Игорь ФРАНЧУК: «НАК «НаФтогаз України» в состоянии банкротства»

20 октября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 40, 20 октября-27 октября 2006г.
Отправить
Отправить

То, что начало отопительного сезона в Украине сорвано, что НАК «Нафтогаз України» давно не являетс...

То, что начало отопительного сезона в Украине сорвано, что НАК «Нафтогаз України» давно не является самостоятельной и тем более влиятельной компанией на отечественном рынке газа, что дочернее предприятие НАКа — «Газ України» реально не имеет газа, чтобы обеспечить резко возросшие потребности предприятий теплокоммунальной энергетики, — это логичный итог деятельности руководства НАКа за последние годы. И если еще какое-то время назад все происходящее в секторе газа объясняли, мягко говоря, непрофессионализмом менеджмента этой госкомпании, то теперь, когда нефтегазовый комплекс и энергетика Украины практически отданы на откуп дважды экс-главе «Нафтогазу», министру топлива и энергетики Юрию Бойко, можно, наверное, говорить о целенаправленной и кем-то (не только в Украине) хорошо спланированной работе, результатом которой, по-видимому, должен стать развал «Нафтогазу», сдача национальных интересов Украины и прямая экспансия неукраинского капитала, в частности «Газпрома», на весь украинский рынок как таковой, а не только нефтегазовый.

О том, что НАК «Нафтогаз України» сознательно пускают под нож, «Зеркало недели» неоднократно писало, высказывая свои версии происходящего. Есть своя версия и у Игоря Франчука, который посвящен в дела нефтегазовой отрасли Украины, так как с 2001 года вплоть до 29 августа 2006-го возглавлял Государственное акционерное общество (ГАО) «Черноморнефтегаз», входящее в состав НАК «Нафтогаз України». Впрочем, Игорь Анатольевич не считает себя уволенным и сейчас, так как намерен доказать, что его трудовой контракт продлен председателем наблюдательного совета (!? — Ред.) ГАО «Черноморнефтегаз» экс-главой НАКа Алексеем Ивченко до 2011 года. Возможно, это обстоятельство объясняет, почему
И.Франчук избегает говорить о темном периоде в жизни НАКа, возглавляемой А.Ивченко.

Но не об увольнении мы говорили с Игорем Франчуком в редакции «Зеркала недели», а о ситуации в нефтегазовой отрасли страны в целом и в «Нафтогазі України» в частности в период с 2003 года по нынешний день. Одним словом, о том, как мы докатились до такой «безгазовой» жизни. Надеемся, что И.Франчук отдает себе отчет в сказанном в интервью «ЗН».

— Игорь Анатолиевич, как раз в 2003 году НАК «Нафтогаз України» возглавил нынешний министр топлива и энергетики Юрий Бойко. В каком состоянии, на ваш взгляд, ему достался «Нафтогаз України» и каковы тогда были позиции Украины на постсоветском и европейском газовых рынках?

— На момент прихода Юрия Бойко система НАК «Нафтогаз України» имела около 10 млрд. кубометров газа в подземных хранилищах (своего собственного газа). В тех ценах его стоимость составляла порядка 600 млн. долл. «Нафтогаз» имел около 300 млн. долл. на счетах «Газпрома». Правда, была текущая задолженность перед Туркменистаном — 150 млн. долл. Но все равно положительное сальдо компании ориентировочно составляло 700 млн. долл. при полностью выполненных налоговых обязательствах перед государством.

Кроме этого, у НАК «Нафтогаз України» был обеспечен баланс газа внутри страны. НАК имела возможность экспортировать свой газ, в том числе в страны Европы, — для поддержания своих инвестиционных проектов и для того, чтобы иметь финансовую возможность поставлять газ населению по сравнительно низкой цене. «Нафтогаз» за счет своей тарифной политики полностью покрывал все эксплуатационные расходы по модернизации и эксплуатации газотранспортной системы. На равных работал с «Газпромом» в вопросах поставок в Европу. Не было на то время со стороны «Газпрома» откровенного диктата и не могло быть! Украина имела межправительственные соглашения до 2015 года и контракты с Россией и «Газпромом», где четко фиксировались все условия поставок и транзита газа. Кроме того, договор до 2007 года с Туркменистаном позволял нам ежегодно закупать туркменский газ в объеме до 30 млрд. кубометров. Также был подготовлен к подписанию проект соглашения с Туркменистаном до 2025 года о ежегодных поставках в объеме 50—60 млрд. кубометров газа.

Такой была ситуация в «Нафтогазі України» во время ухода с должности председателя правления НАКа В.Копылова и на момент внедрения туда Бойко.

Конечно, «Газпром» такое положение дел не устраивало. Уже тогда российская газовая монополия приступила к реализации своего плана экспансии в Украину.

С 2003 года «Газпромом» и высшими должностными лицами России была предпринята масса попыток обвинить Украину в воровстве экспортного газа. Везде рассказывали, что украинская газотранспортная система (ГТС) ненадежна и ее надо срочно модернизировать и т.д. Тем не менее никто «Газпром» к «Нафтогазу» и близко не подпускал в вопросах работы как самостоятельной национальной компании.

Когда в 2003 году в НАК «Нафтогаз України» делегировали Ю.Бойко, похоже, была выработана, как сейчас любит говорить президент, «дорожная карта». На мой взгляд, Юрию Бойко была поставлена четкая задача, включающая четыре основных пункта: ослабить «Нафтогаз» экономически; «похоронить» навсегда прямые контракты на поставку газа с Туркменистаном; запутать окончательно систему баланса газа; сделать НАК «Нафтогаз України» полностью зависимой от внешних поставщиков газа.

Что сделал новый глава НАКа первым делом? По его инициативе в схему поставок туркменского газа в Украину была введена новая коммерческая структура — Eural Trans Gas — взамен работавшей по поручению «Газпрома» компании Itera. Но с прежним оператором газопоставок у нас был во всех соглашениях прекрасный пункт о том, что весь среднеазиатский газ, который Itera поставляла, продавался на территории Украины и по ценам, на 0,5 долл. ниже, чем мы покупали в России. Itera не занималась непосредственно реализацией газа на территории Украины, как сейчас РУЭ. Этим занималась исключительно НАК «Нафтогаз».

Но введением новой коммерческой структуры не ограничились: ETG было дано разрешение заниматься сначала транспортировкой туркменского газа до украинско-российской границы, а затем и транспортировкой газа через территорию Украины, его хранением в украинских ПХГ (специально для Eural Trans Gas были снижены тарифы с 9 до 2,5 долл.). «Под эту» структуру была снижена и тарифная ставка на транзит газа. А дальше — вместо НАКа только этот оператор получает право экспортировать газ из Украины. Тем самым был поставлен жирный крест на возможности НАК «Нафтогаз України» самостоятельно работать как с Туркменистаном, так и на газовом рынке Европы.

— В сложное положение был поставлен и Туркменбаши, который после заключения союза Киева и Москвы, по сути, остался один на один с «Газпромом»…

— Для Туркменистана Украина была единственной возможностью выхода туркменского газа в Европу. На сегодняшний день этого канала нет.

— Что произошло в финансовом плане в НАК «Нафтогаз»?

— «Разрабатываются» мнимые, мифические проекты развития добычи, разведки газа и нефти в Ливии, Египте, Арабских Эмиратах, Казахстане. «Нафтогаз» начинает привлекать огромные кредитные ресурсы.

— А когда этот процесс пошел?

— Именно при Ю.Бойко. НАК «Нафтогаз України» попадает в финансовую зависимость от кредитов. Естественно, ни один финансовый ресурс (кредит, заем) не был использован по назначению. Более того, за время руководства Бойко «Нафтогазом» не происходило никакой модернизации газотранспортной системы, хотя это постоянно декларировалось. Когда готовились к созданию газотранспортного консорциума, была исследована вся газотранспортная система Украины. И еще тогда подсчитали, что на всю модернизацию ГТС, включая компрессорные станции, строительство новой нитки газопровода, нужно около 700 млн. долл.

— Ежегодно?

— Всего. Это не настолько большие деньги для такой компании, как НАК «Нафтогаз України». Их можно было аккумулировать сравнительно легко за счет тарифов на транспортировку транзитного газа.

Далее. Удивительным образом выросли потери газа (технологические, коммерческие) для облгазов: — от 1,3 млрд. до 2,6—3 млрд. кубометров в год. Где этот газ, надо разбираться. Выросли технологические потери в «Укртрансгазе» как на производствах, так и коммерческие. Все это г-н Бойко еще и закрепил законодательным путем, чтобы обезопасить себя от уголовных расследований на предмет — почему и откуда взялись такие потери. Мы не стали прокачивать больше газа, население не стало больше потреблять. Но за два года коммерческие потери по облгазам увеличились на более чем 120%!

В это же время происходит удивительная вещь, которая, по сути, тоже осталась многими незамеченной — стартовала работа по скупке пакетов облгазов Украины.

— Все гонялись за облэнерего и мало кого интересовали облгазы…

— Пакеты акций облгазов начали консолидировать именно в то время, когда Бойко возглавил НАК. И хотя тогда эта работа не была доведена до логического завершения, но сейчас это делается. А цель ее очень проста: через влияние коммерческой структуры, связанной с Россией «Укргаз-Энерго», получить контроль над системой реализации газа непосредственно потребителям, а именно — населению. В этом случае влиять на людей экономически, психологически и даже политически становится намного проще. Имея на сегодняшний день поставщика газа в лице компании, связанной с Россией («РосУкрЭнерго»), имея сегодня компанию-реализатора, связанную с Россией («Укргаз-Энерго»), мы теряем независимость государства. Сегодня речь идет даже не о приватизации газотранспортной системы. Речь идет о приватизации Украины со всеми ее жителями и предприятиями. Думаю, что сегодняшний премьер еще не в полной мере осознает ту опасность, которая связана с назначением Ю.Бойко министром топлива и энергетики Украины.

— Вы так аккуратно, как бы выгораживая, высказываетесь о премьере Януковиче… Не допускаете, что он не хочет этого осознавать?

— Я считаю, что сегодня он еще не отдает себе отчет в глубине проблем, которые обнажатся через полгода, максимум через год. И он будет поставлен перед фактом. Говорю это серьезно, потому что сегодня премьер есть премьер, президент есть президент, и я считаю, что они в этой ситуации в одной лодке. Как в свое время Бойко шантажировал Кучму, так потом он шантажировал Ющенко. Чем это закончилось? Соглашением, за которое сняли Еханурова и согласно которому цена газа для Украины резко возросла до 95 долл. за 1000 кубометров. Следующим будут шантажировать премьер-министра.

Сегодня развал нефтегазовой системы страны идет очень быстрыми темпами, такое впечатление, что «они» очень торопятся, понимая, что если не будут «сданы» облгазы и не будут консолидированы пакеты их акций, если не будет начата модернизация газотранспортной системы, прежде всего компрессорных станций (за что НАК не сможет расплатиться) и если в результате за долги коммерческим структурам, связанным с российским капиталом, все это не перейдет в собственность этих структур и не будет ими управляться, то «они» не выполнят своей главной задачи, для решения которой и проведена была спецоперация под названием «внедрение Бойко в Украину». Я считаю, что со времен независимости Украины — это самая хитрая спецоперация, которая была проведена Россией в отношении Украины.

— Вам известно, что сейчас происходит на переговорах между Украиной и Россией?

— На сегодняшний день пока обсуждается, как закрепить полученный результат, когда Украина лишилась своего ресурса…

— То есть узаконить январские договоренности 2006-го между «Газпромом», «Нафтогазом» и «РосУкрЭнерго», перенеся их в межправительственный протокол?

— Совершенно верно. И, по сути дела, сегодня информация о том, чей газ был закачан и по каким ценам в украинские ПХГ — говорит о том, чего нам ожидать в следующем году.

— Если можно, пожалуйста, об этом подробнее, потому что Юрий Бойко говорит о том, что в подземные хранилища закачано 25 млрд. кубометров газа. Но ни слова о том, чей это газ и по какой цене Украина его сможет в холода пользовать?

— Из 25 млрд. кубометров только 5 млрд. — это украинский газ, такого низкого показателя никогда не было в истории Украины. Остальное — это газ коммерческих структур. «РосУкрЭнерго» закачало порядка 10 млрд. кубометров по задекларированной пока цене 230 долл. за 1000 кубометров. При этом конечному потребителю этот газ обойдется на 40 долл. дороже с учетом транспортных расходов.

— А остальные 10 млрд. кубометров?

— Это газ компании «Укргаз-Энерго», закачанный по цене 130 долл. При продаже он будет стоить 170 долл. за 1000 кубометров. Поэтому в январе следующего года, думаю, будет поставлен вопрос, по всей видимости, перед правительством Украины, о том, что НАК «Нафтогаз» — банкрот, и что отныне «РосУкрЭнерго» должно полностью контролировать весь баланс газа Украины.

— А почему вы говорите, что газ, закачанный по 130 долл. компанией «Укргаз-Энерго», — полностью неукраинский ресурс? Ведь 50% акций в этом ЗАО принадлежит «Нафтогазу».

— По той причине, что 50% — это как раз формула, специально выбранная для того, чтобы менеджмент компании «Укргаз-Энерго» был абсолютно непотоплямым. Это только видимость, что эта структура имеет какое-то отношение к «Нафтогазу». Да, компанией будет задекларирована минимальная прибыль. Но расчет на то, что будут какие-то дивиденды и НАК получит свою долю прибыли, — призрачный.

— Вам известны финансовые показатели «Укргаз-Энерго» с начала его работы?

— Они оглашают свои финансовые показатели и сегодня активно привлекают кредитные ресурсы под закачку газа. Это как раз та политика, которую проводил Бойко в НАКе: набрать максимальное количество кредитных ресурсов перед западными институтами (а, по сути, их российскими владельцами), чтобы потом можно было и с той стороны, а не только со стороны России, шантажировать Украину, если будут предприниматься какие-то шаги в ограничении рентабельности работы этой компании либо сокращении ее доли на рынке, или же вообще вывода ее с рынка.

— Нынешний министр топлива и энергетики положил начало схеме РУЭ, но затем НАК возглавлял А.Ивченко, который тоже преуспел во внешних заимствованиях. Вы намеренно не комментируете его работу и ивченковский период работы НАКа?

— Комментировать тот период, когда НАК «Нафтогаз» возглавил Ивченко, еще рано, потому что сегодня много критики и часто она не совсем профессиональная. На мой взгляд, Ивченко продолжал работать по тем накатанным рельсам, которые были созданы предыдущим руководством НАК «Нафтогаз», и будь он даже суперпрофессионалом нефтегазовой отрасли, все равно не смог бы изменить ситуацию.

— В этом я с вами категорически не согласна. И, тем не менее, если сейчас Бойко отправят в отставку, ситуацию можно изменить?

— Сегодня еще не поздно говорить о партнерских и нормальных отношениях и с Россией, и с Туркменистаном, и с Узбекистаном, и с Казахстаном. При желании премьер-министр В.Янукович, который сегодня поддержан Москвой, имеет возможность на высшем уровне решать определенные, в том числе и экономические вопросы. Он должен сделать так, чтобы Украина сохранила свою систему НАК «Нафтогаз» и вернулась к периоду, наверное, 2003 года в рамках межправительственных соглашений, подписанных на тот момент. Надо признать, скажем так, ошибки, которые были сделаны за этот период, но понимать, что Россия должна быть партнером, а не собственником Украины как государства в вопросах энергетики.

— Юрий Бойко недавно заявил, что на 2007 год для Украины уже законтрактовано 42 млрд. кубометров туркменского, 8,5 млрд. кубометров казахского и 7 млрд. кубометров узбекского газа.

— Во всех его заявлениях речь идет о коммерческих структурах. НАК «Нафтогаз» на сегодняшний день не имеет ни одного прямого договора с производителями газа. И не будет иметь.

— Когда вы в общении со СМИ говорили о том, что нынешний глава «Нафтогазу» Владимир Шелудченко не должен позволять, чтобы игнорировали его мнением, что вы имели в виду?

— То, что сегодня НАК «Нафтогаз» фактически отстранена от рождающихся договоренностей, которые невыгодны для Украины или преступны по отношению к ней, но которые именно НАКу придется выполнять. И поэтому сегодня Шелудченко (а я его считаю хорошим специалистом, мы с ним работали) необходимо собрать группу экспертов, которые бы проанализировали ситуацию в «Нафтогазі». Если, конечно, такое желание у него будет.

— Странной кажется схема, по которой Бойко как бы договорился о поставках газа в Украину. То есть с «Газэкспортом», который является владельцем туркменского объема, продает этот газ на границе России компании «РосУкрЭнерго». «РосУкрЭнерго» потом доводит его сюда, до границы, продает НАК «Нафтогазу» и ЗАО «Укргаз-Энерго». Зачем такие сложности, если можно заключить прямые контракты?

— Я абсолютно согласен, что произошло сознательное отстранение (причем в приказном порядке, это задокументировано) НАК «Нафтогаза» от работы со среднеазиатскими странами. То есть НАК «Нафтогаз» сегодня лишена возможности транспортировать газ, лишена возможности говорить о каких-то совместных проектах в этих странах в том числе. Сегодня еще не поздно эту схему поломать. Думаю, что для этих среднеазиатских государств Украина очень важна, впрочем, как и важна работа именно с государственной компанией. А сегодняшнюю работу исключительно через посредников, думаю, там тоже очень негативно воспринимают. Но они вынуждены учитывать, что позиция, которую сегодня озвучивает Бойко на всех встречах, они должны воспринимать как позицию правительства Украины. Я глубоко сомневаюсь, что все эти нюансы, все эти тонкости сегодня известны и премьеру В.Януковичу, и вице-премьеру по вопросам ТЭК А.Клюеву.

— Вы говорите, что сегодня В.Янукович мог бы договориться об изменении отношения Кремля. Но лояльного отношения Кремля просто так не бывает, соответственно, премьер должен будет идти на какие-то экономические и политические уступки. Нужно будет платить, например, выгодным Украине сроком вступления в ВТО, евроинтеграцией, предприятиями и т.д.

— Надо не платить, а получать дивиденды от того, что 80% российского газа экспортируется через территорию Украины. Ведь газ является самым важным источником пополнения бюджета и стабилизационного фонда РФ. Поэтому сегодня нужно не просить, а говорить, как это было в 2003-м, что мы требуем, чтобы к нам было равноправное отношение, как к партнеру. Если мы говорим о газотранспортном консорциуме, то этот разговор нужно продолжать не в рамках «Украина—Россия», а в рамках стран, которые производят и потребляют газ.

— По нашей информации, украинская сторона предлагает схему, согласно которой в газотранспортный консорциум войдут не только Россия и Украина, как того хочет Москва, но и Франция, Германия, Туркменистан и даже Ливия. Как вам такая схема?

— Схема несколько бредовая. В консорциум однозначно могут входить Украина, Россия, европейские страны и страны, которые сегодня добывают и транспортируют газ — это Туркменистан, Узбекистан и Казахстан. Вот та формула, по которой эта структура может работать.

— Вы называете «бредовой» схему из-за Ливии?

— Это один из тех мифических проектов, под которые опять необходимо будет привлекать финансовые ресурсы и еще более усугублять тяжелое положение НАК «Нафтогаза» в плане финансовых обязательств.

— Как вы относитесь к идее Бойко вывести из состава НАК «Нафтогаз» компанию, которая занималась реанимацией газотранспортной системы и закупками оборудования для этого? Поговаривают, что эту компанию может возглавить нынешний зам Шелудченко — Украинский. На закупках он не щенков, а целую борзую съел.

— Я считаю, что сегодня это прямое нарушение — создание каких-либо структур, которые занимаются вот такими целевыми закупками. По сути, это и законодательством запрещено, и рядом положений Антимонопольного комитета. Такие компании, как, например, «Черноморнефтегаз», «Укрнефть», должны самостоятельно вести прозрачную политику по закупке всего оборудования. И то, что сегодня предпринимается попытка консолидировать это в одну систему, направить туда денежные потоки, это говорит о том, что снова закупки будут абсолютно непрозрачными, а суммы контрактов — необоснованно доходить до астрономических цифр.

— Как вы думаете, почему В.Шелудченко, потребовавший от своего заместителя И.Воронина уйти в отставку, не довел дело до конца, и последний по-прежнему совмещает должности замглавы «Нафтогазу» и председателя правления коммерческой структуры — ЗАО «Укргаз-Энерго»?

— Господин Воронин возглавляет коммерческую структуру — «Укргаз-Энерго», которая работает в интересах России. Бизнес этой компании нужен именно российской стороне. И я думаю, что у господина Шелудченко сегодня есть достаточно аргументов, позволяющих ему говорить о том, что в первую очередь нужно защищать отечественную систему НАК «Нафтогаз України» от посягательств других сторон и стран. И это касается всех работников НАКа, тем более его заместителя.

— Нам известно, что В.Шелудченко в сердцах грозился уйти в отставку, если министр финансов Н.Азаров будет настаивать на значительном увеличении налогового бремени на «Нафтогаз». Речь идет о разнице даже по сравнению с нынешним годом в несколько миллиардов долларов. Шелудченко, которому НАК досталась в катастрофическом состоянии, не имея необходимых рычагов влияния и достаточных финансовых ресурсов (ведь большая часть промышленных газопотребителей, которые, собственно, и приносят доход газотрейдерам, сегодня клиенты «Укргаз-Энерго» считает, что это окончательно добьет «Нафтогаз». Т. е. Шелудченко сегодня приходится бороться на нескольких фронтах. Но как разрешить противоречие с министром финансов, которого тоже можно понять — у него дырявый бюджет?

— Я достаточно долго занимался бюджетными вопросами НАКа, в частности «Черноморнефтегаза», и могу сказать, что позиция министра финансов (по отношению к любому субъекту хозяйствования) всегда будет такова: взять в бюджет побольше налогов. Позиция любого налогооблагаемого субъекта, в том числе и госкомпании — заплатить поменьше. Думаю, что в этой ситуации должен быть найден баланс и прозрачная схема по уплате национальной монополией НАК «Нафтогаз» платежей в виде не только ставок, но и конкретных цифр, которые бы опирались на производственно-финансовую программу компании.

Но сегодня говорить о полноте платежей НАКом даже в рамках этого финансового года уже не приходится, т.к. задолженность НАКа только увеличивается. На сегодня общая задолженность «Нафтогазу», основа которой заложена в 2003—2005 годах, составляет около 18 млрд. грн. Согласно заключению аудиторской компании Ernst & Young, по сути, НАК «Нафтогаз України» находится в состоянии банкротства. Но об этом сегодня предпочитают не говорить.

— Вы не считаете, что НАК «Нафтогаз України» — структура, созданная известно кем, известно с кем и ради чего, и превратившаяся в клондайк для группки власть предержащих, пронизанная коррупцией донельзя, — сегодня просто не должна существовать? Пусть бы работали как самостоятельные субъекты хозяйствования сегодняшние дочерние компании и предприятия НАКа — «Укртрансгаз», «Укрдобыча», «Черноморнефтегаз», «Укрнефть»… К чему такая концентрация?

— НАК «Нафтогаз України» создавалась изначально как холдинговая компания (ХК). Но между идеей создания и нынешней ситуацией в «Нафтогазі» — пропасть. В этой ситуации я бы говорил о необходимости реструктуризации НАКа с тем, чтобы каждая структура нефтегазового комплекса могла самостоятельно работать и управлялась либо Кабинетом министров, либо Фондом госимущества, или же Минтопэнерго. Чтобы она показывала свою прибыльность, платила налоги, но была самостоятельным субъектом хозяйствования.

Но на сегодняшний день ликвидированы все самостоятельные предприятия в НАК «Нафтогаз України», которые должны были стать акционерными обществами, кроме последнего предприятия, — ГАО «Черноморнефтегаз». Сегодня создана абсолютная вертикаль управления аппаратом НАКа всеми структурами, входящими в «Нафтогаз».

— Известно, что потребность Украины в газе составляет около 76 млрд. кубометров в год (без т.н. технического газа). Население и бюджетная сфера потребляют за год около 20 млрд. кубометров газа. Как раз столько добывается ежегодно в Украине. Еще 14 млрд. кубометров газа нужно предприятиям теплокоммунальной энергетики. Но плата за транзит российского газа позволяет закупить этот объем. Остальное из 76 млрд. кубометров годового газопотребления в Украине приходится в основном на приватизированную промышленность. Так почему государство должно идти на какие-то экономические и политические уступки перед той же Россией, выторговывая более дешевый газ для крупного негосударственного капитала?

— Обеспечивать газом и выторговывать цены для промышленности — это действительно не функция государства. Функция государства заключается в том, чтобы сбалансировать внутренний рынок газа, чего на сегодняшний день нет и в помине.

Мы должны понимать, что сегодня промышленность Украины, закупая газ у «Укргаз-Энерго» и других посредников, инвестирует прибыль в газодобычу других стран, а не вносит средства в развитие отечественной добычи газа. В нашей ситуации непонятно, почему правительство Украины ничего не делает, не стимулирует инвестирование собственной добычи углеводородов, развитие отечественной сырьевой базы.

Приведу такой пример. Четыре последних года «Черноморнефтегаз», пройдя все запретительно-разрешительные инстанции, включая Кабмин, имел возможность реализовывать газ всем категориям потребителей, включая промышленных. За счет этого появлялась инвестиционная составляющая, которая вкладывалась в разработку украинской части шельфа Черного моря. В результате за три года добыча газа и конденсата была увеличена вдвое и были заложены перспективы для обеспечения Крыма в 2007-м газом собственной добычи на 100%.

Но оказалось, что теперь такая перспектива невыгодна, потому что есть коммерческая структура, поставляющая газ промышленности Украины, включая Крым, — «Укргаз-Энерго». В результате сложилась парадоксальная ситуация: газ, добываемый на шельфе Черного моря, стране уже не нужен! Из 1,4 млрд. кубометров газа, который будет добыт до конца года, только 500 млн. кубометров «Черноморнефтегаз» может реализовать населению. Остальной газ безоплатно находится в подземном хранилище. И сейчас сложилась аварийная ситуация по прекращению добычи газа на шельфе и «остановке» скважин. Если это произойдет, то восстановить эти скважины уже будет невозможно, это необратимый процесс.

— То есть ГАО «Черноморнефтегаз» сегодня не может реализовать на отечественном рынке газ, добытый в Украине?

— Да. Это пример того, как отдельно взятое предприятие (входящее в НАК «Нафтогаз України») буквально за четыре месяца искусственно подводится к дефолту. Следующий этап — банкротство. И государственное предприятие, которое может на сегодняшний день обеспечивать добычу газа и прирост добычи в 6—7 раз на ближайшие 10 лет, по сути, может быть ликвидировано как передовое предприятие отечественной нефтегазовой отрасли. Причем госпредприятие, работающее на шельфе Черного моря, а шельф этот — 132 тыс. км, т. е. одна четвертая часть территории Украины.

Четко просматривается тенденция к сокращению добычи газа и нефти в Украине. А это значит только одно — увеличение зависимости даже не от объемов импорта этих углеводородов, а от их непосредственных импортеров.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК