может, решили не «светиться», а помочь парламенту «подвести» закон под вето, чтобы потом, заблокировав его преодоление, сыграть наверняка? Какое отношение, кроме дня рождения премьера, к этому «раскладу» имеет перенос доклада об энергорынке? А какое - указание Президента премьеру сделать «исправления» в экономическом блоке правительства и немедленно возникшие вокруг этого слухи о все-таки возможной «сдаче» В.Пинзеника и совершенно неизбежной отставке ряда министров? А может быть, к нашему Закону о Кабмине имеет прямое отношение начало отстранения Б.Ельцина от президентства Госдумой России? Но уж что здесь замешано расширение НАТО - вооруженного авангарда МВФ и международного империализма - так это просто не вызывает сомнений...

На этом фоне вычеркнутое из текста законопроекта определение министров как политических деятелей, просто теряется. А между тем это тоже пролог к новым изменениям в политике целых структур. Ведь речь идет о самом смысле борьбы партий за право через парламент формировать исполнительную власть. Ведь каждая партия, которая идет на выборы, собирается своих политиков - в лице премьера и его команды - направить в будущий Кабмин и через них проводить свою экономическую идеологию. Теперь же премьер-министру совершенно не обязательно не то что вступать, но даже дружить с партиями. Некоторые, специально для этих целей образованные (например, Аграрную), уже можно и распустить. Естественно, совершенно лишаются смысла предложения А.Мороза, адресованные УСПП, определяться в политическом отношении. В принципе, Президенту тоже меньше хлопот, да и в поданном им когда-то проекте Закона о Кабмине ни о каких министрах-политиках речь не шла... Но самое важное - раз парламент, уже полный представителей политических партий, пошел на уступку по столь принципиальному вопросу, то не прямо ли намекает либо на отказ от принятия смешанной избирательной системы, либо, что теперь кажется более вероятным, - на отсрочку выборов...

Впрочем, пора обратиться к формально-правовым претензиям «от Кабмина». Первая и обязательная - ссылка на многочисленные отступления от Конституции в принятых нормах законопроекта. Как правило, эти отступления сводятся к тому, что в Конституции «не записана» та или иная норма. Так, не записано в ней понятие «патронажная» служба Президента. Или предварительное согласование кандидатур премьер-министра Президентом и парламентом... И так далее. Без сомнения, на каждую из этих претензий парламентские юристы смогут ответить: общепринятый правовой принцип - что не запрещено, то разрешено. Конституция, как акт не вполне прямого действия, предусмотрела только самые необходимые ограничения правового поля. А необходимое еще не есть достаточное. В чем еще смысл так называемых «конституционных» законов, если не в расширении и уточнении понятий, внесении юридических подробностей, которые уточняют и расширяют полномочия, структуру и т.д. целого ряда органов власти, специально в Конституции перечисленных.

В конце концов, когда представители администрации Президента расширили понятие «глава государства» до «верховный арбитр нации», а также подчеркнули, что институт президентства автоматически включает в себя понятие «исполнительная власть», хотя в Конституции ничего подобного не записано, - разве не они подали пример парламенту? Чтобы тот мог как можно плотнее заполнить не заполненные Конституцией правовые пустоты...

Теперь - по существу текста закона. Зачем ВР все-таки в пункте о назначении премьера ввела норму консультаций, а затем и формального согласования кандидатуры? Да просто потому, что не пожелала оставить за Президентом право, в случае отклонения парламентом всех его кандидатов, назначить бессменного «и.о.» Который потом становится «звягильским» и создает стране проблемы международного характера... Зачем Рада ликвидировала «классический», по определению КМ, аппарат? Да потому, что бессменный аппарат под руководством бессменного же «человека Президента» позволяет, как перчатки, менять составы Кабмина, не меняя ничего по существу. Да, это классическая мировая практика. Но если столь же классический принцип «политичности» министров у нас неприменим, то зачем нам закосневшие формы аппаратной стабильности?

Теперь - по существу происходящего. Сегодня можно уже однозначно утверждать, что украинский парламент фактически лишен реальной возможности принимать законы, которые не были бы угодны Президенту. Как ни совершенен принятый парламентом акт, вето главы государства может быть применено по самому ничтожному поводу. Нет в Конституции никаких «качественных» ограничений для вето Президента. А 300 голосов для преодоления - каждый раз вынь да положь. Но даже когда вето преодолено, само существование Конституционного суда позволяет Президенту немедленно поставить действие даже подписанного им закона под сомнение. И хотя формально до вынесения вердикта суда закон продолжает действовать, руководствоваться им - бессмысленно. Так что если до принятия какого-либо закона принимался аналогичный указ, то продолжает действовать именно он. И правовое поле как будто не совсем пусто, но и законодательством все это не назовешь.

Однако с Законом о Кабмине все может быть несколько иначе. Естественно, даже если он будет принят, но не одобрен Президентом и поступит на рассмотрение КС, то никто никакой реорганизации Кабмина проводить не будет. А вот применить этот закон при назначении нового премьера, возможно, удастся. Если, конечно, отставка нынешнего правительства не произойдет намного раньше, чем состоится принятие, преодоление вето и введение закона в действие. Поэтому и торопится парламент - уже в феврале, несмотря на протесты КМ, намерен в неотложном порядке рассмотреть закон в третьем чтении.

Проблема в другом. О чем, собственно, тревожится Кабмин? Разве нужно напоминать Президенту, что в случае принятия закона ему придется отменить ряд собственных указов? Неужели этого мало для Президента, чтобы применить вето. И вообще. Если «связка» Президент - КМ сегодня нормальная, то какие могут быть сомнения в том, что Президент не забудет поставить парламент на место? А если «связка» нарушена, то кто же все-таки в Кабмине «сигнализирует» Президенту? Премьер? Добровольно отказывается от предлагаемых ему свобод? Возможно, но только в целях проявить максимальную лояльность под угрозой отставки. Однако существуют два письма премьера парламенту, в которых он осуждает проект закона. Одно - о неконституционности и о нарушении прав главы государства. Это письмо подписано П.Лазаренко. Другое - специально о секретариате. Факсимиле премьера под этим посланием парламенту отсутствует. И разъяснения дает все-таки служба министра Кабинета министров. К чему этот «донос»? Неужели существует угроза, что Президент «сдаст» всех и в конце концов, сам поторгововшись с парламентом по поводу текста оставшихся статей, одобрит Закон о Кабмине? И на его основании произведет революционную реорганизацию правительства, причем не в отдаленном будущем, а буквально в ближайшее время?

Косвенным подтверждением последнего весьма сомнительного предположения служит и лихость, с какой ВР, откровенно напрашиваясь на ярость всей исполнительной власти, принимает Закон о Кабмине. А может, все радикально переменилось? И самые посвященные знают, что никакого вето не будет? Президент более не дорожит правительством, а только парламентом, и все ради принятия нового налогового пакета и бюджета? Или ради выборов? Или ради внесения поправок в Конституцию по поводу пролонгации полномочий до 2000-2001 года? Возможно, если при этом выясняется, что В.Пустовойтенко в вопросе об аппарате КМ поддерживают коммунисты, то следует избавляться от одного, чтобы правоцентристы парламента, в свою очередь, подавили сопротивление других в более принципиальных вопросах?

Должно быть, мы достаточно скоро узнаем ответы на некоторые из этих многочисленных загадок. Но далеко не на все. Дело в том, что существуют такие политики в высших эшелонах власти Украины, которые, начиная играть в шахматы, уже на третьем ходу переходят к преферансу, а заканчивают партию - в «Чапаева»... Очень хочется посмотреть, как в исполнении этих деятелей пролонгация полномочий послужит «стабилизации общества»...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК