Трудная дорога из Украины в Украину

13 ноября, 2015, 00:00 Распечатать

Живет среди нас удивительная женщина — Оксана Николаевна Хращевская. Она не предала ни Украину, ни близких, за что прошла сталинские лагеря и ссылку. Недавно ей исполнилось 90 лет.

 

 

 

Живет среди нас удивительная женщина — Оксана Николаевна Хращевская. Она не предала ни Украину, ни близких, за что прошла сталинские лагеря и ссылку. Недавно ей исполнилось 90 лет.

Оксане было четыре, когда семья за ночь собралась и навсегда покинула родную Винницу, чтобы затеряться в Киеве от преследований. Знакомая машинистка предупредила отца, что он есть в списках на арест.

Советское государство очень постаралось, чтобы высококлассный ученый, преподаватель университета Николай Хращевский так и не закончил диссертацию по украинской филологии. Уже посадили многих писателей, о которых он писал. Близкий родственник его жены, уникальный украинский поэт Владимир Свидзинский пока оставался на свободе. Позже большевики-ленинцы сожгут его живьем, закрыв в сарае вместе с другими узниками. Да и отцу Оксаны тоже не удастся избежать наказания "за украинский национализм" на родной земле. Быть патриотом своей нации, своей культуры означало быть распятым. До ареста Оксане и ее отцу пришлось претерпеть голод, безденежье, безработицу, пережить в Киеве фашистскую оккупацию…

И вот, наконец, Победа! Вернулись свои, которые, отступая, бросили киевлян на произвол судьбы, утопив в Днепре муку, сахар, крупы... Вернулись свои, и всем, кто был в оккупации, вместо паспортов выдали временные удостоверения, а во всех анкетах появился вопрос "Проживал ли на оккупированный территории?" И страшная оккупация стала для киевлян не бедой, а виной. Вернулись свои и понавесили всюду ящики, куда люди должны были бросать доносы на родных, соседей, знакомых и тем доказывать свою преданность советской власти, завоевывать доверие советской номенклатуры. Вернулись свои, и отцу Оксаны не позволили преподавать, пока не проверят, не работал ли на немцев. Оксана сохранила свой комсомольский билет, отец на немцев не работал. Но их все равно арестовали. Сначала Оксану. Выловили просто на улице. Во время оккупации фашисты тоже отлавливали людей. Оксану бросили в переполненный грузовик, но она выпрыгнула на ходу — автоматная очередь прошила бы ее, но спасла нога, которую она, прыгая, подвернула и не смогла встать, а грузовик тем временем завернул за угол. 

Из сетей НКВД выскользнуть было невозможно, а попасть — запросто. Потому что нельзя было говорить о свободной Украине, нельзя было ее любить, нельзя говорить на родном языке, нельзя украинцам сплачиваться, нельзя скрывать от НКВД имена своих единомышленников… За все это либо расстрел, либо "великодушное" длительное заключение — "лишение свободы с отбытием наказания в исправительном трудовом лагере сроком на 10 лет с лишением всех прав на 5 лет без конфискации имущества вследствие его отсутствия". 

После ареста Оксаны схватили и ее отца — по сфабрикованному делу о группе украинских националистов. Военный трибунал судил этих мирных гражданских людей по логике абсурдного времени и каждого лишил свободы на 10 лет. Из фашистского ада Оксана и ее отец попали в застенки НКВД. Оксане удалось вырваться только через девять лет и три месяца. И то — благодаря смерти усатого отца народов. Отца же, больного, крайне изможденного и уже без сознания, погрузили в санитарный вагон и отправили из зоны в Москву, чтобы не считалось, что умер в лагере. С вокзала его еще успела забрать и привезти к себе в Коломну сестра Елена. Помыла, переодела, а он только и смог благодарно улыбнуться и умер...

И если кто-то вам говорит, что при советской власти все было дешево, и цены постоянно снижались, вспомните, как дешево стоил труд человека и как обесценилась человеческая жизнь. А если услышите что-то наподобие "распад СССР был крупнейшей геополитической ошибкой", знайте, что человек, который мечтает о возврате тоталитаризма, является преемником НКВД и врагом народа. 

…Отца Оксаны сначала сняли с должности доцента, великодушно позволив учить сельских детей. Но и этого "интернационалистам" было мало — ученого засадили в лагерь, довели до полусмерти и выбросили умирать... Ни пытки и недоедание, ни унижения и подневольный тяжкий труд не стерли благородного выражения с его успокоенного смертью лица… 

Талантливый филолог Николай Хращевский навсегда останется одним из сотен тысяч настоящих украинцев, которые своей жизнью и гибелью приближали независимость Украины. Среди них и Гнат Хоткевич, известный украинский писатель, этнограф, музыкант, театральный и общественно-политический деятель. По обвинению в украинском буржуазном национализме осенью 1938 г. Гната Хоткевича расстреляли. Но этого сатанинскому государству было мало — оно уничтожало не только лучших представителей украинской интеллигенции, но и весь их род. В камере с Оксаной Хращевской среди 88 женщин ожидала этапа жена Гната Мартыновича Платонида Владимировна. Их сын Богдан сидел в камере вместе с отцом Оксаны. А несовершеннолетняя дочь Галя осталась одна-одинешенька на семи ветрах… 

Когда 27 декабря 1946 г. Оксану отправляли на этап, Платонида Владимировна поцеловала ее и отдала свой платок, ведь та была в легкой не по сезону одежде. Во дворе, куда вывели мужчин и женщин, Богдан и Оксана как-то удивительно быстро выделили друг друга. Были они молодые, двадцатилетние. Через несколько минут их раскидают по разным дорогам, долгие годы им придется терпеть нечеловеческие издевательства. А в ту короткую минуту встречи и прощания Богдан снял шерстяную безрукавку и отдал Оксане. Но недолго согревало ее в пути прикосновение славной семьи. Безрукавку у бесправной Оксаны отняли. А позже в лагерь ей пришло письмо от Богдана. Он не написал ни слова, только вложил в конверт нарисованный им портрет Оксаны, а на обороте нарисовал нежный лиловый цветок среди острых колючек…

После Лукьяновской тюрьмы был долгий зимний этап в сибирский исправительный лагерь. Политических узников вместе с преступниками много недель везли как скот в холодном грузовом вагоне. И далеко не все выжили в пути. Выживший получил в лагере "приз" — ужасные методы перевоспитания, от которых смерть была лучшим спасением. Государство "медведей-молотобойцев" (как его охарактеризовал Андрей Платонов) исправляло узников непосильным трудом на лесоповале. И Оксана, наверное, погибла бы, но ее незаконченное (а точнее, три года назад начатое) высшее медицинское образование помогло попасть в лагерную медчасть, да и то благодаря помощи хороших людей, заключенных и вольнонаемных, которые там работали. Медики в лагере поддерживали узников, чем могли — клали в стационар, чтобы немного подкормить и дать отдохнуть тем, у кого уже не было сил работать, совсем изможденных лечили, ободряли физически и морально. Кого-то удавалось спасти, кому-то лишь облегчить страдания… А сколько людей ни за что погибло в смертельных объятиях Родины Усеченных Судеб! От отчаяния и тоски Оксану удерживали лишь воспоминания детства, письма от мамы и работа, работа, бесконечная работа под руководством старенького врача, тоже узника…

Перед ее глазами разворачивалась трагедия жертв Системы — истории ненависти, любви, предательств, слабости и стойкости духа. Украинские и русские стихи всегда были с ней. После пяти лет лагерей ее отправили еще дальше — в ссылку в Красноярский край, в Капкару, небольшое поселение, затерявшееся в бесконечной тайге. В ссылке человек должен был сам найти, где заработать на жизнь. Куда податься? Опять только на лесоповал, ведь никакой другой работы в тех местах не было. Но Оксана сделала все возможное и невозможное, чтобы получить работу по специальности. Для этого волевая украинка прошла сотню километров пешком… 

Как сегодня, помнит эти скитания. В лесу натолкнулась на истлевшие останки беглого каторжника, которые рассыпались от ее прикосновения. А еще пришлось ехать на телеге вместе с сумасшедшей эстонкой, встречать эшелон голодных узников-молдаван, которые буквально выползали из вагонов и бросались жадно есть траву, после чего в мучениях умирали… Это была страна тотального абсурда — так власть ковала светлое будущее, так гегемон железной рукой вел всех к счастью. 

…А как-то, словно в страшном сне, шла Оксана по тайге с большой корзиной. Несла не сказочные подарки бабушки, а мертвого чужого младенца из семьи, где шестеро детей друг за другом умерли от неизвестной болезни. Решила во что бы то ни стало узнать о причине и понесла ребенка в районный центр, чтобы сделать вскрытие. Оказалось — туберкулез, от которого в Капкаре не было лекарств. Именно тогда Оксана и дала себе слово, что непременно вернется в Украину, закончит учебу, станет врачом и будет лечить людей от этой страшной болезни.

Измученная мама Оксаны присылала ей по почте украинские и переводные книги. Только Шевченко не послала — привезла его с собой, когда приехала к дочери в Сибирь. А еще привезла много разных семян, чтобы приблизить краски и запахи родного края. Вдвоем весной посадили в ящички рассаду астр, настурции, бархатцев, вьюнка, портулака… Коротким сибирским летом украшенный цветами дворик возвращал их в Украину. А жители Капкары удивлялись этим "марсианским" растениям, поскольку отродясь такого не видали… Холода не давали цветам отцвести, а семенам вызреть. Тогда Оксана пересаживала цветы в горшки и раздавала людям. Не только красотой засевала глухой сибирский уголок. Она работала фельдшером, обслуживала несколько сел, между которыми было расстояние в несколько десятков километров, лечила и детей, и взрослых — местных и таких, как сама, ссыльных. Пломбировала зубы, патронировала беременных, принимала роды, делала прививки, несла знания и культуру не только в вопросах медицины. 

Хращевская
Оксана с мамой в Сибири

После освобождения из пут НКВД Оксана получила предложение от парня, который ее любил, остаться в Москве, в профессорской квартире, но и это оказалось для нее неволей. Она снова выбрала Украину. Однако возобновить учебу в Киевском мединституте ей не разрешили, ведь помилование не означало, что человек не виновен, для возобновления обучения нужна лишь официальная реабилитация. Вождь народов умер, но система жила. Родительской квартиры в Киеве уже не было, и Оксана Хращевская снова возвращается в Сибирь, потому что там есть работа, там люди, которым она нужна. Если бы во времена ссылки ей кто-то сказал, что она добровольно вернется сюда, ни за что бы не поверила. Оксана мечтала доучиться, закончить медицинский институт и стать дипломированным врачом. Но это было невозможно для человека с клеймом врага народа. Только в 1955 г., когда Оксану реабилитировали, она вернулась в Украину и все же осуществила мечту — закончила мединститут, но уже в Днепропетровске. Всю дальнейшую жизнь работала врачом, спасая людей от туберкулеза.

Такие люди, как Оксана Хращевская, и все, кто не продал свою честь и не стал доносчиком, кто по-настоящему любил Родину, кто боролся и страдал за нее, хотел видеть Украину свободной — все лучшие люди прошли ужасные испытания. А те, кто спокойно отправлял сотни и тысячи людей в камеры и ссылку, кто не раскаялся публично, не были наказаны. Все следователи и оперуполномоченные продолжали пользоваться благами и привилегиями, которых не имел никто из простых людей. Так было во все времена Российской империи. Поэтому так мало истинных украинцев, поэтому так нечасто звучит настоящий украинский язык.

Хращевская
Оксана после ссылки

Неужели нам нужно такое наследие?

"Украинцы, держитесь вместе, — обращается к нам стойкая и мудрая Оксана Хращевская, — украинцы, любите свою Родину, уважайте друг друга, стройте, развивайте свою страну, чтобы вам, вашим детям, внукам и правнукам жилось в ней хорошо. Пусть нынешние и будущие украинцы гордятся своим государством, но и не забывают тех, кто помогал его обрести".

В своем почтенном возрасте Оксана Николаевна прекрасно помнит давние события, она написала и издала автобиографическую книгу "Зламаний цвіт". Продолжает писать воспоминания о судьбе большой семьи, о своей многострадальной маме, у которой экспериментаторы
ХХ века, начиная с 1914 г., забирали в жертву самых родных людей — братьев, отца, мужа, старшую дочь, второго мужа, сына... Для нее, как и для миллионов людей, эксперименты великих вождей обернулись смертями и невыразимой душевной болью. 

70 лет прошло с тех пор, как Оксана юной девушкой помогала ОУН.

Выросли новые поколения украинцев. О том, что борьба ОУН не была напрасной и дала свои ростки, и о том, что Украину нельзя уничтожить, свидетельствует интересная перекличка мыслей.

"Мне выпало родиться в Украине, так что неудивительно, что превыше всего я люблю родину. Человек ведь не выбирает при рождении ни родителей, ни страну. Наверное, она, Украина, выбрала меня, поэтому я ее так люблю", — написала в книге своих воспоминаний Оксана Хращевская.

"Мы Украину не выбирали. Это Украина выбрала нас", — эти слова оставил в своем блокнотике Герой Небесной сотни, красивый, навсегда 22-летний киевлянин Саша Плеханов, солнечный студент-архитектор, который пошел на Майдан под пули, борясь за европейский путь развития для своей страны… 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно