Марш донецкого

22 декабря, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 49, 22 декабря-29 декабря 2006г.
Отправить
Отправить

Из впечатлений недели, богатой событиями, ярко характеризующими современное состояние власти и г...

Из впечатлений недели, богатой событиями, ярко характеризующими современное состояние власти и государства, останутся, кроме всего прочего, «приметы времени»: выражение лиц милиционеров, принимающих поздравления с профессиональным праздником премьера В.Януковича; доклад парламентской следственной комиссии по делу Гонгадзе и борьба президента за право давать «добро», в частности, на назначение силовиков, которые и без его «благословения» уже трудятся в МВД, пока глава государства ожидает соответствующего решения Конституционного суда.

Госполитика как хаос

Прежде чем обратиться к причинам, обусловившим полнейшую деградацию правоохранительной системы, приведем пример, характеризующий это состояние в полной мере.

Временной следственной комиссии ВР, хочешь не хочешь, надо было перед новым годом отчитаться о проделанной работе. Нынче выступления на эту тему уже не приносят тех политических дивидендов, как это было долгие шесть лет, а потому превращаются в совершенно неблагодарный труд.

Общественность в очередной раз услышала перечень трупов, фигурирующих в деле об убийстве Георгия Гонгадзе, и тех, кто должен был быть допрошен, пока находился в пределах досягаемости. Парламентская комиссия также убедилась в «невозможности продуктивного контакта» «ни сейчас, ни в будущем» с Эдуардом Фере - экс-руководителем аппарата министра внутренних дел, с лета 2003 года находящимся в коме, о чем давным-давно прекрасно известно всем интересующимся. Пожалуй, неплохо даже, что комиссия была ограничена во времени, а то бы депутаты додумались еще провести спиритический сеанс с Ю. Кравченко... Кроме столь прорывных исследований, как проверка на предмет контактности человека, три года находящегося в коме, по сей день актуальны, как оказалось, вечные вопросы по делу Гонгадзе.

«Кого судят, раз следствие не завершено? Не установлено на 100 процентов, чье это тело, не установлена причина смерти. Не установлен мотив убийства. А лица, которые привлекаются, наверняка не являются убийцами, так как, по версии следствия, убийца - генерал Пукач, который удрал», - заявил докладчик В.Мойсик, отметив, что «Эдуард Фере мог бы заменить Пукача, который находится сегодня в розыске». Хотя тем, кто наблюдает за ходом следствия по делу Гонгедзе все эти шесть лет, понятно, что «заменить» Пукача Фере не позволили бы никогда в жизни. В лучшем случае, ему дали бы исчезнуть, как это проделали с беглым генералом, в худшем - позволили бы дважды «застрелиться», как это сделали с Ю. Кравченко.

Еще раз подтвердилось, что «досудебное следствие по вопросам организаторов и заказчиков убийства Гонгадзе находится на нулевом уровне». Накануне это фактически подтвердил и замгенпрокурора Р.Кузьмин, отметивший, что сегодня для следствия актуален целый ряд версий, начиная с ревности…

Шесть лет спустя после смерти Гии, отпустив предполагаемого убийцу и отправив на скамью подсудимых его соучастников, продолжают искать мотив, подстрекателей и сомневаться относительно принадлежности трупа…

Долгие годы мы слушаем бред правоохранительных органов, сочинения парламентских следственных комиссий по резонансным делам, лживую динамику избирательно регистрируемых преступлений. И знаем наверняка: резонансность дела становится самым надежным залогом того, что оно, скорее всего, не будет раскрыто. Знаем также, что и Гонгадзе, и Александрова, и Вередюка убили действующие милиционеры. А роль прокуратуры в так называемом расследовании всех этих дел иначе как преступной не назовешь.

Известно также, как раскрываются остальные, «заурядные» преступления и как покрываются непроцессуальные методы ведения следствия. Так сказать, замкнутый правоохранительный цикл. Но для того, чтобы изменить эту ситуацию, никогда не было политической воли. И последние два года не стали исключением.

«Все пять генеральных прокуроров, которые были причастны к расследованию дела Гонгадзе, ссылались на отсутствие политической воли для завершения этого дела. Но если есть политическая воля, то есть и ее носители», - сообщил с трибуны парламента В.Мойсик. Страшно не только то, что это правда, но то, что нас приучили удовлетворяться подобными ответами на вопрос о том, почему не раскрываются дела. И это - ярчайший штрих, характеризующий современное состояние отечественной правоохранительной системы.

Каждый из генеральных прокуроров, делая такое признание, публично расписывался в собственной беспомощности, несоответствии занимаемой должности, зависимости, профнепригодности, и следующим его действием должно было становиться заявление об отставке.

С одной стороны, в нормально работающем государственном механизме ни смена генпрокурора, ни смена министра внутренних дел не может и не должна оказывать влияние на расследование уголовных дел. Прежде всего потому, что по закону следователь - процессуально независимое лицо.

С другой стороны, чехарда с назначениями убивает всякую надежду на создание в обозримом будущем нормальной правоохранительной системы, работающей как часы и не разваливающейся чуть ли не до основания с приходом каждого нового руководителя.

Видят ли все это люди, уполномоченные выполнять функции государства? Какова государственная политика в области правоохранительной деятельности? Что происходит сегодня со структурами, жизненно важными для существования государства и защиты прав его граждан?

В состоянии неопределенности находится спецслужба, ведающая государственной безопасностью. Ее председателя доотставили со второго раза, и спустя почти месяц после указа. Подчиненные, соответственно, замерли в ожидании «новой метлы».

Над Генеральной прокуратурой витает призрак Святослава Пискуна, в любую минуту готовый материализоваться в кресле генерального прокурора. (Верховный суд может принять соответствующее решение уже 26 декабря). Этот факт уже не первый месяц сильно нервирует значительную часть прокурорской рати: начиная с тех, кто в свое время опрометчиво поставил свою подпись под петицией «Долой Пискуна!», заканчивая теми, кто тайно или открыто «освещает» именем Медведько собственный бизнес.

Юридическая служба президента, несмотря на откровенные предупреждения С.Пискуна, заявлявшего, что в случае отставки он восстановится по решению суда, не помогла главе государства избежать комической ситуации с двумя генпрокурорами, претендующими на одно место. Или же президенту было недосуг. И по сей день не исключена вероятность подобного инцидента с другим слугой народа, мертвой хваткой вцепившегося в свое кресло, и, в конце концов, формально отстаивающего свои права цивилизованным путем - через суд.

Власть, неспособная освободить высокое кресло от собственного ставленника, выглядит жалко. Несмотря на вынашиваемые планы по превращению этого поражения не просто в победу, но в триумф, предполагающий избавление от ставшего неугодным Медведько с одновременным усаживанием в кресло и.о. генпрокурора надежного на данный момент. Об этом «ЗН» подробно писало в прошлом номере.

Ненормально, когда чуть ли не каждый год меняются генеральные прокуроры.

Ненормально, когда по полгода находится в «подвешенном» состоянии, со дня на день ожидая собственной отставки, министр внутренних дел. Потому что хорошо зная наши кадровые традиции, в таком же состоянии находятся все его замы со своими командами.

Поскольку приход нового начальника всегда чреват для подчиненных тотальными кадровыми последствиями, такая традиция неизменно укрепляет и без того хорошо развитый «хватательный» рефлекс. Из-за этой порочной кадровой политики каждый чувствует себя временщиком. Вследствие чего отсутствует важнейший принцип преемственности власти в смысле ответственности перед теми, кому она должна служить. Каждая команда, полив грязью предыдущую, начинает все с «чистого» листа. Вскоре то же самое, но уже с ней, проделают другие.

Нельзя в одночасье поголовно отправлять в отставку заместителей министра внутренних дел. Не столько потому, что кем-то это будет воспринято как политическая чистка, сколько из-за того, что совсем другие, значительно менее политизированные граждане могут воспринять это как руководство к действию. И крайне неразумно закрывать глаза на волну заказных убийств, прокотившуюся недавно по Украине. Многим она смутно напомнила о начале 90-х, времени жесткого раздела собственности, захлестнувшего страну. По большому счету, нынешний всплеск убийств и покушений, связанных с бизнесовыми интересами, остался без должного внимания. Только вот того УБОПа, который сумел пресечь войну в начале и первой половине 90-х, у нас больше нет. Потому что УБОП нынешний, в соответствии с народной мудростью, то, что не смог победить, успешно возглавил. Сегодня зачастую правоохранителей от «подопечных» и не отделишь, так срослись. Однако дело, очевидно, не только в этом.

Разрешение конфликтов и борьба за собственные интересы посредством заказных убийств становится востребованным методом и активно применяется тогда, когда утрачивается уважение к государственным институтам, призванным разрешать такие споры. Могут ли наши граждане рассчитывать на непредвзятое, профессиональное, оперативное следствие? На законную, честную позицию прокуратуры? На справедливый, неподкупный суд? Вы спросите: а что изменилось в этом смысле за последнее время? Очевидно, окончательно утрачена надежда на государство. Растаяли и уважение к нему и страх перед ним. В том числе страх, удерживавший от нарушения закона. Потому что решение практически любого чиновника можно если не купить на месте, по «перебить» в вышестоящей инстанции. Решение любого государственного органа можно игнорировать. И кроме личного опыта каждого из нас это подтверждается также чуть ли не ежедневными конфликтами на высших и всех остальных уровнях власти. Государство утратило свой вес. Но ниши, образовавшиеся вследствие бездеятельности, беспомощности и нерадивости государства моментально заполняются теми, кто способен эффективно и быстро регулировать вопросы, оставленные госудрством без должного внимания. Этим занимается мафия. Только она уже заполненные ниши так просто не отдаст. И потому прокотившаяся волна насильственных преступлений, связанных с бизнесовыми интересами, - однозначное напоминание о том, что «свято место» пусто не бывает.

Кто тут боялся реванша?

В бытность свою министром внутренних дел Юрий Луценко очень переживал, чтобы в МВД не пришли «донецкие реваншисты», как это случилось с ГПУ. Видимо, донецких, пришедших еще при нем, он реваншистами не считал. Ни возглавившего ГУБОП первого заместителя министра И.Белозуба, некогда - зам В.Малышева (нынче - народного депутата), возглавлявшего Донецкий УБОП, а затем - личную охрану Рината Ахметова, ни других его земляков. Несмотря на то что на заседании профильного парламентского комитета новый начальник ГУБОП с обескураживающей милицейской прямотой дал понять, что недавно оставил органы потому, что «наши ушли» (хотел дать возможность новой власти начать с чистого листа), ну и, соответственно, вернулся, потому что «наши пришли». И никакой политики тут нет…

Тем не менее, видимо, Ю.Луценко переживал напрасно. Реваншистов в МВД таки нет. Просто подтянулись стройными рядами профессионалы из Донецкой области. Правда, этот смыкающийся строй многим внушает трепет. А тут еще Василий Грицак, нардеп от Партии регионов, член парламентского комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности «успокоил», заявив, что «в МВД возвращаются старые профессионалы, которых под давлением событий 2004 года вытолкали из органов внутренних дел» (радио «Эра»).

Оценивать действия «социалиста» В.Цушко в качестве министра, пожалуй, преждевременно. Но на первый взгляд он выгодно отличается от своего предшественника, как минимум, тем, что молчит. У него два первых зама. Первый - уже упомянутый И. Белозуб «натурализован» полностью, другой первый зам и целый ряд заместителей, сменивших прежних фактически в одну ночь, находятся в несколько неопределенном положении. Впрочем, Минюст не поддерживает притязаний президента на то, что все назначения на руководящие должности в МВД и других силовых ведомствах должны согласовываться с его секретариатом. А официальная позиция МВД в этом вопросе такова: все люди, представленные министром, выполняют свои функции в полном объеме.

Итак, к выполнению этих функций приступил еще один первый замминистра внутренних дел - Михаил Корниенко, 30 лет проживший в Донецкой области, и в непростые времена двухгодичной давности не чуравшийся контактов с «донами».

Понятно, что плох тот генерал, который не мечтает стать министром. С «программной» статьей М.Корниенко, опубликованной в «ЗН», читатели могли ознакомиться еще в марте нынешнего года (№11 (590). Тем не менее, похоже, назначение М.Корниенко стало некоторой неожиданностью. Дело в том, что Михаил Васильевич, казалось, был в милиции всегда. Однако во время вынужденного отпуска, как оказалось, он занимался вопросами безопасности НАК «Нафтогаз України». Более того, за две недели до его назначения на должность первого замминистра, 29 ноября 2006 года, Кабмин принял постановление о назначении Михаила Корниенко заместителем председателя правления НАК «Нафтогаз України». Впрочем, о безопасности этой компании сегодня пекутся другие, тоже весьма известные милиционеры. В частности, П.Опанасенко. (Кстати, офицеров действующего резерва СБУ, призванных наблюдать за корректностью действий «Нафтогаза» в разрезе энергетической безопасности государства ни при Ивченко, ни при Шелудченко «внедрить» в столь доходную сферу так и не смогли).

Возвращаясь к Корниенко, отметим, что его профессионализм сомнений не вызывает. Он не замечен в склонности к беспределу, да и одиозных дел, связываемых с его именем, на слуху нет. По нынешним временам - блестящая характеристика.

Николай Купянский - заместитель министра, начальник криминальной милиции (в отличие от В.Евдокимова, которого он сменил на посту, к числу первых замов он принадлежать не будет).

Н.Купянский был заместителем начальника УБОП Донецкой области, которым с мая 2000 года руководил Игорь Белозуб.

Василий Боднар - замминистра, начальник Главного следственного управления. Возглавлял следственное управление ГУ МВД в Киеве. Коллеги также отдают должное его профессионализму. Правда, человек увлекающийся, он иногда ведет свою профессиональную работу на грани вмешательства в предпринимательскую деятельность. Но, судя по назначению, решили, что грань эту он не преступал…Или переступал, но в «правильном» направлении…

Внутренней безопасностью заведовать будет состоявший в теплых отношениях с В.Януковичем Николай Плеханов, от имени которого эмоционального Ю.Луценко просто передергивало.

Н.Плеханов возглавлял УМВД Украины в Сумской области времен губернаторства Владимира Щербаня. Известным на всю страну он стал благодаря выступлениям сумских студентов, требовавших уволить его с должности начальника милиции за преследование их во время протестов против объединения трех учебных заведений в 2004-м. Его также считают ответственным за избиение студентов во время пешего похода в Киев, а также за фальсификации во время президентских выборов. Студенты до сих пор не забыли своего героя, и на днях пикетировали МВД с категорическим требованием гнать генерала в шею.

Сумы времен Плеханова стали настоящей кузницей донецких кадров, в которой, как писала местная пресса, донецкие капитаны быстро становились майорами, подполковниками и полковниками.

Юридические вопросы будут в ведении Василия Мармазова (адвокатское объединение «ЮРИС»), некогда замминистра юстиции, сына Евгения Мармазова, члена КПУ, близкого сподвижника Петра Симоненко.

Одно из наиболее неожиданных назначений - Виктор Суслов в качестве замминистра. Это давний знакомый министра В.Цушко, в частности, еще со времен работы в комитете по вопросам финансов и банковской деятельности.

Для полноты картины, отображающей современные кадровые тенденции, нельзя также обойти вниманием тот факт, что вроде бы уже взятая высота - ГПУ - также продолжает укрепляться проверенными товарищами. На днях назначен заместителем генпрокурора Украины Виктор Пшонка. Виктор Павлович - бывший прокурор Донецкой области (замом у него тогда был нынешний генпрокурор Медведько), заместитель генпрокурора Геннадия Васильева во времена первого премьерства В.Януковича. В бытность Пшонки прокурором Донецкой области там был убит журналист Александров и сфальсифицировано дело ныне также покойного Вередюка, обвиненного в убийстве журналиста. И о роли прокурора в этом деле пресса писала достаточно. Теперь Виктор Пшонка со знанием дела будет надзирать за работой органов следствия.

Говорят, С.Пискун не раз подписывал приказ об увольнении В.Пшонки, но В.Янукович ходу документам не давал.

Кстати, сын нового зама генпрокурора - 30-летний Артем Пшонка, депутат Верховной Рады от Партии регионов (№128), на момент избрания - зампрокурора г. Горловка. Артем Викторович возглавляет подкомитет по вопросам контроля за выполнением законов уполномоченными государством органами на борьбу с организованной преступностью и коррупцией комитета Верховной Рады по вопросам борьбы с оргпреступностью и коррупцией.

Ввиду этих кадровых назначений с сожалением и нехорошими предчувствиями приходится констатировать следующее. О подавляющем большинстве новоназначенных руководителей известно достаточно для того, чтобы с уверенностью прогнозировать криминальную политику МВД в обозримом будущем. Нет сомнений в том, что МВД будет использоваться в качестве политического инструмента. Отдельные новоназначенные замы одиозны, и вызывает крайнее удивление тот факт, что их профессиональные услуги вообще оказались востребованы. И это свидетельствует то ли о явном кадровом голоде политической силы, которая привела их к власти, то ли о совершенно наплевательском отношении этой силы к тому, какое она производит впечатление. Очевидно, безотказность новоназначенных перевешивает тот факт, что своими неблаговидными делами они широко известны не только в родной области, но и во всей стране.

Время упущенных возможностей

К сожалению, ЮЛуценко пренебрег шансом войти в историю отечественной милиции вовсе не в том качестве, в котором он это сделал. Не как неугомонный и безответственный глашатай несуществующих побед. Не как министр, при котором точно так же не регистрировались преступления, как и при его предшественниках, и фальсифицировалась статистическая отчетность. Не как политический Терминатор.

Справедливости ради нужно сказать, что когда на должность пришел Ю. Луценко, значительная часть милиционеров оказалась в ступоре. Ждали, что будет с ними и с их бизнесом. Но ничего особенного не случилось. Милиционеры быстро опомнились. И те же самые люди, уполномоченные не на жизнь, а на смерть бороться с наркотрафиком (а не с отдельными наркоманами), снова пришли к давним знакомцам и сказали, что платить нужно тем же, кому платили раньше.

Лютовала, правда, служба внутренней безопасности МВД. Лютовала избирательно, и отдельного исследования заслуживает активно разрекламированная на всю страну деятельность вездесущего Департамента внутренней безопасности МВД в контексте жизни, трудовой деятельности и смерти полковника Романа Ерохина…

Зато один из первых мощных ударов был направлен на борьбу с такой, как говорилось ранее, постыдной социальной язвой, как проституция. Скептики, правда, называли этот порыв банальным «перекрышеванием» одного из самых доходных бизнесов. Но мало ли у Департамента внутренней безопасности недоброжелателей…

Сегодня такие же недоброжелатели утверждают, что на этот род деятельности существует у нас своего рода «противоестественная» монополия. И если какой-нибудь опер раскроет определенный цветной журнальчик с рекламой «массажных салонов», занимающей страницу, и без санкции свыше попробует «пробить» по служебным базам номера этих телефонов, то, как только узнает об этом начальство, не сносить оперу головы. Потому что ничто человеческое начальству не чуждо. А львиная доля «массажных салонов» принадлежит, как ни странно, одному человеку. И что совсем уж обидно - даже не гражданину Украины, а совсем другого государства, где, правда, чуть ли не половина граждан - наши бывшие соотечественники.

Каждый из нас знает не один подобный пример, иллюстрирующий смычку «милиция и криминал». Что касается взаимосвязи милиции и бизнеса - это понятие также гораздо более осязаемо, чем «милиция с народом». Что касается собственно «милиции с народом», то на эту взаимосвязь рокировки в высоких креслах особого влияния не имеют. Что называется «белые придут - грабят, красные придут - грабят»…

Но вернемся к государственным подходам. Президент, судя по его словам да по «золотому дождю», пролившемуся на отставленных тружеников МВД первого эшелона, работой милиции очень доволен. И реформирование, начатое Ю.Луценко, велел продолжать. Какое такое реформирование? Еще раздуть внутреннюю безопасность до такой степени, чтоб уже на каждого мента был свой мент? Или в порядке эксперимента «скрестить», проддерживая традиции, например, отдел кадров с патрульно-постовой службой?

Поверхностный подход к проблемам правоохранительных органов, возведенный в ранг государственной политики, уже принес свои плоды. Вследствие этого их «внутренние», «ведомственные» проблемы - хроническое недофинансирование, отсутствие реальных оценок результатов работы и гарантий продвижения по службе исключительно в зависимости от добросовестного профессионального труда - обернулись для всего общества чувством незащищенности, поборами и пытками.

Сегодня многие с ужасом констатируют массовый приход в правоохранительные структуры представителей Донецкого региона. А что вы, сидя в своих высоких креслах, сделали, пока их не было, чтобы они, вернувшись, уже не смогли ничего изменить?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК