Дайвер Максим Полежака: "Мы шли, даже когда не было надежды"

20 июля, 16:47 Распечатать Выпуск №28, 21 июля-10 августа

Весь мир обсуждал операцию по спасению юных тайских футболистов и их тренера, попавших в плен стихии в пещере Тхам-Луанг в Таиланде. 

Всем известно, что первыми детей нашли британские дайверы. Но мало кто знает, что путь для них прокладывали другие подводники — украинец Максим Полежака и бельгиец Бен Рейменанс. В спасательной операции также принимал участие Всеволод Коробов — он, как и Максим, родом из Украины.

В разгар спасательной операции и Максим, и Всеволод давали несколько лаконичных комментариев украинским СМИ. Однако сейчас, когда все закончилось, нам хотелось расспросить их более подробно о том, как все было. Максим Полежака согласился дать интервью ZN.UA. Из-за расстояния, разницы во времени (Максим живет в Таиланде) и рабочего графика — письменно. Хотя дайвер был не очень многословен и скромен, нам все же удалось услышать интересные детали громкой спасательной операции. 

Профессиональный инструктор по пещерам, ребризерам (дыхательным аппаратам замкнутого цикла) и глубоким погружениям на газовых смесях кислорода, азота и гелия в дайвинге с 1995 года. Служил в Военно-Морских силах Украины. Далее — 8 лет в Вооруженных силах Франции. После военной службы сделал карьеру инструктора. Сейчас занимается строительством кораблей на верфи Пхукета в Таиланде. Живет и тренируется там же. 

В группу дайверов, принимавших участие в спасении тайских школьников, Максим Полежака попал вслед за бельгийским дайвером Беном Рейменантсом. 

Он описывал ситуацию как критическую, — говорит Максим. — Я вызвался прилететь к нему немедленно. Мы с Беном друзья, много лет назад он меня обучал всему, что я знаю о пещерах.

— Максим, как выглядит пещера Тхам-Луанг, в ловушку которой попала группа детей с тренером? 

— Обычная карстовая пещера, каких тут тысячи. Привычная среда для дайверов, за исключением сильного течения и мутной воды.

— Из каких стран были дайверы?

— Из многих: Бельгия, Франция, Украина, США, Таиланд.

 — Зачем тайские власти пригласили иностранных дайверов, ведь спасательную операцию проводили тайские военные — "морские котики" (Navy SEALs)? 

— Изначально приглашали спецов для того, чтобы они проконсультировали тайских военных. Но тут ситуация неординарная, и научить пещерному дайвингу военных за такое короткое время было нереально. Поэтому мы сами начали собирать спасательную группу дайверов-"пещерников" и вводить их в состав "морских котиков". Было очевидно, что мы можем работать быстрее и эффективнее, чем кто-либо другой, что мы лучше справимся с задачей установки пещерного каната, а далее по нему смогут двигаться "сиалс". 

— Для чего нужен был этот канат?

— Плыть против сильного течения было невозможно, особенно в местах сужения пещерных коридоров. С канатом передвигаться легче. Также канат являлся ходовым концом, то есть ориентиром, связывающим дайвера с выходом. Протягивая канаты по узким галереям пещеры, мы, по сути, занимались подводным скалолазанием. Видимость была от нуля до метра. Это зависело от участков. Добирались долго, около трех часов.

От входа в пещеру, где находились спасатели, до детей было 5 км. Мы то погружались в воду, то лезли по скалам. Шли с полным снаряжением по глине и грязи.

— Правда ли, что вы и Бен Рейменантс спустились в затопленную пещеру после того, как из нее вернулись британские дайверы, так и не дойдя до конца из-за плохих условий? 

— Верно. У нас был разговор с британцами. Они отказывались от работы с "сиалс" из-за риска для жизни самих "сиалс", которые по приказу пойдут куда угодно, несмотря на незнание пещерной специфики. Бен же сказал, что наша команда предпочтет работать с "сиалс" в этих условиях и предостерегать их от опасностей. Это лучше, чем оставить их одних. Британцы вернулись, когда мы и "сиалс" уже проложили почти весь путь. 

— Вы с Беном проложили канат и вернулись назад, так и не дойдя до детей?

Так ведь никто не знал, где они. Мы прокладывали путь, сколько могли, и возвращались назад. И так каждый раз. Так совпало, что когда пришли британцы, то они сразу наткнулись на детей и сняли их на видео.

— Что вы чувствовали, плывя в полной темноте? 

— Не было темноты, у нас с собой было много света. Это специфика погружений в пещеры. 

— Были ли моменты, когда у вас опускались руки и казалось, что ничего не получится?

Это роскошь… В командной работе такого нет. Не можем нырять — носим баллоны. Нет баллонов учим "морских котиков" тонкостям пещерного дайвинга.

— Почему погиб один из дайверов? 

— Погиб тайский дайвер, экс-"сиалс". Скорее всего, из-за нагрузок, которые вызвали гипервентиляцию и потерю сознания. Экспертиза показала резкое падение уровня кислорода в крови.

— Спасатели не воспользовались миниподлодкой Илона Маска. Почему?

— Миниподлодка прибыла, когда началась третья фаза спасательной операции, то есть вывод последней четверки детей и тренера. Менять удачно опробованный метод военные не посчитали рациональным, хотя сама идея и концепт хороши. Не хватало тестов в реальных условиях.

— Правда ли, что дети были совершенно спокойны, когда к ним вышли спасатели, хотя просидели в пещере довольно долго? Говорят, юным спортсменам помогла медитация, которой их научил тренер-буддист, воспитывавшийся у тибетских монахов? 

— Верно. Парни крепкие, держались! Тренер тоже молодчина, выжили благодаря ему.

— Видели ли вы спасенных детей? Как их выводили из пещеры, ведь путь был сложным даже для профессионалов? 

— Активно я занимался только первой фазой — поиском детей и прокладкой каната. Далее мы с Беном были консультантами. Вывод детей был не в моей компетенции, и комментировать это я не буду. Скажу только, что выносили обездвиженных, в полнолицевых масках, на плотно вязанных носилках. Минимум два инструктора на человека.

— Почему детей выносили обездвиженных, на носилках и в масках? Они не плыли со спасателями сами?

Они не умели плавать. А нырять с аквалангом и подавно. Они были на носилках всю дорогу: от места, где их нашли, и до госпиталя.

— Дайверам было нелегко нести и снаряжение, и детей?

Под водой не тяжело. Тем более по течению. На сухих участках каждого ребенка несли четыре-шесть человек или переправляли по канатной дороге.

— Рассказывая о спасательной операции в Таиланде и участии в ней украинцев, обычно упоминают двоих — вас и Всеволода Коробова. Были и другие? В СМИ появилась информация о черновчанине Олеге Чистове. Он был в группе, которая искала в горах альтернативный вход в затопленную пещеру. 

— Спасательная операция большая. Волонтеров, как и журналистов, было много, одного от другого не отличить. В самой пещере от входа и далее, кроме меня с Севой, никого из украинцев или других славян не было. В любом случае, штабы регистрировали участие всех волонтеров, так как велся учет людей, уходящих на поиски. Эту информацию можно проверить. Есть приказ короля Таиланда найти и наградить всех иностранцев, участвовавших в операции. Нас иммиграционная служба нашла быстро.

— Мы, украинцы, очень гордимся тем, что в этой операции принимали участие наши соотечественники. Но, насколько я знаю, и вы, и Всеволод Коробов с 2011 года живете в Таиланде. В интервью российским СМИ Всеволод упоминает о том, что вы сейчас гражданин Франции. Как вы относитесь к тому, что в заголовках украинских СМИ вас называют спасателями из Украины?

— Верно, у меня двойное гражданство — Украины и Франции. Пусть меня называют как хотят.

 — Как давно вы уехали из Украины? Почему? Планируете ли вернуться? 

— Уехал из Украины в 1999 году. Стране тогда не нужны были профессионалы… Планирую ли вернуться? Нет. 

— Следите ли за тем, что происходит в Украине? Если да, то как оцениваете?

— Слежу в общих чертах. У меня жена — русская. Много друзей, коллег, сослуживцев и в Украине, и в России. Сын — француз. Политические вопросы тут неуместны.

— Спасательную операцию в Таиланде проводили, не считаясь со временем и затратами. В связи с этим в соцсетях обсуждают вопрос о цене человеческой жизни в разных странах. И о том, какой пример показало всему миру правительство Таиланда.

— Мы шли, даже когда не было надежды. Когда нашли детей — пути назад не было. Король лично следил за ходом событий. И военные, и правительство Таиланда не могли оплошать. 90% успеха операции принадлежит Navy SEALs!

Фото и рисунки предоставлены Максимом Полежакой

Максим Полежака (на фото справа), Бен Рейменантс (слева)
и руководивший спасательной операцией губернатор
провинции Чианг Рай 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно