ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ

18 апреля, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 16, 18 апреля-24 апреля 1997г.
Отправить
Отправить

17 апреля, когда правительство впервые попыталось руками парламента сократить большую часть социа...

17 апреля, когда правительство впервые попыталось руками парламента сократить большую часть социальных льгот для населения с целью сокращения расходной части будущего бюджета, Президент издал указ о государственной, то есть бюджетной поддержке ручной прессы. Тем самым прекраснодушные разговоры о необходимости жить по средствам утратили смысл.

В самом деле, проводить одновременно крайне непопулярные реформы и подготовку к выборам, которые обеспечили бы преемственность заданного реформаторского курса в пострадавшей от этого курса социальной среде, - дело весьма нелегкое. Можно даже предположить, что поскольку лидером «реформ» остается Президент, то именно ему и всем его сторонникам приходится самим выбирать: продолжение курса или выборы. Отказаться от того, что называется реформами, Президент уже не в состоянии, и даже при желании Л.Кучма не в силах отделить себя от собственного курса. Курса, который именно в данный момент входит в фазу наиболее болезненных для основной массы населения мероприятий - резкого сокращения государственных социальных льгот и гарантий, ужесточения режима мелкого предпринимательства, до сих пор обеспечивавшего минимальный или приемлемый прожиточный уровень. Одновременная необходимость административным, а не рыночным путем провести концентрацию капиталов и перераспределить финансовые потоки (а именно этот путь избран Президентом в момент, когда он сменил В.Пинзеника на С.Тигипко) еще более ухудшает социальный фон. Все это явственно отражается на переживаемом страной бюджетном кризисе и все это превращает альтернативу «реформы - выборы» чуть ли не в антагонизм.

Но о выборах - позже. Что же касается проведения завершающего этапа тех самых «реформ», то камнем преткновения для Президента остается все ныне сущее украинское законодательство. Законодательство, а даже не парламент. И, по здравом размышлении, президентская команда, очевидно, пришла к выводу, что бороться следует не с парламентом как таковым, а с законодательством, и желательно руками самого парламента. А здесь есть свои проблемы - левое относительное большинство, чей антипрезидентский потенциал резко возрастает за счет центристского «болота» благодаря искусному руководству ВР. Поэтому смена в первую очередь главы парламента - А.Мороза на, например, О.Демина - представляется уже не субъективной прихотью Л.Кучмы, а радикальным путем к приручению нынешней ВР: центристское «болото» резко правеет, левые (уже фактически расколовшиеся) остаются в численном меньшинстве, а при индивидуальной работе перед голосованием могут своими специфическими методами даже пополнять и ряды сторонников президентского курса. Поэтому ровно через год после неудачной попытки сместить А.Мороза аналогичная кампания в ВР - об этом открыто заявляют социалисты - достигла своего апогея. И, думается, операция на сей раз окажется неизбежной, как оказалась неизбежной отставка В.Пинзеника в правительстве...

Теперь - самое интересное. Если в результате смены руководства ВР нынешний парламент удастся превратить в ручной, то его переизбрание в 1998 году становится не просто нецелесообразным, а даже опасным. Потому неслучайно ровно за год до парламентских выборов в Верховной Раде Украины вторично прозвучало слово «пролонгация». Вадим Гетьман совершенно серьезно предложил Совету фракций обдумать возможность проведения в 1998 году выборов только части нового парламента - по вакантным ныне округам, а также по округам совместителей. И, следует признать, не только эгоизм депутатов-мажоритаристов способствует тому, что эта антиконституционная идея все более овладевает парламентскими массами. Достаточно сказать, что и наиболее добросовестных парламентариев, меньше всего озабоченных судьбой собственного будущего мандата, тревожит сохранение преемственности законотворческого процесса. Процесса, которому в будущей избирательной кампании угрожает все: либо засилье коммунистов, либо неизбрание нового парламента, либо еще более сумбурная структура, а значит и неработоспособность ВР... Нынешнее затягивание с принятием нового избирательного закона - тоже следствие непростых размышлений на указанную тему.

Однако очевидность всех вышеперечисленных тенденций еще не означает наличия механизмов для их воплощения в жизнь. Внесение поправок в Конституцию - отнюдь не такая простая вещь, которую можно было бы протолкнуть через ВР даже после замены спикера. В конце концов, что бы ни придумали сторонники пролонгации, они, несомненно, помнят: провести любое конституционное решение, срывающее выборы в 1998 году, им внутри парламента не позволят левые (на этот раз именно им хватит своих сил, чтобы заблокировать набор 300 голосов для внесения поправок в Конституцию). Президент не возьмется за решение данной проблемы собственными актами хотя бы потому, что арбитр нации уже признал ее неконституционной и вообще противоправной. А кроме того, против полной отмены выборов 1998 года внутренне настроены и все политические структуры, которые по сей день слабо представлены в парламенте. Идея же В.Гетьмана - пополнить ВР примерно на треть путем чисто пропорциональной системы - работает уж никак не на центристские партии. Напротив - она просто гарантирует, и куда эффективнее, чем смешанные выборы всей ВР, обильное пополнение парламента коммунистами... Так что нет нужды вдумываться в механизмы возможной пролонгации и в ее цели истинные и конъюнктурные. Если только приступивший к работе Конституционный суд в результате изучения процедуры принятия Конституции вообще не признает ее недействительной, то единственным реальным результатом нынешней, второй серии испытания центристов-мажоритаристов на верность Конституции и демократии может быть одно: подброшенная им умственная гимнастика не позволит включиться в процесс многопартийного строительства. Который - ну не парадокс ли? - развивается тем активнее, чем меньше (как порой кажется) шансов у нового закона о выборах быть принятым в парламенте...

Второе чтение закона о выборах откладывается не так его противниками, как сторонниками - из опасения, что из-за паники убежденных мажоритаристов может произойти окончательный провал закона и снятие его с рассмотрения. Время для принятия нового закона о выборах еще есть - как минимум до осени, когда в случае изменения избирательной системы придется приступать к «нарезке» новых округов, создавать участки, избирательные комиссии и т.д. Время для принятия нового избирательного закона нужно и самим партиям. Упомянутое активное партстроительство, которое чуть ли не ежедневно пополняет список политических структур, еще должно пройти несколько фаз: от внутренней мобилизации партийных масс, оргструктур и лидеров каждой организации - до оптимизации блоков и предвыборных объединений. Хотя пока партийные лидеры убеждают прессу, что все эти организационные «тонкости» зависят от содержания избирательного закона, тем не менее очевидные процессы в самих партиях, блоках и объединениях свидетельствуют об обратном: опытным путем все ищут универсальные формы объединений граждан, которые впоследствии могли бы зафиксироваться в новом законе о выборах на смешанной основе.

Одна универсальная модель предвыборного объединения уже придумана НДП-НУ: партия в окружении молодежных, профсоюзных, коммерческих и прочих организаций. Ее копия создана Рухом в объединении «Рух - за народ, за Украину!». «Вперед, Украина!» ищет подобие той же модели, но на основе многопартийного ядра. Социалисты окружают себя не только селянами, но и чернобыльцами, афганцами и т.д., а главное пока - общественными объединениями «Правозащита» и «Социальная справедливость». Одинокое блуждание в этом поляризующемся многопартийном пространстве таких образований, как ЛПУ, АП и вновь созданная «профсоюзная» Всеукраинская партия трудящихся, нескольких социал-демократических структур и прочих одиночек близится к концу. В определенном смысле уже наметился проект «трехпартийной» или «трехблоковой» предвыборной протоплазмы с самым пока условным делением на национальное, либерально-правоцентристское и социал-демократически-левоцентристское крыло. Поражают темпы этих процессов, которые буквально взорвались после осознания угрозы двухполюсного противостояния по признаку отношения к Президенту. И это обнадеживает. По большому счету, если так дело пойдет, то через месяц-другой мы узрим явление крупных предвыборных блоков, на которые, даст Бог, размежуются наши 42 почти незаметные партии. Однако при чем же тут пролонгация и перенос выборов?

Неужто вся эта активность развивается только для того, чтобы быть похороненной по прихоти сотни парламентских мажоритаристов? Скорее, похоронить ее может нечто другое - но под видом и при содействии мажоритаристского эгоизма.

Угроза исходит из нескольких источников: из лидерской природы большинства центристских партий, из «завихрений» на флангах политического спектра (главным образом - в коммунистическом лагере, где выдвижение П.Симоненко в президенты создает иллюзию раскола коммунистов и социалистов) и - внимание! - из зияющей беспартийности днепропетровского клана (хотя, конечно, есть в этом регионе и представительства разных политических структур, но это все равно, что их нет). Остановимся на последнем по нескольким причинам: а) клан уже занял правительство, предварительно позаботившись о том, чтобы из закона о Кабмине была изъята политическая ответственность министров, б) фракция «Единство» главный разработчик темы пролонгации (лидера «Независимых» В.Гетьмана можно считать примкнувшим), в) Днепропетровск и все, что под этим понимается, является не только источником кадров, но и источником финансовых инвестиций в политический процесс.

Будем откровенны: от того, примет ли П.Лазаренко решение вкладывать деньги в партии (объединения, блоки) и СМИ, или все-таки в одномандатные округа - во многом зависит будущее закона о выборах. При этом любое решение нынешнего премьера инвестировать политический, а значит и избирательный процесс, определит не только направление и формы финансовых потоков, но и будущую реальную стоимость выборов, поскольку поставит нижнюю ценовую планку прочим конкурентам. В любом случае для премьера не существует проблемы собственной партии или группы округов - он имеет возможность влиять на весь процесс, и несомненно, уже влияет. Например, если мажоритаристы в парламенте не смогут добиться сохранения старого закона, то П.И. лишь чуть-чуть может поддержать компартию на удвоенных в размере одномандатных округах - и даже не очень бедный В.Гетьман с собственным традиционным электоратом самостоятельно не справится (как уже не справились либералы с коммунистом Ивановым даже на прежнем округе Е.Щербаня)...

Почему, собственно, речь именно о П.Лазаренко? Ну, в народе бытует мнение, что нынешнего премьера не следует называть бедным, даже если возникнет повод его по-человечески пожалеть. А такого повода до сих пор как-то не наблюдается. Тем не менее, нет сомнений в том, что, желая остаться в правительстве и во главе его, П.Лазаренко вынужден искать не только сиюминутной, но и предвыборной поддержки у политических структур. На этом строится попытка создания «баланса интересов». Большинство политических партий, в особенности представленных сегодня в парламенте, от которых будет зависеть вотум доверия или недоверия премьеру в сентябре-октябре, пытаются взять с премьера хорошую цену за эту стабильность и преемственность правительства. Максимум, чего они хотят - это действительно серьезных инвестиций на развитие своих структур, причем П.И. устраивает всех (включая коммунистов) тем, что наверняка сумеет изыскать средства из экономики, чтобы перекачать их в политику. Парламентское законотворчество ему в этом посодействует - начиная от все более интересного процесса принятия бюджета до «реформы» энергорынка, которой не столько нанесен ущерб ЕЭСУ, сколько перекрыт доступ к аналогичным источникам для их конкурентов... Но, как известно, П.И. не любит делиться по-крупному. Может, поэтому и возникла идея пролонгации полномочий парламента с соответствующим нарастанием блокады нового избирательного закона: старая мажоритарная система все же дешевле для премьера, да и не создает столь сложной системы взаимообязательств с партиями (а только с их лидерами, что не представляет проблемы).

Как бы ни развивались внутренние процессы этого торга, на сегодня вырисовывается уже почти очевидная концептуальная дилемма: П.Лазаренко как кадровый и финансовый символ, вершина президентского экономического курса, противостоит достаточно абстрактной, но все еще не до конца опороченной идее рыночных реформ, условно воплощенных в центристских партиях. То, что Президент предпочел П.Лазаренко В.Пинзенику, может закончиться предпочтением его же и всем, даже пропрезидентским партиям. И у партий осталось не так много времени, чтобы решить - покориться, продаться или все же сохранить свои претензии быть субъектами демократического политического процесса, носителями преемственности избранного Украиной рыночного курса.

Вообще-то во всем демократическом мире, где выборы являются повседневной нормой политического бытия, именно политические партии являются носителями преемственности основных национальных ценностей, тактики и стратегии социально-экономического развития и государственного строительства. В СССР, как известно, факторов преемственности было два - КПСС и днепропетровская кадровая элита. Вот мы и посмотрим, куда движемся...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК