СТУЛЬЯ И ДЕНЬГИ

01 мая, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 18, 1 мая-8 мая 1998г.
Отправить
Отправить

Итак, госсекретарь США Мэдлин Олбрайт засвидетельствовала, что «Украина добилась значительного прогресса в решении проблем, связанных с жалобами американских инвесторов»...

Итак, госсекретарь США Мэдлин Олбрайт засвидетельствовала, что «Украина добилась значительного прогресса в решении проблем, связанных с жалобами американских инвесторов». Согласно американскому законодательству, Олбрайт обязана была выступить с подобным свидетельством до 30 апреля 1998 года - в противном случае Конгресс наполовину сократил бы помощь США Украине. Откровенно говоря, судьба этой самой помощи в какой-то момент «висела на волоске»: слишком много американских компаний жаловались на Украину как в частных разговорах, так и публично, и такие нарекания оказались чем-то большим, чем просто делом «Гала-Радио»: к ним присоединились «киты» американского бизнеса «Монсанто», «Каргилл», «Кока-Кола», «МакДоналдс», «Проктер энд Гэмбл», «Дю Понт». Шквал жалоб был таков, что у многих терпение просто лопнуло - даже сенатор Митч МакКоннел (его называют «мистер Украина») уже публично заявлял, что он не будет поддерживать ассигнования Украине.

Нельзя не отметить весьма похвальную оперативность высших государственных кругов Украины, все же взявшихся если не за решение, то хотя бы за обсуждение наболевших проблем инвесторов, на какое-то время сменивших пресловутое «у нас своя страна со своими законами» на более прагматичное «нам нужна помощь, нам нужны инвестиции». Я не имею в виду визит в столицу США главы администрации Е.Кушнарева, публичные высказывания которого убедили американцев в том, что иметь дело лучше с секретарем СНБОУ В.Горбулиным. Просто в какой-то момент было сделано достаточно много для того, чтобы разобраться, объясниться, попугать и попытаться решить. Принцип «утром деньги, вечером стулья» с украинской стороны сработал как-то боком - демонстрацией плотницкого искусства.

Надо сказать, что все эти действия, в определенной мере, стали причиной весьма напряженного тона заявления госсекретаря США - «мол, ведь могут, если захотят». Олбрайт заявила, что США могут «воздержаться от предоставления финансовой помощи правительству Украины в тех областях, где реформы остановились и где подобная помощь не может иметь эффективного использования», мотивировав свое решение «беспокойством в связи с нерешенными проблемами американских инвесторов, неблагоприятного инвестиционного климата в Украине и медленного хода экономических реформ в целом». Олбрайт выделила в качестве приоритетов экономических реформ в Украине урегулирование 12 инвестиционных споров, «конкретные шаги по улучшению инвестиционного климата, включая установление более прозрачного режима вокруг поставок и лицензирования, осуществление реформы в правовой и нормативной сфере, усиление защиты прав акционеров, улучшение ситуации в деле осуществления судебных постановлений и принятие строгого «этического кодекса» государственных служащих. И, со слов госсекретаря США, в случае, если в Америке - причем «в ближайшие месяцы» - не убедятся, что реформы «пошли» и что помощь не может быть использована эффективно, «не будет достигнут значительный прогресс, то эти средства будут перенаправлены в другие частные и неправительственные сферы экономики». То есть, в ответ на мастерство украинских плотников американцы решили продемонстрировать банковское мастерство - помахали воображаемой пачкой денег перед воображаемым стулом.

Все же это сравнительно мягкое решение - по сравнению с тем, которое могло бы быть. Нельзя признать оправданным требования украинских и американских радикалов о полном приостановлении оказания американской помощи - дескать, это подтолкнет правительство Украины к проведению реальных реформ. 225 миллионов долларов - это не средства для таких реформ, которые нужны Украине. Они скорее и символ определенного уровня доверия, все-таки сохраняющегося в США к Украине, и слабый отблеск «стратегического партнерства», и «кнут с пряником» американской внешней политики. Сведение американской политики к простому «давать или не давать», вообще-то является демонстрацией того, что у администрации Клинтона нет всесторонне продуманной политики по отношению к Украине.

Фразеология по типу «медленного хода экономических реформ» и «неблагоприятного инвестиционного климата» прикрывает не просто обеспокоенность США тем, что реформы в Украине практически остановились и что помогать собственно, нечему, но и тем, что складывающаяся внутриполитическая ситуация не дает никаких надежд, что реформы действительно пойдут. Но это не просто «карт-бланш» на проведение реформ, его уже никто не дает, это заявка на реструктуризацию помощи. «Переориентация» американской помощи из государственного в негосударственный сектор, в том случае, если она действительно произойдет, будет означать не просто выражение недоверия украинскому правительству в желании и умении проводить реформы. Она станет свидетельством определенного изменения в политике США по отношению к Украине - от помощи государству к финансированию тех негосударственных «групп влияния» в Украине, деятельность которых принуждала бы государство к проведению реформ.

Впрочем, осуществлению намерения США переадресовать деньги в негосударственный сектор препятствует одно немаловажное обстоятельство: в Украине нет влиятельных политических кругов, на которые могли бы опираться в своей политике США, кругов, которые есть, к примеру, в прибалтийских странах, Турции и Армении. Рух в значительной мере скомпрометирован собственной «последовательностью», у «Реформ и порядка» нет доступа к власти. И осознание факта отсутствия таких «групп влияния» в Украине только усиливает неверие США в скорый успех украинских реформ.

Надо сказать, что Украина, к сожалению, оправдывает такое отношение к себе. «Трудное детство» и «нехватку витаминов» исполнительная власть Украины, как правило, объясняет «опасностью левых», а также происками «злокозненной» законодательной власти, но проблема в том, что в Вашингтоне многие просто устали от многолетней повторяемости таких аргументов. Однако такие аргументы существуют, и они реальны. К примеру, решение одной из тридцати двух временных депутатских следственных комиссий, существовавших в прошлом парламенте, по проверке «обстоятельств создания, деятельности и банкротства украинско-американского СП «Борщаговский химико-фармацевтический завод», по поводу комиссии С. Тигипко, которая, как указывалось в выводах этой комиссии, содействует «внесудебному решению» вопросов иностранных инвесторов. К примеру, поручение Верховной Рады спикеру А. Морозу «направить послу США в Украине копии обращений сенаторов и конгрессменов США в защиту кампании» («Р.Джи.Трейдинг». - В.П.) и «проинформировать Конгресс и Сенат США об осуществлении давления со стороны отдельных сенаторов и конгрессменов на исполнительную власть Украины с целью неправового внесудебного решения хозяйственных споров». Хотелось бы дождаться того времени, когда Конгресс США обратится к парламенту Украины с похожим заявлением, но для этого необходимо «всего лишь», чтобы Украина начала оказывать помощь США. К примеру, блокирование большой приватизации внесением практически всех инвестиционно привлекательных предприятий в перечень объектов, которые «не подлежат приватизации в связи с их общегосударственным значением». К примеру, жесткое противостояние спикера А. Мороза приватизации земли, его заявления: «псевдотеоретиками земельной реформы навязывается идея развала коллективных хозяйств через, на первый взгляд, привлекательное распаирование земель, что может привести через полгода к уничтожению всех пригородных хозяйств».

Аргументы, связанные с парламентом, не воспринимаются в Вашингтоне не только потому, что там помнят весьма проамериканские заявления А. Мороза о «важной американской помощи украинскому ВПК» (31 марта 1995-го), его предложение об инициировании США международной конференции по проблемам безопасности Черноморского региона (10 апреля 1995-го), его заявления типа «Украина готова создавать совместные предприятия с иностранными инвесторами для развития транспортной инфраструктуры и может обеспечить такие предприятия в строительной индустрии материалами и рабочей силой» - там видят определенные, мягко говоря, «шараханья» Мороза между этими его словами и «заклинаниями» о «Ленине, как космическом явлении» и «всемирной роли Великого Октября». Проблема Украины в том, что и ее исполнительная власть не блещет последовательностью в реализации собственных обещаний.

Я не говорю здесь о таком вопиющем факте, как называние украинскими должностными лицами каждый раз разной стоимости закрытия Чернобыльской АЭС и о малопонятной для Запада разнице между закрытием Чернобыля и «политическом решении о его закрытии». Конечно, некоторые высказывания Л. Кучмы там склонны отнести к «ситуационно-оправданным» (есть такой американский термин): к примеру, слова кандидата в Президенты Л. Кучмы 17 мая 1994-го: «смысл и назначение модели МВФ состояли в том, чтобы втащить в мировой рынок отсталые в технологическом отношении страны бывшего СССР, уничтожив в них все предприятия и отрасли, способные конкурировать с продукцией западных фирм». Но как быть с незабываемым и сказанным недавно? Л. Кучма, август 1997-го: «...наши рыночные реформы и стали своеобразным вызовом не только внутренней левой оппозиции, что во всяком случае понятно, но и странам Запада, хотя они и однозначно заявили о поддержке этих реформ...». Как стало вызовом то, чего нет? А заявление Л. Кучмы в апреле 1997-го, что у него есть «факты подкупа украинских структур некоторыми американскими фирмами» и что «некоторые американские фирмы идут на подкуп украинских структур, пытаясь получить доступ к техническим кредитам, которые даются Украине международными финансовыми структурами»? Без подтверждения таких серьезнейших заявлений соответствующими приговорами украинского или американского суда вряд ли стоит надеяться на то, что в США будут воспринимать Украину в качестве страны, где не только назначенные чиновники, но и избранный народом Президент отвечают за свое слово. Хотя назначенный Президентом чиновник и отвечает за каждое его слово - но это уже внутриукраинская проблема. И в пучине таких заявлений тонут крупицы того позитивного, что удалось достичь в украино-американских отношениях, к примеру взаимные уступки по вопросу строительства атомной электростанции в иранском Бушере. Проблема помощи здесь неважна - важно лишь понимание ответственности, США - за правильное применение денежных средств, называемых помощью, Украина - за точное выполнение и исполнение обещанного. Тогда отпадет необходимость в принципе «утром деньги, а вечером стулья», будет прямой обмен и всем будет хватать на минеральную воду.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК