Небесный витязь

14 декабря, 2018, 16:29 Распечатать Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря

Самолет с головой Ильи Муромца на фюзеляже резко вошел в штопор и врезался в землю.

Когда 6 (19) июня 1917 г. подлинный ас истребительной авиации Первой мировой войны вернулся с утреннего патрулирования на аэродром в с. Плотыча под Тернополем, в штаб 2-й боевой авиационной группы истребителей внезапно позвонили из штаба Русской императорской армии Юго-Западного фронта и сообщили: курсом на Зборов направляется вражеский самолет, остановить его необходимо любой ценой. Поэтому командующий авиаподразделением, 26-летний капитан Евграф Крутень лично поднял самолет в воздух. Механики даже не успели ни осмотреть аппарат, ни дозаправить. Нехватка горючего оказалась, возможно, роковой.

...Через час после взлета, заходя на посадку на малой высоте (не более 30 метров), самолет с головой Ильи Муромца на фюзеляже резко вошел в штопор и врезался в землю. Так бесмысленно погиб капитан Евграф Крутень. Говорят, основоположник тактики русской истребительной авиации, лучший ученик знаменитого Петра Нестерова был ранен и в кабине потерял сознание. Иными причинами нелепую смерть аса товарищи по оружию объяснить не могли. Они ведь помнили: пока шла война, Евграф Крутень написал семь брошюр, в которых заложил основы тактики воздушного боя, и неоднократно планировал на родной аэродром без капли бензина.

Как все было на самом деле, уже никто не расскажет. Таким для опытного организатора первых в мировой авиации специальных боевых групп истребителей оказался вираж в бессмертие.

В телеграмме, направленной командованием отряда в авиаканцелярию при Полевом управлении авиации и воздухоплавания Штаба верховного главнокомандующего на имя Великого князя Александра Михайловича, об обстоятельствах гибели капитана Евграфа Крутеня сообщалось: "Разбился насмерть вследствие перехода самолета в штопор на высоте 20–30 метров после крутого поворота".

Посмертно офицера повысили в звании до подполковника и наградили орденом Святого Георгия 3-й степени. Печальное известие потрясло Киев. Гроб с телом небесного витязя на железнодорожном вокзале Киев-1 вынесли из вагона и установили на покрытой авиационным знаменем гондоле аэроплана, заменив таким образом тривиальный катафалк. В последний путь земляка проводил весь родной город. С воинскими почестями героя похоронили неподалеку от стены Военного Никольского собора на территории Выдубицкого Свято-Михайловского монастыря.

Уже в эпоху развитого социализма заслуженный летчик-испытатель, Герой Советского Союза киевлянин Алексей Грацианский приложил немало усилий, дабы увековечить в Украине память выдающихся авиаторов. Была найдена могила капитана Евграфа Крутеня, — по некоторым источникам, отыскалась она в старинном некрополе на Аскольдовой могиле, где хоронили только знаменитых киевлян. В 1973 г. прах украинского аса перезахоронили на Лукьяновском кладбище — рядом с могилой его наставника, выдающегося авиатора Петра Нестерова (участок №13-1). На деньги покойного авиаконструктора Олега Антонова поставили гранитное надгробие с надписью "Легендарный витязь неба...".

***

Будущий ас Евграф Николаевич Крутень родился 17 (29) декабря 1890 г. в обедневшей дворянской семье, проживавшей в доме на улице Институтской, 11 в Киеве. Его отец, штабс-капитан Николай Евграфович Крутень, был кадровым военным. Мать, Каролина Карловна (в девичестве — Венькович), происходила из полковничьей семьи.

Вскоре после рождения сына родители развелись, мать покинула мужа и сына и уехала с любовником в Санкт-Петербург. До конца жизни Евграф жил с этой глубокой детской травмой, к отцу относился с особым уважением, а свою боль стремился развеять в небе.

Получив основательное домашнее образование, в 1901 г. подросток пошел по стопам отца и поступил в Киевский Владимирский кадетский корпус. По его окончании, в 1908 г., стал учеником Павловского военного училища в Санкт-Петербурге, но впоследствии перевелся в Константиновское артиллерийское училище. Окончив образование, выпускник впервые надел новенький мундир, получил кортик и пистолет, ибо 6 августа 1911 г. получил погоны подпоручика. Поскольку из училища он выпустился по 1 разряду, отличнику позволили самому выбрать место службы.

Вскоре юноша очутился в 4-й конно-артиллерийской батарее, расквартированной под Киевом. Продвижение по карьерной лестнице было медленным. В 1912 г. Евграф Крутень попал во 2-ю батарею 2-го конно-горного артиллерийского дивизиона полковника Михаила Ханжина, также стоявшего на боевом дежурстве в Киевском военном округе.

Не пойдешь в горы — не задумаешься о высоте неба. К пушкам 23-летний юноша охладел навсегда, когда в июне 1913 г. 3-я Киевская авиационная рта и 2-й конно-горный артиллерийский дивизион впервые в Российской империи взялись отрабатывать боевое согласование авиации и артиллерии. Так что на Киевских военных маневрах Евграфу Крутеню впервые удалось воочию увидеть все величие и мощь военной авиации.

Первый командир 3-й Киевской авиационной роты, будущий белогвардейский авиадарм Вячеслав Ткачев вспоминал: "Спокойные и уверенные подъемы и спуски без единого дефекта вызывали глубокое доверие к полетам, и на маневрах у нас появились многочисленные пассажиры-любители. Особенно запомнилась крепкая, невысокая фигура юного подпоручика 2-го конно-горного артиллерийского дивизиона. Он внимательно и, по всей видимости, с большим смущением следил за полетами, но в конце концов не выдержал ожидания в "пассажирской очереди", подбежал ко мне и возбужденно заявил:

— Господин сотник, возьмите меня с собой полетать! — невольно вспомнилось, как я когда-то, еще каких-то два года назад, горел желанием "полетать"... Сопереживая поручику, я взял юношу на внеочередной полет. Это был прославившийся чуть позже, в боях Первой мировой войны, бесстрашный истребитель Евграф Николаевич Крутень".

***

Этим вмешательство Неба в его судьбу не ограничилось. Оно сделало следующий красноречивый жест. На Киевских военных маневрах пионер высшего пилотажа (петля Нестерова), русский авиатор, 25-летний поручик Петр Нестеров выбрал именно украинца, молодого артиллерийского обер-офицера... своим наблюдателем! Вот когда Евграфа окончательно захватило Небо! 27 августа (9 сентября) 1913 г., еще с земли, на Сырецком аэродроме в Киеве, Евграф Крутень следил, как на одноместном аэроплане Nieuport Петр Нестеров выполнял первую в мире замкнутую "мертвую петлю" в вертикальной плоскости.

В Москве поступок авиатора назвали "опасным и безответственным", в то время как научно-технический комитет Киевского общества воздухоплавания подвиг оценил по достоинству и наградил П. Нестерова золотой медалью с изображением самолета. До летчика подобную награду получал только заслуженный профессор Московского университета, основатель аэродинамики Николай Жуковский.

Тройная инъекция высоты, скорости и полета подействовала моментально... 31 августа 1913 г. он стал поручиком, а 7 сентября того же года Евграфа Крутеня — по его собственному рапорту — перевели на должность летчика-наблюдателя в 9-й корпусный авиаотряд, в который по штату входили семь авиаторов — пять офицеров и два солдата. Но вскоре энтузиаста, наконец, направили в желанную третью Киевскую авиационную роту, стоявшую под Броварами, в 26 км от Киева. Прозвучит странно, но на заре воздухоплавания медицинские требования к будущим авиаторам были менее строгими, чем к... пехотным офицерам. Считалось, что для летчика главное — "птичий инстинкт". То неуловимое, что позволяло человеку слиться с аппаратом в единое целое, чувствовать себя в воздухе естественно и уверенно, будто стихия твоя — не земля, а небо.

Карьера развивалась стремительно. В сентябре 1913 г. украинец участвовал в маневрах Киевского военного округа как летчик-наблюдатель, осуществив со своим командиром и учителем Вячеславом Ткачевым несколько полетов.

Вначале Евграф Крутень в асах не ходил. Служил в должности летчика-наблюдателя 11-го корпусного авиаотряда (КАО), которым командовал П. Нестеров. Иначе говоря — был корректировщиком огня артиллерийской батареи из самолета.

***

В январе 1914 г., по рекомендации самого Петра Николаевича, способный украинец поступил в Гатчинскую военную авиационную школу под Санкт-Петербургом. Вдохновленный мастерством наставника, курсант также решил освоить фигуры высшего пилотажа. Но они не входили в программу обучения. Кроме того, в авиашколах империи после тотальной мобилизации авиатехники на фронты Первой мировой войны остались только двухместные аэропланы Farman-XVI, опасные для выполнения на них фигурных полетов.

Встреча с известным русским летчиком-спортсменом Алексеем Шиуковым (настоящая фамилия — Шиукашвили), который в то время переучивался в Гатчинской авиашколе, помогла Евграфу осуществить свое намерение. 23 августа (5 сентября) 1914 г. на стареньком аэроплане Farman-XVI, буквально накануне выпускных экзаменов по Гатчинской авиашколе, впервые с невиданным шиком Евграф выполнил... двойную "мертвую петлю". Бузотера пожурили и бросили как пополнение в горнило Первой мировой войны.

Глубоко в сердце запали ему тогда слова наставника Петра Нестерова: "Я — не иллюзионист, не фокусник. Моя первая "мертвая петля" — доказательство моей теории: в воздухе везде опора. Необходимо лишь самообладание. Перелет такой, как мой, без всяких предварительных подготовок, сами знаете, какое имеет значение у нас в военной авиации. Теперь меня занимает мысль об уничтожении неприятельских аппаратов таранным способом, пользуясь быстроходностью и быстроподъемностью аэроплана. Например, ударив на лету своим шасси неприятельский аппарат сверху".

27 октября 1914 г. Евграф Крутень оказался в составе 21-го КАО 2-й армии Северо-Западного фронта, где на двухместном биплане Voisin успешно выполнял задачи разведки в глубоких тылах противника и бомбометания по вражеским позициям. В то время экипажи боевых самолетов, как правило, состояли из двух офицеров — собственно авиатора и летчика-наблюдателя (летсост). Последний, в основном, фотографировал местность и проводил ее рекогносцировку. От летсоста умение самостоятельно управлять аппаратом не требовалось. Поэтому такое служебное положение отнюдь не устраивало офицера Крутеня, который уже прославился как настоящий храбрец.

Когда в начале 1915 г. кайзеровская авиация начала плотно бомбить госпитали Красного Креста и санитарные поезда русской армии, украинец сформировал из добровольцев и 5 апреля 1915 г. возглавил группу авиаторов, которые впервые в истории авиации совершили ночной групповой полет над территорией противника. Вражеский аэродром они уничтожили полностью; во время рейда украинец лично сбросил шесть авиабомб на укрепленные позиции немцев, расположенные к востоку от польской реки Бзуры, левого притока Вислы. За боевые заслуги офицера повысили до ранга штабс-капитана, а 12 ноября 1915 г. указом Управления военного воздушного флота назначили командиром 2-го авиаотряда истребителей. Однако в январе 1916 г. вызвали в Москву и отправили на Императорский самолетостроительный завод "Дукс" инспектором Юго-Западного округа. Необходимо было организовать испытания Nieuport XVII, принять партию новых аэропланов и передать аппараты в воинские части.

Именно тогда авиатор подал руководству рапорт, в котором предлагал для осуществления атак на вражеские самолеты создать ударные авиационные отряды истребителей. Предложение внимательно рассмотрели в Управлении заведующего организацией авиационного дела в действующей армии, одобрили, а вскоре начали формировать истребительные отряды.

***

2-й авиаотряд истребителей, дислоцировавшийся на аэродроме неподалеку от галицкого городка Броды, пересел на легкие одноместные самолеты Nieuport XI, развивавшие боевую скорость до 150 км/ч. Вернувшись в расположение части, Евграф Крутень первым делом озаботился новейшей атакующей тактикой ведения воздушного боя. Штабс-капитан лично научил всех подчиненных разнообразным приемам, включая арцеуловский штопор, который перенял в Москве от выдающегося воздухоплавателя, мастера безмоторных полетов, летчика 18-го корпусного авиаотряда Константина Арцеулова.

Позже в своих мемуарах Арцеулов писал об украинце: "Невысокого роста, коренастый, крепко сбитый, с приветливым, открытым лицом, всегда спокойный и сдержанный в жестах, он производил весьма приятное впечатление. Скромный в быту, Евграф Крутень вел спартанский образ жизни, весь строй которой был направлен на развитие летных способностей. Досуг Евграф Николаевич проводил на аэродроме, наблюдая за чужими полетами, и пользовался любой возможностью, чтобы полетать на аппаратах разных типов. В часы, свободные от полетов, он садился за работу по обобщению боевого опыта русской авиации на фронте".

Вскоре теоретические разработки начали конвертироваться в конкретные предложения. Так, именно Евграф Крутень пришел к идее и воплотил в практике современного боя парные полеты истребителей, что резко сократило потери личного состава. Хотя вскоре истребители всех стран Европы взяли за основу боевого порядка тройку самолетов, его пара зарекомендовала себя как надежная и мобильная. Поэтому к такой конфигурации вскоре вернулись все авиаотряды по обе стороны фронта.

Кроме того, в своей 2-й боевой ударной авиагруппе истребителей Евграф Крутень впервые в мировой практике применил технику барражирования над полем боя, разработал и внедрил систему знаков и сигналов для корректирующих полетов. Именно этот ас предложил более двух десятков типов атаки единичными аэропланами, в паре и группой самолетов.

***

В конце июля 1916 г. авиагруппа Крутеня перелетела на фронтовой аэродром, расположенный под белорусским городком Несвиж. В сжатые сроки украинец огнем проверил крепкий боевой коллектив. В первый же день новой дислокации на двухместном биплане-разведчике Voisin LA с толкающим винтом он лично повел подчиненных в бой.

30 июля 1916 г. 2-я авиагруппа истребителей одержала первую боевую победу... Трофеем командира стал немецкий истребитель-разведчик Albatros С.III, способный нести 90 кг бомб. После молниеносного боя двухместный деревянный биплан врага вынужденно сел за позициями 9-го армейского корпуса Русской императорской армии.

Еще через три дня, 1 (14) августа 1916 г., следующим "скальпом" Евграфа Крутеня стал многоцелевой самолет Rumpler C.I, оснащенный двигателем Merсedes D.III мощностью 160 л.с. Этот двухместный биплан дерзко осуществлял разведку в районе железнодорожной станции Столбцы. Но его радиатор прошила пулеметная очередь, и чужаку пришлось совершить экстренную посадку. Экипаж попытался сжечь машину, но казаки в окопах не дремали: захватили аппарат в плен и доставили немцев на аэродром в расположение 2-го армейского авиаотряда. Вскоре молодой штабс-капитан и его незваные "гости" стали героями фронтовых газетных сводок.

В небе над Беларусью Евграф Крутень впервые применил придуманный им вертикальный маневр во время воздушного боя. В ожесточенных поединках украинец сбил несколько вражеских аэропланов, а два заставил приземлиться на занятой русскими войсками территории. Авиатор приобрел ценный боевой опыт. В 1915–1916 гг. Евграф Крутень уничтожил в воздушных боях 15 немецких самолетов: шесть аэропланов — над расположением русских войск, а остальные — на немецких позициях или вообще в глубоком вражеском тылу.

Между тем, побеждая кайзеровскую Германию в небе, Российская империя потерпела сокрушительное поражение на земле. Не секрет, что на Юго-Западном фронте созданный в сжатые сроки 2-й армейский авиаотряд истребителей вместе с 1-м армейским авиаотрядом истребителей во главе с ротмистром Александром Казаковым, уроженцем Херсонской губернии, должны были мощно противостоять 2-й истребительной эскадре люфтваффе (JG 2 "Рихтхоффен"), в которой летал лучший ас Первой мировой войны, "красный барон" Манфред фон Рихтхоффен, уничтоживший 80 вражеских аэропланов. Однако главными врагами Евграфа Крутеня стали не немцы, а извечные русские беды: бюрократизм, местечковость, убогость взглядов, которые, вкупе с неразберихой и казнокрадством, господствовали в военном министерстве и высшем военном командовании.

В этом поединке штабс-капитану было не победить: слаженный в воздушных сражениях 2-й авиаотряд истребителей растащили по своим частям командующие различных армий, внезапно вспомнив, что когда-то имели собственную авиацию, и потребовав обратно 2-й, 8-й и 10-й отряды истребителей. К счастью, Евграфу Крутеню поступило уникальное предложение: на несколько месяцев сменить страну, вид деятельности и даже командиров, а заодно набраться нового европейского опыта воздухоплавания.

В конце ноября 1916 г., в составе группы фронтовых летчиков Александра Орлова, Бориса Барковского, Александра Свешникова, Ивана Кежуна, Управление военным флотом Российской империи направило Евграфа Крутеня во французский городок По, где находилась школа высшего пилотажа. Планировалось изучить опыт союзников, освоить новые типы истребителей, ознакомиться с методами ведения воздушного боя. Некоторое время Евграф Крутень воевал во французской 3-й эскадрилье 12-й ударной авиагруппы под командованием капитана Феликса Броккара, созданной 16 апреля 1916 г. и названной "Аисты".

На вооружении 3-й эскадрильи состояли аэропланы Nieuport XI, созданные специально для уничтожения вражеских самолетов, и небольшие хищники Spad S.VIII с двигателем Hispano-Suiza на 150 л.с., развивавшие скорость до 180 км/ч. Итак, на хорошо известных украинцу аппаратах, фюзеляж которых украшало изображение обожаемой французами длинноклювой птицы, осуществлялись вылеты с аэродромов Каши под Амьеном и Манонкур неподалеку от Нанси.

Боевые задачи в воздухе часто выполняли интернациональные группы при участии высококлассных французских пилотов, таких как Жорж Гинемер и Альфред Эрто. Это лишь способствовало обоюдному росту мастерства и полезному обмену опытом. Неудивительно, что наш земляк сбил три "Фоккера" бошей и был награжден "Военным Крестом с пальмой" на ленте.

После непродолжительного визита в Великобританию в марте 1917 г. пятеро авиаторов вернулись в Россию, охваченную революционным хаосом. Уже 19 апреля 1917 г. капитана Евграфа Крутеня назначили командиром 2-й боевой авиагруппы истребителей, действовавшей на Юго-Западном фронте. Между тем в Русской императорской армии он вновь увидел беспорядок, безделье, дремучее техническое невежество. Сердце терзала горькая реальность. Именно поэтому появилась серия из восьми специальных брошюр: "Тип аппарата истребителя" (1914), "Наставление летчику-истребителю", "Воздушный бой", "Военная авиация во Франции" (1916), "Что думалось в Лондоне", "Нашествие иноплеменников", "Создание истребительных групп в России", "Кричащие нужды русской авиации" (1917). В частности, в последней работе он горько констатировал: "Наши летчики, как мотыльки, беспечно порхающие с аппарата к женщине, от женщины на бутылку, потом опять на аппарат, потом на карты. Отжарил боевой полет — и брюшко вверх. Внеполетной работы нет!"

В теоретических работах украинец выдвинул новые требования к современному истребителю: вертикальная и горизонтальная скорость, "юркость", высокий "потолок". Осуждая извечное преклонение перед иностранными авторитетами, он предложил собственную модель построения национальной боевой авиации.

Быстро наведя порядок во вновь созданной части, украинец придал индивидуальные черты подразделениям. У каждого отряда появился собственный опознавательный знак на фюзеляже: у 3-го — голова индейца, у 7-го — голова орла, у 8-го — туз червей. Поскольку в авиагруппе Евграф Крутень пользовался исключительным авторитетом и всегда демонстрировал личное мужество, на фюзеляже капитанского биплана нарисовали голову Ильи Муромца в черниговском шлеме.

С тех пор на немецких оперативных картах район действий 2-й боевой авиагруппы истребителей очерчивался жирной красной линией как зона, откуда немецкие самолеты в основном не возвращались.

История получила неожиданное продолжение спустя четверть века, когда во время Второй мировой войны пилоты-асы Люфтваффе собезьянничали эмблемы на фюзеляжах в виде тевтонских крестов, леопардов, червовых тузов и... женских ножек. Не помогло. Гитлеровцев на небе истребляли славные советские летчики, в том числе и легендарный украинец Иван Кожедуб, который в Чугуевской военной авиационной школе летчиков изучал брошюры Е. Крутеня, ставшие первыми учебниками для авиаторов Российской империи.

***

Вначале Евграф Крутень летал на модернизированном московским заводом "Дукс" аэроплане Nieuport XVII с ротативным двигателем Le Rhone мощностью 80 л.с. Вскоре штабс-капитан пересел на новый одноместный истребитель Nieuport XХIII с мотором на 120 л.с., который в руках опытного бойца, виртуоза высшего пилотажа, превратился в грозное оружие, развивая скорость до 160 км/ч.

Украинца боялись вражеские авиаторы, а от прямого боевого столкновения, даже имея численное преимущество, уклонялись. Проверенной стратегией воздушного боя и личным стилем Евграфа Крутеня стало искусственное, но неизбежное создание преимущества над противником в высоте, дальнейшая молниеносная атака с заходом со стороны солнца, а затем — внезапный провал на 50–100 метров ниже врага в "мертвый конус". Откуда сладко стрекотала короткая очередь из нового пулемета Vickers калибра 7,7 мм, установленного на верхнем крыле и оборудованного синхронизатором, позволявшим вести огонь через воздушный винт...

Известные военные летчики Германии и Австрии в столкновениях с украинцем неизменно терпели поражение. К примеру, известный австрийский ас, №4 в престижном рейтинге Военно-воздушных сил Австро-Венгрии, обер-лейтенант Франк фон Линке-Кроуфорд, за годы Первой мировой войны одержавший в небе 27 побед, трижды сражался в воздухе с Евграфом Крутенем и, как написал впоследствии в мемуарах, каждый раз вынужденно "снижался" (приземлялся), тем самым спасая свою жизнь.

Тем, кто знал украинца поверхностно, он казался не то японским самураем, не то казаком-характерником. Кто же еще способен так хладнокровно, стремительно и непостижимым образом уничтожать противника? Вот несколько фактов.

Однажды штабс-капитан охранял корректировщика. Дежуря на высоте 3000 метров, он не заметил, как сжег весь бензин. В экстренном порядке пришлось планировать на аэродром, однако по курсу авиатору встретился немецкий истребитель. Без малейших колебаний Евграф Крутень совершил головокружительный маневр, расстрелял ошарашенного противника и сбил аппарат. В завершение, без капли горючего в баках, благополучно посадил свой Nieuport XХIII на аэродром в с. Плотыча под Тернополем.

В характере украинца странным образом сочетались чувство воинского долга и естественная человечность по отношению к побежденному врагу. Однажды, сбив очередной немецкий одномоторный истребитель Fokker D.VII, капитан сел неподалеку от обломков биплана. Вскоре свои пехотинцы передали авиатору бумажник погибшего летчика. В нем обнаружилась фотография, на которой молодой немецкий лейтенант держал на руках ребенка. За спиной стояла улыбающаяся жена.

Трофеев чужого горя он не собирал... Во время очередного боевого вылета Евграф Крутень сбросил на вражеские позиции вымпел со вложенным в него кошельком и запиской: "Сочувствую потерявшим погибшего мужа и отца. Но на войне как на войне: если не я его, то он меня".

Ничего не поделать, такова была его работа: очищать родное небо от кайзеровских пилотов. Буквально за несколько дней до трагической гибели Евграф Крутень буднично сбил три вражеских самолета. Возвращаться домой с пустым баком георгиевскому кавалеру, как вам теперь известно, было не привыкать. Ведь он мастерски владел арцеуловским штопором и другими тайнами безмоторных полетов, почерпнутыми у знаменитого авиатора Константина Арцеулова.

Однако, совершая аварийную посадку на домашний аэродром в с. Плотыча под Тернополем, 6 (19) июня 1917 г. капитан Евграф Крутень на самолете Nieuport XХIII сделал крутой разворот на небольшой высоте и, сорвавшись в штопор, разбился. В тот день, защищая самолет-разведчик Voisin от атак трех австрийских истребителей, украинец отправил на землю свой последний немецкий Fokker D.VII и сделал вираж в бессмертие.

На первой полосе газеты "Киевлянин" от 11 (24) июня 1917 г. редакция разместила траурное объявление, написанное крупным шрифтом: "Отец, мать, сестры и братья с безграничной скорбью извещают родных и знакомых, что вынос тела волей Божию погибшего военного летчика Евграфа Николаевича Крутеня состоится 11 июня в 3 часа дня, с вокзала станции Киев-1, во Владимирский собор и далее на кладбище Выдубицкого монастыря для отдачи земле".

...Это было так по-украински: златоглавый Киев многолюдно попрощался с героем, побожился хранить память о воздушном витязе — и забыл о нем. Мертвым все равно? Не знаю. Но все светлое и чистое поднимается вверх, чтобы стать Небом. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно