ОТЛОЖЕННЫЕ ПОХОРОНЫ

20 марта, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 12, 20 марта-27 марта 1998г.
Отправить
Отправить

После неожиданного скандала на кишиневском саммите лидеров СНГ следующей встречи ждали с нетерпе...

После неожиданного скандала на кишиневском саммите лидеров СНГ следующей встречи ждали с нетерпением: причем не только те, кто считал, что Борису Ельцину пришлось столкнуться с объединенной оппозицией коллег-президентов (ушлые российские журналисты даже пытались преподнести происшедшее как повторение знаменитого пленума ЦК, на котором Ельцина вывели из кандидатов в члены политбюро, мол, и тогда, и в Кишиневе против Бориса Николаевича выступали одни и те же люди, только сменившие теперь партийные должности на президентские), но и те, кто, подобно пресс-секретарю российского лидера, пытался уверить публику, что в Кишиневе произошел спровоцированный самим же Ельциным «катарсис» - то есть сам российский президент предложил выливать помои на свою седую голову, а потом напряженно переминался с ноги на ногу у зала пресс-конференции, чтобы объяснить, что же на самом деле произошло. Пессимистам нужен окончательный крах СНГ - в подтверждение всех их прогнозов о нежизнеспособности этой то ли организации, то ли клуба знатных руководителей, оптимистам необходимы результаты катарсиса - обновление Содружества при сохранении лидирующей роли России.

Между тем не получается ни того, ни другого. СНГ продолжает жить, как жило, - в некоем ирреальном пространстве дружбы и взаимопонимания, улетучивающихся при первом же соприкосновении с грубой действительностью. Символом СНГ стал обновленный эфир телерадиокомпании «Мир» на ТВ Бориса Березовского: разумеется, вечером ОРТ ей время не выделило, а вот поутру причепуренные молодые люди и миловидные девушки титульных национальностей собираются гуртом вести передачу - как правило, телемост с каким-нибудь важным чиновником третьего ранга. Еще они по очереди читают оптимистические новости из своих стран: там запустили новую линию, там увеличили надои, там пустили фуникулер… Проблем у этих приятных молодых людей нет как нет: ну разве что интенсифицировать интеграцию. Так что поневоле пожалеешь, что в советские времена не придумали такую телевизионную форму дружбы народов, - программа «Время» с 15-ю ведущими смотрелась бы куда занятнее. И порадуешься, что нашей гарной дивчины нет на этом празднике телеискусства.

Вся проблема в том, что радующиеся, вероятно, этой карамельной реальности политические элиты сами живут в непридуманном мире и после Кишинева договориться уже ни о чем решительно не могут. Как известно, в молдавской столице было решено провести уже в январе внеочередную встречу руководителей стран Содружества, на которой решить, что же с ним, родимым, делать. Однако о январском свидании все как-то благополучно забыли и стали сразу же заговаривать о марте. В марте саммиту вроде бы уже ничего не угрожало, но тут простудился Ельцин, рассудивший весьма здраво, что лучше бы ему быть в боевой форме во время предстоящей на следующей неделе встрече в Екатеринбурге с Гельмутом Колем и Жаком Шираком, чем сидеть простуженным под очередными ушатами помоев. А то, что на российского президента пролилась бы на саммите отнюдь не минеральная вода, можно было понять хотя бы по тому обстоятельству, что сама возможность кворума на московской встрече превратилась в настоящую череду сенсаций. Гейдар Алиев решительно сказал, что не поедет. Эдуард Шеварднадзе собрал свой Совет национальной безопасности, на заседании которого большинство участников дискуссии советовали шефу не ездить в Москву - небезопасно, мол. И только после этого президент Грузии заявил, что все-таки приедет. Еще один вечный странник эсэнговских саммитов, президент Туркмении Сапармурад Ниязов, мог просто ничего не сказать и не приехать - так было уже не раз. Наконец, Армению на саммите представлять было попросту некому: премьер-министр Роберт Кочарян выглядит после первого тура выборов президента этой страны еще менее легитимно, чем после недавнего тихого переворота… И потом: если все эти люди так не хотели ехать в Москву, то можно было представить, что они могли бы сказать, оказавшись в зале заседаний Совета глав государств! Короче говоря, даже если бы болезни Ельцина не было бы, ее стоило бы выдумать. И до сих пор не понятно, что произойдет с СНГ в апреле.

Ведь никаких серьезных изменений в жизни Содружества так и не произошло. За что критиковали российского президента в Кишиневе? За разноскоростную интеграцию. Изменилась ли российская позиция по этому вопросу? Отнюдь. Изменились ли позиции критиков? Вовсе нет. Президент Кучма как раз накануне своего государственного визита в Россию вновь обрушился на разноскоростную интеграцию в интервью «Известиям» - в Москве это более чем заметили и поняли, что никакого содействия на саммите от Кучмы ожидать не следует, если выступить с более мягкой критикой, чем, например, президент Каримов, уже хорошо. Что касается президента Каримова, то он понемногу превращается в неформального лидера Центральноазиатского союза - а к этому союзу уже присоединяется выбирающийся понемногу из болота гражданской войны (а как следствие, вскоре способный освободиться от российской опеки) Таджикистан. Так что у Каримова изменять свою позицию нет резона. А у Ельцина - как раз есть, ведь за прошедшее после кишиневского саммита время утопичность разноскоростной интеграции стала понятна даже далеким от экономических реалий политикам.

Во-первых, проявилась ее декларативность. Когда президент Назарбаев на очередной встрече «четверки» попытался было привнести какое-то реальное содержание в ее жизнь, Ельцин и Лукашенко только что не выставили председательствовавшего на заседании казахстанского президента за кремлевские двери вместе с неосторожно поддержавшим его Акаевым. Так что уж пресса порезвилась, комментируя раскол «четверки» на европейскую и азиатскую двойки, а президент Казахстана, обычно весьма сдержанный, не стал скрывать от журналистов своего неудовлетворения…

Российско-белорусский союз тоже стал скорее поводом для скандалов, чем интеграционным явлением. С одной стороны, Александр Лукашенко великолепно понимает, как он выгоден российской политической элите, и потому позволяет себе игриво погрозить России увесистым кулачком: мол, отдавайте долги, а не то… А что - а не то? С каждым днем Москве все накладнее содержать его режим, к тому же Беларусь оказалась на пороге серьезнейшего экономического кризиса, в котором обвал белорусского рубля, разумеется, стал лишь началом, а не концом падения в пропасть тотально нереформированной белорусской экономики. К тому же поддерживать с Лукашенко отношения политического характера сложно еще и потому, что он буквально не позволяет своим московским спонсорам сделать хотя бы полпропагандистского шага в сторону. Ведь не шутка же, что белорусский президент обиделся на совершенно невинную инициативу Бориса Ельцина и Леонида Кучмы провести межгосударственную конференцию по вопросам будущего СНГ. Но эта инициатива бессмысленна для Ельцина, бессмысленна для Кучмы, но не для Лукашенко - он живет такими инициативами, он больше попросту ничего не умеет - не страной же ему в самом деле управлять, упаси Бог! Поэтому еще большой вопрос, стал бы Лукашенко поддерживать Ельцина на предстоящем московском саммите с той же активностью, с которой он делал это в Кишиневе, и нужна ли Борису Николаевичу такая поддержка одного из самых одиозных в современном мире политиков?

Следующая проблема, вызвавшая осложнения в отношениях России с соседями, - фактическая поддержка Москвой самопровозглашенных образований или неспособность что-либо сделать по разрешению конфликта, сочетаемая с упрямым нежеланием передать его в руки международного сообщества. Здесь тоже сдвигов мало. В приднестровском конфликте изменений к лучшему нет, и вряд ли стоит уповать на вчерашнюю встречу в Одессе президентов Украины, Молдовы, премьер-министра России и лидера Приднестровья. В Карабахе не то чтобы изменений нет, а все опрокинуто: пытавшийся если не найти компромисс, то по крайней мере поговорить о нем Левон Тер-Петросян свергнут, а к власти в Ереване - по крайней мере на сегодняшний день - пришел блок карабахских руководителей и армянских силовиков, менее всего способный поступиться хоть чем-либо, но зато заинтересованный именно в сохранении нынешнего статус-кво, менее всего устраивающего Баку. Наконец, покушение на Шеварднадзе вряд ли содействовало уверенности Тбилиси в том, что Москва готова активизироваться в решении абхазского конфликта.

Ну и наконец, обвинения в неэффективности СНГ. Здесь я даже не готов комментировать, потому что совершенно не знаю, что могла бы изменить Москва в своем отношении к структурам Содружества - заставить их работать - еще труднее, чем изобрести вечный двигатель. Хотя бы потому, что СНГ - миф, миф о дедушке Союзе, который хотя и умер, но, как Ленин в мавзолее, очень неплохо сохранился и когда-нибудь обязательно воскреснет, а пока накроем его покрывалом из трех букв. У мифа не бывает структур, а СНГ было необходимо именно как иллюзия праздничного обмена мнениями на постсоветском пространстве. Как только праздник закончился, а президенты стали лаяться - в Кишиневе, - СНГ умерло и не оживет, сколько бы еще ни продлевали его бессмысленное существование.

Самое важное в изменившейся ситуации то, что это начала осознавать «12-я элита» российская. Конечно, ей страшно хочется в будущее вместе с трупом Советского Союза: пусть от нее будет пахнуть, но это ж труп великой державы! Но, с другой стороны, уже на прошедшем недавно заседании Совета по внешней и оборонной политике - организации, которая в иной стране была бы скопищем маргиналов, а в России является собранием весьма влиятельных и солидных людей, - отмечалось, что российская элита не хочет признать очевидного, что в отношениях со странами СНГ продолжаются не интеграционные, а дезинтеграционные процессы, что при стремлении к максимально возможному дистанцированию от России стала нарастать тенденция к объединению членов СНГ для совместного давления на Россию, то есть - к политической интеграции против России (не забыли Кишинев!), к утверждениям, что нужно заменить саммиты СНГ совещаниями на министерском уровне…

Если уж на заседании СВОП, да еще в присутствии «нафталинового министра» Евгения Примакова, такое говорится - то, уж в самом деле, у СНГ осталось мало защитников и сторонников даже в той единственной среде, которая должна быть заинтересована в сохранении Содружества. Но все дело в том, что СНГ начинает не просто быть ненужным России - оно действительно уже мешает ей. Вопрос только: легко ли будет от него избавиться?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК