Издатель Дана Павлычко: "Мы сорокамиллионная страна, где две калеки издают книги, а три с половиной их читают"

17 апреля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №14, 17 апреля-24 апреля

Базис Даны — это кровная связь с украинской издательской классикой — Павлом Загребельным и Дмытром Павлычко. Ее рынок — украинский, преимущества — в запросе на знания вне контекста войны и смерти. Кроме того, Дана Павлычко перенимает европейский опыт издательского бизнеса, пополняет библиотеку из тысячи тысяч книг и ждет "Книжного арсенала", как собственного дня рождения.

 

Фотоальбом-мартиролог Евромайдана, посвященный "всем, кто верил", Коран на украинском, проникновение в город вместе с путеводителем "Awesome Kyiv" — это книжная полка от издательства "Основы".

В 1992 г. его основала Соломия Павлычко, литературовед и писательница. Последние четыре года издательство возглавляет ее дочь Дана, принципиально видоизменившая лицо "Основ", — от переводов и изданий по теории литературы до нишевых книг с новым взглядом на дизайн.

Базис Даны — это кровная связь с украинской издательской классикой — Павлом Загребельным и Дмытром Павлычко. Ее рынок — украинский, преимущества — в запросе на знания вне контекста войны и смерти.

Кроме того, Дана Павлычко перенимает европейский опыт издательского бизнеса, пополняет библиотеку из тысячи тысяч книг и ждет "Книжного арсенала", как собственного дня рождения.

— Как идет подготовка к "Книжному арсеналу"? Что разрабатываете?

— Только несколько дней назад вернулась с детской книжной ярмарки в Болонье, и после престижного события мирового уровня я еще больше ценю "Книжный арсенал". Он держит планку.

"Арсенал" — это для нас важнейшее событие года. Мы всегда очень серьезно готовимся к нему. В "Основе" выходят четыре новых книги, и будет четыре презентации — Коран на украинском, сборник стихотворений и малой прозы Расстрелянного возрождения, искусство украинских шестидесятников (альбомы, исследования той эпохи) и детская книжечка — "Дзеркалинка". 

Книжный арсенал — это, прежде всего, ярмарка. Такие мероприятия — профессиональные, на них люди показывают достижения за последний год, общаются в профессиональном кругу издателей, редакторов, переводчиков, ищут новые идеи, делятся ими с другими, делают презентации для сообщества. Так же это ярмарка и для покупателей — у "Книжного арсенала" очень большая аудитория (в 2014-м количество посетителей достигло 40 тыс. — Ю. К.).

В прошлом году уже стало понятно, что, несмотря на войну и кризис, украинцы читают много книг. У нашего читателя есть потребность интеллектуально обогащаться и покупать литературу.

Хотя в издательской сфере проводятся и другие фестивали, у них нет ни уровня, ни имени, — я их не посещаю.

— Какие объемы издательства в год, сколько позиций и какие тиражи вы издаете?

— В прошлом году мы издали где-то 30–35 тыс. книг по приблизительно 20 позициям. В следующем году это будет 40–45 тыс., а то и больше. Ежегодно издательство растет в количестве тиражей и позиций. В планах — издавать 35–40 книг.

В любом случае, "Основы" — маленькое нишевое издательство, и менять это мы не будем. Наоборот, нам такая ситуация нравится. Сейчас "Основы" работают без экспорта, единственное — планируем ехать в качестве издательства на Франкфуртскую ярмарку (ежегодная крупнейшая книжная ярмарка мира, существующая с середины ХV в. — Ю. К.), где я настроена искать покупателей на права на некоторые наши книги. У нас есть англоязычная книга-путеводитель "Awesome Kyiv", "Awesome Ukraine", и я заинтересована в том, чтобы продать этот формат на Запад или найти дистрибьютора. Мир очень большой, и минимальный спрос на это должен быть.

У нас также ожидается очень интересная взрослая книга, которую пишет журналистка Катя Сергацкова, — о ее опыте работы на войне, и не только.

— Ваш путеводитель появился в момент тотальной моды на украинское. Как вы почувствовали это течение?

— Сейчас уже каждый сделал майку с гербом — считаю, это очень хорошо. Мне нравится, когда люди любят свое, когда украинское не является чем-то второстепенным. Мне нравится, что есть мода на украинское. Когда три года назад мы с Анной Копыловой придумали эту книгу — "Awesome Ukraine", то просто поняли, что ничего подобного нет.

Сначала было не так просто, были активные времена режима Януковича, когда Украина, "проект Украина" в целом стоял под вопросом. А теперь мы издаем их очень большими тиражами, так что мы были первыми.

Думаю, рынок воспринял такой продукт, ведь есть люди с хорошим вкусом, которые не хотят покупать страшные фотоальбомы об Украине с церквами. Нигде и никто в мире уже не делает таких книг.

— Каких книг сейчас не хватает Украине?

— Всех! У нас вообще очень мало книг и многого не хватает. Если поехать в любую европейскую страну, то там полки книжных магазинов прогибаются от многообразия книг, у них очень крупные внутренние рынки. В Италии ты можешь найти любую книгу на любую тему, любое направление: от комиксов на итальянском для взрослых до переводов Marvel, или продукцию нишевых издательств, делающих очень интересные арт-издания для детей.

У нас ужасно маленький рынок. Любая книга, которая чем-то отличается, это для нас уже чудо, а оригинальные форматы — нечто уникальное. В мире же очень много интересного, идей — удивительных, невероятных, на пересечении различных сфер, а мы всему удивляемся... Да еще часто и замыслы критикуем.

Хотя, казалось бы: чем больше разнообразного продукта находится на рынке, будь то книжном или другом, тем лучше. Так мы друг друга делаем лучше, благодаря конкуренции.

— Существует ли понятие украинского издательского мейнстрима?

— Думаю, мейнстрим есть — это низкий уровень издательств в целом. Есть несколько издательств, о которых много говорят, есть качественные маленькие издательства, но в целом у нас ужасно низкий уровень: эстетики обложки, дизайна, всего. Мир уже давным-давно поднялся на другую ступень в плане эстетики, а в Украине ситуация плачевная — безвкусица.

— Как тогда воспитывать визуальную культуру у украинского читателя?

— Образованием. Есть потребность доступа людей к знаниям, к чему-то другому. Сейчас люди учатся в университетах, где преподаватели заставляют их покупать собственные книги. Или то, что в каждом университете есть свое издательство, где они зачастую "клепают" научные тезисы, которые никто не читает.

Есть исключения, но в целом ситуация очень некачественная. Поэтому наши люди не знают, что есть нечто другое, и когда украинский читатель видит западное издание — он бывает очень поражен. Именно поэтому так легко россиянам заполонить нас своей литературой, поскольку они издают множество качественных изданий и переводов. Люди же читают на украинском и на русском языках, поэтому россияне доминируют у нас в этом случае.

Ситуация понемногу меняется, я ожидаю фурора на "Книжном арсенале": впервые будет отдельный стенд, посвященный малым издательствам. У нас есть люди, но нет финансовых возможностей каждому открывать собственное издательство. У нас кризис, а издательство — это бизнес, забирающий деньги. Откуда у людей взяться деньгам, чтобы начать издавать какие-то "дивні гуцульські абетки"? Увы. 

— С тех пор как вы возглавляете издательство, была ли государственная поддержка? Изменилось ли что-либо сейчас?

— Уже около 10 лет мы не платим налог на прибыль и налог на добавленную стоимость. Больше никакой помощи от государства не было. Конечно, если улучшится ситуация в стране фундаментально, если всем легче будет жить, то это повлияет и на качество, и на количество украинских издательств.

Если говорить сугубо о нашей сфере, то сейчас необходимы государственные закупки, реформа библиотек. Но все это должно быть прозрачно, и прежде всего — все должно быть без коррупции. Если нет — это будет еще одна коррумпированная структура.

— Сегодня правительство способно изменить ситуацию? Пройдет ли такая инициатива снизу?

— Стопроцентно, есть люди в правительстве, заинтересованные в культурных инициативах. Есть много новых депутатов, абсолютно современных, — думаю, что какие-то законопроекты надо через них лоббировать... Но министр культуры — это "совок" и, по сути, все.

Есть законодательный процесс, который идет от государства: любая идея или законопроект все равно должны идти через правительственные инициативы. Мы готовы, гражданское общество готово, все готовы, но есть блок со стороны государства на какие-либо изменения. Должна произойти реформа видения украинской культуры. Пришел Вячеслав Кириленко, уволил Олесю Островскую-Лютую, у которой была стратегия "Культура-2025". А кто может прийти ей на смену, если сам министр — человек-шароварщик?

Я "за" конструктив, в каждом процессе надо находить компромиссы, люди должны быть из разных партий, это очень здоровый процесс создания законодательной политики. Но если люди не заинтересованы в модернизации и не понимают ее концептуально, то вы — будто из разных миров.

Надеюсь, у нас все же появится когда-нибудь министр, который будет реформатором, у которого будет видение, куда двигаться.

— Возможно, вы выходите на уровень именно потому, что идете вопреки? 

— Честно говоря, я не считаю, что мы лучшие, потому что нам сложнее. Если так сложно, то кто-то выживает, но не все. Мы — сорокамиллионная страна, в которой две калеки издают книги, а три с половиной их читают.

В такой атмосфере выжить крайне сложно, поэтому выжили закаленные единицы. Пока я, как и все, жду очень светлых времен, а там уже можно будет издавать и по 100–200 тысяч книг.

— Какими изданиями представлена Украина на международном уровне?

— Честно говоря, не могу назвать никого, кроме "Видавництва Старого Лева". Они получили несколько премий за "Війну, що змінила Рондо" и "Аграфку". Думаю, теперь они на международном уровне, поскольку их продукт действительно качественный и крутой.

Нельзя приехать на всемирную ярмарку с барахлом и думать, что вас оценят за присутствие, — надо ехать с чем-то достойным. И понимать, что, когда вы стоите с топ-издателем из Кореи или Италии, надо, чтобы вам не было стыдно за свои книги.

В мире неинтересно "что-то украинское", в мире интересно "что-то новое", иное видение. "Гуцулики й шароварики" миру неинтересны. Разве что если это красивые и качественные гуцулики, которые могут быть интересны как нам, так и вам, и всем. Украина просто как слово, как бренд, — не имеет никакого влияния.

— Если бы не издательский бизнес, чем бы вы занимались?

— Очевидно, занималась бы политикой и государственным управлением. Я окончила магистерскую программу по государственному управлению, где писала дипломную работу о проблемах государственной политики в Украине по вопросу злоупотребления алкоголем. Пять лет прошло с тех пор — ситуация абсолютно не изменилась. В Украине есть множество фундаментальных проблем, не говоря уже о культуре. 

Как сделать так, чтобы люди больше читали? Как сделать так, чтобы не было рекламы повсюду? Как сделать так, чтобы у нас не было МАФов? Почему у нас повсюду продается алкоголь? Почему у нас так много пьют? Что делать государству? У нас якобы есть бесплатная медицина, а мы не можем ее себе позволить. Это такие первичные проблемы, с которыми надо работать и бороться.

В Украине злоупотребление алкоголем и доступ к алкоголю постоянно и всюду вредит нам как нации, влияет на уровень жизни, на здоровье, на возраст, у людей нет денег себя лечить... И часто наши госслужащие не заинтересованы в изменениях.

— За вами стоит очень сильный не столько кровный, сколько культурный пласт. Это помогает или ограничивает?

— Я думаю, это помогает. Может, кого-то это ограничивало бы. Помогает мне стать таким человеком, которым я являюсь теперь: если ты растешь в семье, которая ценит образование, культуру, историю и чтение, — ты в целом получаешь хороший старт.

— Какие книги есть в вашей библиотеке?

— У меня множество детских книжек, книг по искусству, изданий на английском языке — это то, что собираю для себя. Множество книг, тысячи тысяч.

— На каких произведениях вы воспитывались? На каких будете воспитывать своих детей?

— Я воспитывалась на художественной литературе — "Три мушкетера" Дюма, Лондон, Стендаль. И своих детей я бы воспитывала на тех же.

Мировая классика — это самое важное. Всем надо читать мировую классику. Это фундамент любого человека.

В книжном магазине на Крещатике консультант показывает мне издание "Основ" — путеводитель "Awesome Kyiv", где рубрика "История" состоит из 10 пунктов — от Кия, Щека, Хорива с сестрой до Евромайдана, а культура — это не Тарас и кобза, а целый пласт с Владиславом Городецким, Сержем Лифарем, театром "Дах" и ансамблем Вирского.

Пока листаю Киев с ультразелеными каштанами на обложке, слева от меня стоит фундаментальный стенд с классикой. Генрих Гейне, защищавший книги в пламени нацизма, параллелью вторит во мне: "Там, где ценят книги, начнут ценить и людей".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 4
  • Миколай Паращак Миколай Паращак 22 квітня, 19:24 -[-div class=quotation-]--[-span class=nick-]-Юрий Николаевич Корнилов-[-/span-]- -[-span class=date-]-Вчора, 23:52-[-/span-]- -[-span class=text-]-При всём уважении к автору печально подобное читать:"две калеки издают, а три с половиной читают". А ещё министр культуры типичный совок и другог в нашей власти нет, не было и не будет ещё долго. Наш ура-патриотизм загнал книжное издательство в глухой угол - читайте украинское" а если оно не "читабельное" и в руках держать не очень приятно? Вот почему не пропадает интерес к русским изданиям, которые стали невыносимо дорогими. Главное ведь ЧТО читают - у нас читают много макулатуры, да и не только у нас.Если в своём развитии страна в 21 веке "вырулила" на стезю национализма, ждать серьёзной читающей публики не приходится. Тем более, когда великая русская литература подвержена у нас остракизму из-за путинской агрессии, хотя русская культура здесь совсем не при чём. Но это уже наша культура - вузов больше, чем в Европе, а культура на задворках.Зато религия в расцвете сил - церковь сильнейшим образом "давит на мозги", вытесняя оттуда искусство. Живём больше мифотворчеством, чем великим искусством.-[-/span-]--[-/div-]-Юрій Ніколаєвич ! Не полініться, й подумайте ким створена "вєлікая руссская літєратура"... Тоді, можливо, не будете писати дурниць про те, хто вирулив "на стезю націоналізма"... Хоч особисто я в цьому дуже й дуже сумніваюся - у багатьох і в головах макулатура (й вони не винні - такими їх Господь сотворив, їм і нам на горе !). согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно