Вернуться из изгнания

5 июня, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 5 июня-12 июня

К 90-летию последнего президента УНР в экзиле Николая Плавьюка (1925–2012)

К 90-летию последнего президента УНР в экзиле Николая Плавьюка (1925–2012)

Правительство УНР в изгнании… К сожалению, сегодня немногие в Украине вспомнят о таком институте, не говоря уже о его деятельности. Хотя в прошлом веке он был как кость в горле черной пропаганде Кремля. Сам Николай Плавьюк — это человек, который своей работой методически забивал гвозди в гроб СССР. А после того как режим "отпели", продолжил развивать украинскую национальную идею, уже вернувшись на Родину.

 "Стихли двигатели лайнера. В круглое окошко видно, как подвозят трап к выходу из самолета. Стюардесса на английском и украинском сообщила, что путешественники прибыли в киевский аэропорт "Борисполь"... Николай и Ярослава Плавьюк не спешили. Сердца их бились сильно и напряженно — от волнения. Кто и что ждет их на украинской земле? Как их встретят? Ведь еще недавно их шельмовали как врагов, заокеанских бунтарей, наемников империализма..." — так будут описывать возвращение Николая Васильевича из Канады в Украину. 

Плавьюк знал, зачем возвращался — его миссией было передать клейноды правительства УНР, а вместе с ними — и собственные полномочия президенту Украины Л.Кравчуку. Это был важный шаг. Во-первых, для легитимации перехода украинской власти времен УНР и Директории к современной. Во-вторых, для признания независимого Украинского государства. Хотя многие с этим не соглашались: "Не в те руки передали, преждевременно это сделали, еще нет той Украины, за которую боролись…". Но Николай Васильевич понимал: после всенародно избранных парламента и президента правительства в экзиле становятся "фейковыми", и с их мнением уже никто не будет считаться.

Впрочем, возможно, он стремился быть причастным к созданию столь долгожданной им украинской независимости. Столько сил было положено для ее обретения — еще со школьных лет, когда вступил в ОУН, и тогда, когда занимал первые должности в украинских организациях диаспоры. 

Однако начиналось все не слишком радужно. В конце Второй мировой юноша родом из села Русив (ныне Ивано-Франковщина, тогда — часть Польши) решением Провода ОУН был направлен в Австрию, где "выполнял важные поручения". В 1946-м он заканчивает среднюю школу в лагере для перемещенных лиц в Мюнхене, а затем — экономические студии тамошнего университета. Спустя некоторое время перебирается в Канаду, где в Виннипеге жили его бабушка и две тетки. И здесь ему поначалу тоже не весьма везет. "Прибыв в Канаду, я теоретически владел профессией. Я закончил экономический факультет, но это не давало мне возможности работать профессионально в той сфере, потому что в Канаде я столкнулся опять-таки с новым миром. А к тому времени — уже и с новыми обязанностями. Я был главой семьи (мы поженились с Ярославой в июне 1948-го), отцом сына. Моя первая карьера здесь началась с подметания на фабрике одежды", — вспоминал Николай Васильевич. Но со временем ему все же удается найти достойную работу, а параллельно — закончить университет Конкордия в Монреале. 

Своеобразной отдушиной становится общественная и политическая работа. Сначала Плавьюк возглавляет Украинское национальное объединение Канады, затем становится одним из организаторов "Світового конгресу вільних українців" (СКВУ), позже — его председателем. С 1959-го — руководитель ОУН, с 1989-го — вице-президент УНР в экзиле, а после смерти Н.Ливицкого — ее президент. 

Союзы диаспоры не имели тогда реального влияния на ситуацию в Украине. Но они были объединителями украинства за рубежом и символом его борьбы за независимость. Кроме того, они действовали на международной арене там, где роль УССР часто была нивелирована. Например, писали десятки писем в различные международные организации об ограничении прав граждан в Украине. А в ООН стремились к представительству УНР наряду с УССР. 

Во время "оттепели", когда с Украины начали выезжать за рубеж писатели, спортсмены, певцы, была создана специальная группа, которая должна была посещать эти делегации, общаться с их членами. Потом, возвращаясь в Украину, люди пересказывали "вброшенные им зерна". Это был процесс "брожения" советского порядка. В Союзе, конечно, пытались противодействовать этому, всячески боролись с УНР, ОУН, СКВУ, называя их деятельность империалистическим злом.

В конце 1960-х, когда в Украине "скрипели закрученные гайки", в США попадает "Лихо з розуму" В.Чорновила. Книга поразила Н.Плавьюка. Он не представлял тогда, как преследуют в Украине тех, кто пытается отстаивать национальные интересы. По инициативе СКВУ работу Чорновила быстро переводят на английский и активно распространяют. А перед Международной конференцией по правам человека в Тегеране раздают книгу всем ее участникам. Советской делегации и ее пропагандистской лжи о "дружбе народов и процветании" был нанесен ощутимый удар…

А тем временем Украина уже независимая, клейноды переданы, задача выполнена. Что дальше? Оставалась еще одна задача со времен Е.Коновальца: "Независимое украинское государство должно стать национальным по форме, по смыслу и по духу. Где украинский язык, церковь, культура займут то место, которое они должны занимать". "Своей жизнью Н.Плавьюк пытался выполнять это второе поручение, — рассказывает Б.Червак, нынешний глава ОУН. — И вот что произошло: когда начался Майдан, а затем и война, стало очевидно — без здорового украинского национализма нам не выиграть. Первыми добровольческими батальонами были те, куда вошли украинские националисты из разных партий и ячеек". 

В годы независимости Н.Плавьюк летал в Украину, где была его душа, но возвращался в Канаду, где с семьей оставалось сердце. И пока был здесь, проводил встречи, организовывал работу многих учреждений. По сей день действуют созданные им издательство им. Е.Телиги; музей украинской революции 1917–1921 гг., где на стене висит Четвертый универсал УЦР, которым провозглашена независимость; фонд им. О.Ольжича. В помещениях последнего — теперь штаб боевого подразделения ОУН Вооруженных сил Украины. Плавьюку, наверное, это импонировало бы: ведь украинцы не сдаются, борются, потому что у них — внутренняя закалка. И "Слава Украине!" сейчас звучит не в камерных залах, а по всей стране.

Н.Плавьюк отчетливо чувствовал эти изменения: "Основной момент, который должна внести националистическая концепция, — это изменение мировоззрения: с того, ПРОТИВ кого мы боремся, на то, ЗА что стоим. Мне кажется, настоящая победа будет тогда, когда реализуем положительную концепцию и докажем ее убедительность настолько, что дискуссии о прошлом потеряют предметность. Наша победа должна состояться на основе кристаллизации новой положительной программы украинскости и украинской государственности, которая по сути является национализмом в свете опасностей, существующих со стороны имперского мышления России, внутренних факторов и глобализационных опасностей… Помахивание же Путина "шашками", по моему мнению, является признаком слабости. Он видит: концептуально у России нет (кроме претензий на имперский биполярный центр) идеологического оружия, которым бы она склонила другие государства ориентироваться именно на московский вектор по сравнению с европейским. Поэтому Россия проигрывает в Азии, Прикавказье, Восточной Европе. Это закономерность", — говорил Николай Васильевич в интервью ZN.UA в далеком уже 2007-м.

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно