ОППОЗИЦИЯ ИЩЕТ ПОЗИЦИИ

27 июня, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 26, 27 июня-4 июля 1997г.
Отправить
Отправить

Виталий Журавский, председатель ХДПУ Путь Украины по ухабам современной истории продолжается. Часть ухабов «успешно» создается внутренней и внешней политикой самой Украины...

Виталий Журавский, председатель ХДПУ

Путь Украины по ухабам современной истории продолжается. Часть ухабов «успешно» создается внутренней и внешней политикой самой Украины. Часть мы получаем от ближних и дальних наших партнеров в виде их реакции на нашу неопределенность в стратегии и тактике реформ, в выборе геополитической линии. В такую неопределенность вносят свой «вклад» мятущаяся власть и дергающаяся оппозиция. О политике власти журналисты и политологи говорят постоянно. Об оппозиции и ее политической деятельности - значительно реже.

Какую оппозицию мы имеем в Украине?

Классическое определение политической оппозиции - это противопоставление, противодействие позиции или взглядам власти, или группам властных элит, а в отдельных случаях мнению большинства населения.

В Украине понятие «оппозиция» носит двойственный характер. С одной стороны, часть оппозиции соответствует классическому определению, а с другой - не соответствует. Есть часть политических сил, которые открыто заявили о своей оппозиционной позиции к Президенту и правительству Украины, создали оппозиционные фракции в парламенте. Есть и политические силы, которые по каким-то вопросам в оппозиции к власти, а по каким-то - поддерживают власть. Но есть политические лидеры и движения, которые в понедельник в оппозиции, а в четверг - уже друзья власти, без объяснения своей политической позиции.

Наиболее четко о своей оппозиционной линии заявили левые партии - коммунисты, социалисты, селянская партия и некоторые иные политические группы неокоммунистического или левого социалистического толка. Представители левой оппозиции жестко, и в большинстве случаев справедливо, критикуют законодательную, исполнительную, судебную власти. В то же время конструктивизма в их позиции явно мало, да и призывы возврата в «светлое тоталитарное» прошлое по сути консервативны, антипрогрессивны. Однако число сторонников этой ветви оппозиции все еще значительно, особенно среди старшего поколения, привыкшего жить в тоталитарном государстве.

Оппозиция со стороны национально-патриотических сил (правая оппозиция) - КУН, ОУН и некоторые националистические группировки. Принципиально критикуют власть за промедление в реформах, за нечеткую государственную линию во внешней политике и по другим вопросам. Но с других позиций, по сравнению с левыми, с позиций жесткого отстаивания интересов Украины. Иногда к данной ветви оппозиции примыкает Республиканская партия или ее часть.

Имеется оппозиция власти и в политическом центре, начиная с социал-демократов и вплоть до Руха. Но это маятниковая оппозиция. Сегодня часть партий, движений в оппозиции к Президенту и правительству, а завтра уже выступают в качестве опоры исполнительной власти то ли под воздействием политического нажима, то ли обещаний пригреть и обласкать. Данное явление объясняется просто. В Украине - не классический, не полноценный политический центр, за редким исключением. Около тридцати партий и групп, называющих себя центристами, - это скорее «середина» между левыми и правыми, не имеющая, как правило, четкой идеологии и политической линии. Вот и болтается эта «середина» между левым и правым берегами, демонстрируя образцы временной принципиальности или частой беспринципности.

Все три течения политической оппозиции в парламенте составляют парламентскую оппозицию, которая количественно и качественно не постоянна.

В Украине есть еще один вид оппозиции, определяющий свою позицию на личном восприятии тех или иных политических лидеров, например, Л.Кучмы, П.Лазаренко, А.Мороза, Е.Марчука, Л.Кравчука, В.Чорновила и т.д. Личностная оппозиция депутатов, аналитиков, журналистов может совпадать или не совпадать с партийной или фракционной позицией. И очень часто личностная оппозиция к тому или иному политику побеждает во внутренних борениях партийную или фракционную точку зрения.

Украина - страна, где господствуют территориальные кланы и группы. Поэтому позиция того или иного политика может больше определяться клановой солидарностью или клановыми интересами. Поэтому встречается и клановая оппозиция, и внутриклановая, когда идет борьба за лидерство в клане. Можно говорить также о внутрипартийной, внепарламентской и других видах оппозиции.

Могут ли достигаться компромиссы между властью и оппозицией?

Существование политической оппозиции - это нормальное общественное явление. В некоторых странах права оппозиции освящены традицией и определены законом. Например, в Великобритании оппозиция формирует «теневое правительство» и получает финансовую поддержку от государства на его деятельность. В этом случае «теневое правительство» исполняет функцию контролера за деятельностью правительства в интересах партии и электората, проигравших на выборах, т.е. в интересах меньшинства. А также сохраняет состояние боеготовности партии меньшинства в случае победы на очередных выборах.

Но Украина - специфическая страна. Если какая-то личность побеждает на президентских или парламентских выборах, то терпеть политическую оппозицию в стране или округе она не желает. Ей надо все - любовь граждан, отсутствие критики в средствах массовой информации, лесть без конца и края и т.д. Побежденный политический противник должен быть повержен и унижен. Политическая жизнь ему может гарантироваться лишь в случае, если он приползет на коленях к победителю. Эти яркие образцы азиатской имперской политики веками насаждались в Российской империи, очень рьяно поддерживались в СССР и живут до сих пор. Именно поэтому личная преданность ценится в политических кругах Украины выше, чем профессионализм.

Поэтому жизнь оппозиционных политиков в Украине крайне сложна. Что порождает беспринципность значительной части политической элиты, перебегающей в ряды победителей, несмотря на широковещательные заявления о защите прав населения, о чести и достоинстве.

За годы независимости Украины мы имели мало образцов деятельности политической оппозиции в интересах народа, объединяющейся на принципиальной основе, отбрасывающей второстепенные разногласия ради интересов страны. Ярким примером отсутствия практики сотрудничества в интересах страны является игра вокруг закона о выборах на смешанной основе (50% - по партийным спискам, а 50% - по мажоритарным округам).

В условиях нового обострения экономической и политической ситуации, да еще накануне выборов в Верховную Раду, власть постарается не допустить существования консолидированной оппозиции. Противостоять неорганизованной массе оппозиционных политиков значительно легче, чем организованной, возглавляемой известными лидерами.

Консолидации оппозиции мешает еще ряд факторов:

во-первых, украинская многопартийность, построенная на «хуторянской» психологии, - там, где три украинца, там две партии и лучше первый парень на селе, чем второй в городе. «Мелкопартийность», личностные амбиции (хотя и маленькая партия, но моя), постоянные межпартийные и внутрипартийные ссоры - все это не дает возможности консолидироваться государственническим, демократическим силам;

во-вторых, в целом грамотная, хотя и нецивилизованная политика власти по расколу оппозиции: одних - прикормить, других - припугнуть, третьих - натравить друг на друга и т.д.;

в-третьих, отсутствие теоретической платформы национально мыслящих патриотов-государственников, на которой бы они могли объединиться против мафиозных группировок в органах власти, по которой могли бы сверять действия власти, т.е. действует она в интересах общества или нет;

в-четвертых, оппозиция, критикуя власть, не может выработать более конструктивной позиции в проведении реформ, в экономической и политической трансформации Украины;

в-пятых, все оппозиционные коалиции формировались не на основе согласованных общих принципов внутренней и внешней политики, а как личные унии политических лидеров, которые с такой же легкостью разваливались, как и заключались.

Эти и другие факторы приводят к тому, что оппозиция не реализует свою главную функцию - политического контроля за властью на предмет соблюдения Конституции Украины и законов защиты интересов граждан и страны в целом. Из оппозиции не получается щуки, которая заставляет карася, т.е. власть, не дремать и энергично работать.

Отсутствие организованной, принципиальной оппозиции - не такое уж благо для власти, как последней кажется. Во-первых, оппозиция, не имея условий для легальной, демократической деятельности, вынуждена искать пути консолидации тайно. И угроза непредвиденных, неожиданных действий со стороны политической оппозиции держит власть в напряжении, порождает массу слухов, что дестабилизирует политическую ситуацию, нервирует власть. Во-вторых, власть вынуждена в каждой ситуации «с чистого листа», снова и снова договариваться с постоянно изменяющейся оппозицией из-за отсутствия четко определенных правил игры. На это тратится масса времени и сил, но избежать конфронтации часто не удается. Например, конфронтация между исполнительной и законодательной властью в 1994-97 годах очень часто стимулировалась как политиками из «команды» Президента, умело играющими на противоречиях его характера, так и отсутствием реальных связей с оппозицией, неумением пойти с ней на компромисс.

До сих пор мы говорили об оппозиции курсу власти во внутренней политике. В оппозиции внешней политики власти есть свои тонкости, но они все же могут быть сведены к трем линиям. Во-первых, в стране и в парламенте есть оппозиция прозападному курсу Украины, так называемая «антинатовская» оппозиция. В парламенте, например, такую позицию занимают около 200 депутатов. Во-вторых, есть оппозиция восточному курсу, так называемая «антироссийская» оппозиция. Она меньше, чем антинатовская. В-третьих, есть в политической оппозиции люди, которые призывают не проводить ни прозападную, ни пророссийскую политику, а осуществлять политику динамического равновесия, налаживая хорошие отношения и с Востоком, и с Западом.

По нашему мнению, третья точка зрения наиболее конструктивна. Здесь власть и оппозиция могут достичь компромисса, особенно после позитивных сдвигов во взаимоотношениях с НАТО и Россией. Дай-то Бог, чтобы это случилось в интересах Украины и ее граждан!

Перспективы оппозиции

на парламентских

и президентских выборах

1) Парламентские выборы 1998 года. Есть основания для двух гипотез: а) принятие нового закона о выборах тормозится в значительной мере исполнительной властью и региональными элитами через своих «агентов» в парламенте (парламентарии, открыто или скрыто работающие на лидеров исполнительной власти и региональные кланы); б) новые парламентские выборы кардинально не изменят политическую ситуацию в Украине.

Чтобы замаскировать истинные цели тех, кто срывает принятие нового закона о выборах на смешанной основе (50% депутатов от партий по общенациональным спискам - так называемый многомандатный избирательный округ, 50% на территориальных округах от партии, независимые и т.д.), в конце 1996 года в общественное мнение Украины был внедрен миф, что смешанная избирательная система обязательно приведет к победе левых политических партий и что общенациональные партийные списки будто бы ущемляют интересы избирателей в округах.

Социологические опросы показывают, что левые партии вряд ли получат более 30-40% всех мест в парламенте при любой избирательной системе. Во-вторых, участие партий в выборах по многомандатному общенациональному избирательному округу позволяет избирателям дать объективные оценки политическим силам на общенациональном уровне в условиях, когда реального регионального самоуправления пока нет и роль центральной власти остается решающей в проведении внешней и внутренней политики страны.

Почему же центральной исполнительной власти не выгодны выборы по общенациональному многомандатному округу? В чем тут интрига борьбы против участия партий в выборах по смешанной системе?

Если сохранится «чистая» мажоритарная система, то: во-первых, появляются дополнительные шансы для богатых людей купить места на выборах, совершив массированную материально-финансовую интервенцию в относительно малых по численности округах. Если будет взято 50% мест на многомандатный общенациональный округ, то округа вырастут вдвое, стоимость депутатского мандата возрастет тоже вдвое. Поэтому «новые украинцы» в парламентских фракциях «Конституционный центр», «Единство», «Реформы» заботятся прежде всего о своем кармане, чтобы не допустить чрезмерного вздорожания покупаемого депутатского мандата; во-вторых, и это главное, если будет многомандатный избирательный округ, то политические партии основной удар нанесут по центральным органам власти - законодательной, исполнительной, судебной - чтобы поднять свой рейтинг. Общенациональные политические лидеры, особенно Президент и премьер-министр, понесут самые большие потери от такой критики, и их шансы на будущих президентских выборах резко снизятся. Если же выборы будут по мажоритарной системе, то основной критический удар будет перенесен в округа и центральная власть в значительной мере будет выведена из-под критики; в-третьих, работает групповой эгоизм части депутатов Верховной Рады. «Если мы проходили по территориальным округам, то почему кто-то должен проходить по многомандатному общенациональному округу?»

Сторонники мажоритарной системы не хотят слышать аргументов о необходимости ускорить политическую структуризацию общества и парламента, чтобы появились политические силы, способные взять на себя политическую и социальную ответственность за судьбу Украины и ее граждан, о политически структурированном парламенте, способном стать нормальным органом по разработке законов. Их устраивает ситуация хаоса и безответственности в законодательной, исполнительной и судебной властях.

Если будет принята смешанная система выборов, то шансы появления политического большинства в парламенте и структурно определенной оппозиции существенно возрастают. Пять-шесть партий смогут провести в парламент значительные группы депутатов, которые и составят большинство и оппозицию. Но и в этом случае вряд ли будет сформировано большинство, способное изменить Конституцию Украины и политический курс страны. Несомненным позитивом такой ситуации может быть усиление контроля над финансовой политикой правительства со стороны парламента, как это осуществляется в стабильных демократических странах. Сейчас же, есть утвержденный бюджет или нет, - правительство во многих случаях бесконтрольно в своих финансовых действиях, что открывает огромные возможности для злоупотреблений.

Но даже смешанная система не гарантирует появление устойчивого большинства и четко структурированной оппозиции в парламенте. Мажоритарная же система стопроцентно гарантирует хаос в будущем парламенте, что выгодно мафиозным группировкам, для которых ситуация хаоса облегчает грабеж страны, покупку политиков разного уровня.

Президентские выборы 1999 года. Парламентские выборы 1998 года станут первым испытанием для кандидатов на пост президента. Почти все вероятные кандидаты будут баллотироваться в парламент. И администрация Президента будет делать все, чтобы их провалить и лишить политического будущего. А они, в свою очередь, будут критиковать действующего Президента Украины, стремясь показать его неэффективность.

Можно предположить, что шансы на выборах 1999 года будут выше у кандидатов, настроенных оппозиционно по отношению к действующему Президенту Украины, если в течение года-полтора экономическая ситуация в стране не изменится в лучшую сторону. К сожалению, нет серьезных оснований ожидать прогресса в экономической сфере в 1997-98 годах, как бы нас ни убеждали в этом лидеры исполнительной власти и их апологеты в парламенте. Подавляющее большинство независимых экономических и политических экспертов прогнозируют падение и стагнацию экономической активности государственного и частного капитала, рост безработицы, кризис доверия к институтам государства.

В этих условиях критика действующих Президента, правительства, парламента открывает широкие возможности для оппозиционных кандидатов на пост президента. Особенно для тех, кто был «лично обижен» действующим Президентом. При этом можно предположить, что число таких «лично обиженных» за два года будет резко увеличиваться.

Сможет ли антипрезидентская оппозиция выдвинуть единого кандидата против Л.Кучмы? Конечно же, нет. И это повышает шансы на его переизбрание. Но не настолько, чтобы он чувствовал себя в безопасности. Уже в первом туре новых президентских выборов (второй, скорее всего, будет) у него может быть два-три реальных конкурента. И его выход во второй тур уже достаточно проблематичен.

Во втором же туре шансы оппозиционного кандидата, если его противником будет Л.Кучма, резко возрастут. Весь вопрос, сможет ли оппозиционный кандидат по отношению к действующему Президенту выдвинуть программу, консолидирующих правую, левую и центристскую оппозиции.

Пока нет необходимости анализировать возможности оппозиционных кандидатов. Следующие два года многое что изменят. В том числе может появиться новый спикер парламента, что существенно изменит расстановку сил среди потенциальных претендентов. Главное ясно - всевозрастающая оппозиционность гражданского общества по отношению к государственной власти может стать тем лифтом, который способен вознести на верх властной пирамиды кандидата от оппозиции.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК