КОМЕДИЯ ОШИБОК, или ЗАКОН О КАБМИНЕ КАК ИСТОЧНИК И СОСТАВЛЯЮЩАЯ

07 мая, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 18, 7 мая-16 мая 1997г.
Отправить
Отправить

5 мая парламент принял закон о Кабинете министров. Еще один закон, который заранее был обречен на в...

5 мая парламент принял закон о Кабинете министров. Еще один закон, который заранее был обречен на вето Президента, на Конституционный суд, а на худой конец - просто на бесконечное ожидание своего введения в действие за подписью Президента. Хотя по Конституции Президент в случае отсутствия замечаний к закону через 15 дней обязан его подписать и опубликовать, специалисты утверждают, что, в нарушение Конституции, данную процедуру без всякого основания ожидают многие законодательные акты. И бороться с этим можно в принципе только одним способом - импичментом Президента. Однако мы не об этом. Закону о Кабмине «повезло» - вето Президента уже инициирует сам премьер-министр. Как и в ряде иных случаев, жить без закона удобнее, а главное - есть оправдания. Оправдания украинскому истэблишменту нужны не для внутреннего употребления, а для «интеграции в мировое сообщество». А интеграция, как понятно, нужна тоже не только для обмена делегациями и участия в международных конференциях...

Теория безошибочности. Без Кабмина

Если в страну привести крупного иностранного инвестора, то со временем он сам позаботится об обеспечении, в том числе и политическими методами, социально-экономической стабильности страны пребывания. Данная хрестоматийная норма геополитэкономии, внесенная на отечественную почву еще, кажется, Л.Кравчуком, верна, потому что правильна. Но подразумевает два вопроса. Первый насколько высока для упомянутого иностранного инвестора (инвесторов) общая ценность страны пребывания. То есть заслуживает ли она не только самих инвестиций, но и привлечения методов внешнего давления или вмешательства во внутреннюю политику этой страны, чтобы обеспечивать сохранность в ней этих самых инвестиций? Второй вопрос касается самой страны. Если факт привлечения иностранных инвестиций является средством обеспечения внутренней и внешней политической и социально-экономической стабильности, то каков должен быть размер этих инвестиций, чтобы еще оставалось место для суверенитета и независимости данной страны?

Попробуем ответить сначала на второй вопрос. Для Украины, говорят, нужно 40 млрд. долларов внешней помощи. Проект госбюджета на 1997 год предусматривает немногим меньше 40 млрд., но гривен, то есть чуть более половины требуемой инвестиционной подпитки. Сам же бюджет является средством получения пока всего лишь до 3,5 млрд. долларов, но ради его принятия (или, наоборот, провала) ведется такая политическая игра, которая затрагивает не только вопросы будущих выборов, системы исполнительной власти и стабильности парламента, но и сохранности с муками принятой Конституции. Проще говоря, за 3,5 млрд. долларов некоторые, как у нас принято говорить, политические силы уже поставили под сомнение суверенитет государства. Ибо что же такое суверенитет, если не избирательная система, парламентская стабильность и эффективность исполнительной власти? И на какие же жертвы можно пойти ради 40 млрд. долларов?

С первым вопросом легче. Иностранные инвесторы, пытающиеся оценить степень коррумпированности госструктур страны потенциального пребывания, пока просто подсчитывают деньги. Не во всех развитых державах одинаково строгое законодательство относительно взяток за рубежом, поэтому можно признать, что инвесторы просто соотносят расчетные прибыли с «коррумпционными налогами». Судя по информации Кабмина относительно переговоров с МВФ и Всемирным банком - о возможности кредитов и инвестиций в случае принятия бюджета на новой налоговой основе, - доклад о полном искоренении коррупции инвесторов волнует меньше, чем кажется. Это означает одно: «коррумпционный налог» в Украине оценен ими ниже, чем возможные доходы от баснословно дешевых собственности и квалифицированной рабочей силы, предлагаемой Украиной на продажу (см. информацию о Лондонском саммите ЕБРР, а также цитату С.Осыки о расцвете инвестиций в Южной Корее, несмотря на двух наказанных за коррупцию президентов).

А вот беспокойство инвесторов о самом бюджете, то есть о социально-политическом контроле государства над страной, указывает на то, что сами инвесторы пока не считают Украину заслуживающей введения в ней полицейского режима извне для обеспечения стабильности будущих доходов от инвестиций. Ну не хотят крупные и вполне эффективные собственники заниматься здесь увольнением многотысячных трудовых коллективов, оплатой пенсионеров, инвалидов, чернобыльцев (особенно липовых), а после истории с «остарбайтерами» - и ветеранов войны. Не говоря уже о возврате потерянных или обесценившихся вкладов. То есть Украина - не Албания, в нее после социально-политического краха или коммунистической революции никто даже миротворцев ООН, а не то что натовские войска вводить не намерен. Что-то такое британский министр иностранных дел г-н Рифкинд как бы предполагал, но где он теперь...

Таким образом вырисовывается совершенно четкая картина. Если правящие круги Украины желают привлечь иностранные инвестиции и разделить с их носителями солидные прибыли, они обязаны самостоятельно обеспечивать социально-экономическую и политическую стабильность в своей стране пребывания. Сегодня - железные гарантии того, что бюджет, выборы, парламент и исполнительная власть в комплексе не допустят ни коммунистического реванша, ни гражданского конфликта на любой иной почве. Завтра - инвестиции. Ну, не совсем завтра, но в перспективе. И инвесторы абсолютно правы. Они не вмешиваются во внутреннюю политику Украины. Потому что они допускают ошибки только один раз, вот как в Албании.

Грабли, которые

мы выбираем

(вместо справки)

Напомним, что «граблями» в Украине называют ошибки властных структур, которые повторяются с завидным постоянством. Коллизия с законом о Кабмине указывает на то, что в действительности «грабли» расставлены самими властями в идеальном порядке. То есть каждое неправильное, с точки зрения пользы для страны, но очень выгодное небольшой группе людей решение, которое впоследствии обязательно будет названо ошибкой, принимается там и тогда, когда ведет к максимальной дезориентации конкурентов. Нет нужды говорить о том, что политические «грабли» напрямую связаны с экономической, а тем более криминальной безответственностью. «Грабельный метод», что особо важно, не применим в обычной экономической, социальной или бытовой жизни, а лишь в самой высокой государственной политике. Поскольку спасает от неприятностей лишь людей и структуры, которым в полном объеме ответственность угрожает только одним отстранением от власти.

Закон о Кабмине как источник бюджета

Итак, 5 мая парламент принял закон о Кабинете министров. Кажется, с шестой попытки. Фракция «Единство», часть «Конституционного центра», а также некоторые коммунисты и социалисты или селяне блокировали 14-ю статью, где сначала речь шла о государственном языке, необходимом чиновнику для исполнения служебных обязанностей, а потом упоминалась классическая конституционная статья о запрете совместительства. Дабы не длить волокиту, глава парламента А.Мороз сразу разъяснил, что противники 14-й статьи борются не по языковой проблеме, а против прямого запрета совместительства. Все поняли, что «Единство» и «КЦ» желают сохранить за премьер-министром депутатство, тем более, что Конституционный суд никак не огласит своего решения относительно аналогичного вопроса, поднятого А.Бутейко. Однако разоблачение не помогло.

Тогда глава парламента применил «болевой прием». Он заявил, что в случае провала закона о Кабмине фракции, блокирующие его, могут в дальнейшем более не пытаться ходатайствовать о каких-то договоренностях по поводу процедуры и темпов принятия бюджета, нарушающих регламент, бюджетную резолюцию, закон о системе налогообложения, закон о бюджетной системе и т.д. Через пять минут 14 статья, а через шесть минут - весь закон в целом были утверждены.

А уже 6 мая премьер-министр П.Лазаренко заявил на своей пресс-конференции, что готовится представление правительства Президенту относительно поправок к принятому парламентом закону о Кабмине. То есть, как можно предположить, сам Кабмин будет просить Президента о вето на закон, регламентирующий деятельность высшего органа исполнительной власти. При этом суть принципиальных поправок явно не касается структуры и численности правительства: сам премьер объявил, что до 15 мая будет утверждена Президентом функциональная структура и 30%-ное сокращение численности правительства и других исполнительных органов. Что и записано в законе о Кабмине. Значит, поправки касаются все же процедуры назначения премьера. И совместительства?

Закон о Кабмине как источник смены конституционного строя

Как известно, 2 статья закона, допускающая различные формы согласования Президентом с парламентскими фракциями кандидатуры премьер-министра, считается Президентом и премьером антиконституционной. Конституция требует, чтобы Президент назначал премьера, парламент лишь дает на это согласие. Согласование излишне.

Однако, цитируя собственное высказывание в «Киевских ведомостях» (якобы совершенно неправильно истолкованное немецким журналистом), премьер и на пресс-конференции повторяет: «уверен, что парламент нового созыва будет формироваться на партийной основе. Именно та политическая структура, которая победит на выборах, ПОСТАВИТ своего премьера. Это нормальное явление». Действительно, слово ПОСТАВИТ несколько или даже значительно сильнее конституционного понятия «назначает», а уж тем более - термина «согласовывает», примененного в законе о Кабмине. Но из сказанного премьером никак нельзя сделать вывод, что ПОСТАВИТ нового премьер-министра, будучи структурой в новом парламенте, Президент. Президент вообще не имеет права баллотироваться в парламент. Пока, во всяком случае, по нынешней Конституции. То есть лично Президент Кучма не будет той политической структурой, которая победит на будущих парламентских выборах, даже если победят только пропрезидентские структуры-партии. Значит, поставит нового премьера все-таки парламент. Поставит, а не даст Президенту на это согласие. Так какие поправки к закону о Кабмине через вето Президента собирается еще вносить П.Лазаренко? И в чем, собственно, он убежден?

Теперь о совместителях. То есть, об одном совместителе. А именно о премьере, совмещающем депутатский мандат с должностью главы высшего исполнительного органа (которым, напомним, по Конституции Президент не является, и, судя по его посланию к парламенту, быть не собирается). Причем речь идет уже не о поправках к закону о Кабмине, а о поправке к Конституции. В данном пункте П.Лазаренко несколько отступил от собственного интервью, выступая на пресс-конференции 6 мая. Он не сказал, что совместительство премьера и депутата «когда-нибудь приживется и у нас», подобно тому, как существует в Германии. Он гораздо тверже подчеркнул необходимость внесения соответствующей поправки к действующей Конституции. Не то, чтобы Павел Иванович выразил готовность немедленно инициировать такое внесение (тем более, что делается это либо Президентом, либо третью депутатского корпуса). Но что он, как действующий премьер-министр и депутат, «за» - выразился ясно. А поскольку до сих пор никто не выдвигал подобных инициатив, то приходится полагать, что премьеру нужно бы ускорить инициирование такой конституционной поправки (очевидно, с помощью фракций «Единство» и если не «КЦ», то уж точно - Аграрной партии, на которую намерен опереться в будущих выборах). Надо поспешить, пока сам Павел Иванович не лишился либо мандата, либо премьерского кресла. А последнее в равной степени возможно: либо после вердикта Конституционного суда А.Мороз по требованию 40 членов пяти фракций все же подаст на П.Лазаренко в суд (обычный), либо за непринятие бюджета ему все-таки придется уйти с премьерского кресла. О бюджете - чуть ниже. А пока - о поправке к Конституции.

Как разъяснил вашему корреспонденту народный депутат В.Шишкин (которого нельзя обвинить ни в коммунистических идеалах, ни в попытке толковать Конституцию), совместительство премьера и депутата суть основа парламентской формы правления. То самое, что в Германии, на которую ссылается П.Лазаренко, - отметим от себя. И дело тут не в форме избрания самого Президента (тема, как известно, интересующая А.Мороза). Дело в реальном влиянии на исполнительную власть. Это пока в Украине Президент назначает премьера всего лишь по согласованию с неструктурированным в политическом смысле парламентом - речь идет о разновидности президентской формы правления. Потому что в данном случае парламент действительно не может влиять на премьера через политические структуры. Но как только парламент обретает политическое влияние на премьера, являющегося к тому же и простым депутатом, законодательный орган действительно СТАВИТ своего премьера. И роль Президента, предлагающего кандидатуры, к реальному решению практического отношения не имеет. Тут уж действительно не требуется излишних согласований с фракциями и спикером - неугодную партийным законодателям фигуру парламент отбросит.

Так что поправка к Конституции относительно совместительства премьер-министра - куда более радикальный шаг на пути к чисто парламентской модели правления, чем предлагавшийся в законе о Кабмине вариант министров-политиков, но не совместителей. И когда П.Лазаренко мечет молнии негодования в тех, кто полагает, будто нынешний премьер-министр Украины выступает за назначение премьера парламентом, - он, премьер, в лучшем случае просто «наступает» на какие-то «грабли». Или сам ставит «грабли» кому-то. Как сделал это в июле прошлого года, когда значительная часть депутатского корпуса дала свое согласие на назначение его премьером еще и потому, что он обратился к парламенту: «уважаемые бывшие коллеги».

Закон о Кабмине как составная часть социально-экономической стабильности - залога инвестиций

Внимательный читатель, несомненно, установил определенную зависимость между, пусть ошибочно или невольно, но предложенной премьером Лазаренко моделью смены конституционного строя в Украине - с идеей парламентской республики, ранее предложенной главой парламента А.Морозом. Из чего еще более опытные аналитики непременно сделают вывод о подтверждении версии стратегического альянса между П.Лазаренко и А.Морозом. Тут, как говорится, история покажет. Однако пока сам факт установления подобной связи ставит перед Президентом и сторонниками сохранения и упрочения чисто президентской модели правления простую задачу - устранить. Как источник всей и всяческой дестабилизации.

Очередной пик последнего и решительного сбора подписей для смещения А.Мороза с поста главы парламента, как ни странно (если не сам Мороз организовал этот сбор), также совпал с внезапно прорезавшимся интересом премьера к конституционным поправкам. Но это еще можно считать чьими-то простыми «граблями». Однако смещение Мороза совпало и с попыткой принятия бюджета на новой налоговой основе. Есть подозрение, что процедура смещения спикера, если она будет предпринята в ближайшие дни, не ускорит принятие бюджета, а даже почти полностью сорвет его. А это - почти полная гарантия отставки П.Лазаренко Президентом с поста премьер-министра. Не потому, что без бюджета Лазаренко не сможет выполнить поставленное ему условие - погашение долгов по зарплате. А просто с чем-то же надо Кучме ехать в Вашингтон - либо с реформаторским бюджетом, либо, на худой конец, с «головой» премьера. Комиссия Кучма-Гор все-таки не Туркменистан, где, как кажется П.Лазаренко, потом можно будет что-то загладить и исправить...

Так что - одним ударом обоих. И спикера, и премьера. Для стабильности. И, кстати, для закона о выборах - чтоб и духу этой партийной системы не осталось. Без Мороза парламенту закон о смешанной избирательной системе не принять. Коммунисты победят на выборах и по мажоритарной системе? На здоровье, пусть попробуют, если к этому времени у Президента уже будет несколько сот свободных миллионов иностранных кредитов для «административной реформы», которая крайне полезна для выборов по одномандатным округам... Ну, и так далее по целому списку моделей укрепления президентской власти при ручном парламенте, отсутствии законодательного поля и т.д. и т.п.

Комедия ошибок

(еще для справки)

Комедия ошибок - это путаница двойников, оптимистическая альтернатива мрачному чередованию трагедии и фарса при прощании человечества со своим прошлым. Наши трагедия и фарс одновременно - это попытка выдавить горючую слезу или гомерический хохот из мифа о реставрации коммунистического тоталитарного режима. Оптимистическая альтернатива - в продвижении, пусть даже через «грабли» - к правовой системе. Наша путаница двойников не очень смешна, но ведь и комедия - это не просто смех, а набор парадоксов.

Так вот, о парадоксах, или «двойниках». Впервые о 40 млрд. долларов для Украины заговорили как раз накануне принятия Конституции, которая должна была пройти через референдум. В результате миллиарды были утрачены, а Конституция принята не такой, как задумывалось для получения инвестиций. Зато, как утверждает А.Мороз, Конституция страдает некоторыми неувязками или пустотами, влекущими за собой и разночтения в полномочиях властных структур, - как раз потому, что в ту историческую ночь угроза референдума помешала парламенту принять полностью сбалансированную, до запятой выверенную Конституцию. Но Украине опять нужны миллиарды - и для этого опять совершается «наезд» на правовую основу страны... Что мы получим еще более разбалансированную систему власти и уже окончательную потерю каких-либо инвестиций? Но тогда кто же возвращает нас к трагедии и фарсу?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК