Андрей: подлинный Живущий

23 октября, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 23 октября-30 октября

Андрей Живущий — творческий псевдоним художника и актера, ушедшего на войну и ставшего разведчиком 93-й отдельной механизированной бригады ВСУ. Фронтовой позывной — Дикий Прапор. Сейчас он лечится после серьезного ранения. Собирается вернуться на фронт.

 

 

 

Андрей Живущий — творческий псевдоним художника и актера, ушедшего на войну и ставшего разведчиком 93-й отдельной механизированной бригады ВСУ. Фронтовой позывной — Дикий Прапор. Сейчас он лечится после серьезного ранения. Собирается вернуться на фронт. 

Ну а пока 37-летний Андрей живет привычной для себя жизнью творческого человека — создает знаковые произведения искусства, преимущественно в шаманской технике мексиканского племени Уичоль: скульптуры, фигурки, маски, одежда, посуда, украшения из бисера, мозаики и кожи. С другими индианистами он снимался в фильме Михаила Ильенко "ТойХтоПройшовКрізьВогонь". Именно так его и называют друзья в Фейсбуке. Перед 1 сентября Андрей, переживший компрессионный перелом позвоночника и осколочные ранения ног, встал на ходунки и отвел 6-летнего сына Никиту в первый класс.

Человек своей философии, Андрей возвел в собственном душевном мироздании храм, где все устроено по армейскому порядку, и все духовные ценности — на своих местах. Мир этот прозрачен в своей правоте. Им движет глубокая боль — исток как вдохновения, так и ответственности. Сейчас — прежде всего за мир. 

Произведения Андрея Живущего для него — такие же живые и вечные ценности, как вода и соль, как хлеб и воздух. Ну, или как кофе и шоколад, как сигара и виски. Творить и воевать для него столь же естественно, как отдавать жизни все долги. А высочайшие проявления духовности и мужества как раз и состоят в том, что настоящий мужчина считает обязательным для выполнения. 

— Андрей, вас так много: вы — творческая личность, воин, ответственный за страну, романтик, отец юного мужчины, надежный друг. 

— Мне меня хватает! В 13 лет я искал занятие, чтобы вело меня. Взял в руки бисер и начал вышивать. Так и стал самоутверждаться.

Гораздо позже принялся всякие индейские вещи делать. В прошлой жизни, если в это верить, я очевидно был индейцем. 

— Как появилась волшебная картина с девушкой с ребенком, внушающая надежду на счастливое родительство?

— В 2013-м мне просто захотелось сделать подарок женщинам, мечтающим о детях. Чтобы не унывали и верили. Уж если у меня получилось наделить эту картину таким смыслом, то и у них обязательно получится. Вскоре эта картина отправится в Канаду на аукцион. 

Когда-то у меня были бисерные статуэтки оленихи. Одна из них действительно помогла — в семье появился ребенок. 

Все мои работы настроены на позитив — любовь, привлечение удачи и т.д. Самое главное — вложить идею. А дальше уже — руки и энергетика. Когда шаман Уичоль в 2011-м увидел мои работы, сказал: "Гляди, аккуратнее. Не накличь!". Как раз в Киево-Печерской лавре была выставка. Я нашел мастера, показал ему свои работы. А он мне: "Спасибо, что поддерживаете финансирование Мексики". Я удивился: "С какой это радости?". Он говорит: "Ну, вы же это у нас купили". 

— То есть индейцы ваши работы приняли за свои?

— Да. Вообще уичоли — довольно закрытый народ. О них крайне мало информации. Половина статей в Интернете — мои или же мои переводы. Если кто-то из уичоли принимает другую религию, его сразу же выгоняют из общины. Их культура, религия, мировоззрения — засекречены, закрыты для цивилизации. Чужаков они не любят. Для своих — необычайно открыты. Познакомившись с мастером-шаманом на выставке, под конец мы с ним уже обнимались. 

А началось все с того, что когда-то я увлекся культурой и духовностью Северной Америки. Затем нашел таких же, как сам. У нас с ребятами теперь есть свое сообщество. Нас называют индианистами. Некоторые путают с реконструкторами. Но это совсем другое. Это стилизация, а у нас — образ жизни. Когда мы выезжаем на природу, то все по-настоящему: ставим палатки, охотимся, ходим в индейской одежде. Уже третье поколение ребят так растет.

— Как единомышленников находите?

— Сейчас — благодаря Интернету. Раньше — по слухам. Кто-то где-то что-то видел. Еще я часто оставлял записки в библиотеках. Найду книгу об индейцах и оставляю там послание с номером телефона: "Если эта книга увлекает вас так же, как меня, свяжитесь со мной".

— А с шаманом Уичоль сохранили связь?

— Они провели выставку и уехали. Мне кажется, что они не столько ради выставки приезжали, сколько для того, чтобы я их увидел. Шучу, конечно. Как говорится, если ты не можешь поехать в Мексику, значит, Мексика едет к тебе. Мечта — это великая вещь.

— Персональные выставки у вас были?

— Исключительно под моим именем — нет. Стенд моих работ был в Музее творчества, в различных хенд-мейд выставках, например, "Модная лялька" и многих других. У меня всегда было много работ. Сейчас — почти нет.

— Как проходили съемки фильма "ТойХтоПройшовКрізьВогонь"?

— К нам, как к индианистам, пришли люди и сказали: "Нам нужны индейцы". Мы познакомились с Ильенко и начали сниматься. Ничего такого… Было ужасно жарко. Но кино есть кино…

Вот я в Вудсток хочу, но туда не попасть — прошлое не вернешь.

— Вы в юности в самом деле были хиппи? Разве тогда это еще было модным?

— 90-е годы — движняк на Андреевском спуске, "Колесе", все эти лестницы, Ботаника, "Зеленка"…

Эти люди привлекали меня своей открытостью и духовностью. Меня к таким всегда тянуло. Лишь с возрастом я понял, что быть открытым — не всегда хорошо. Многие этим пользуются. 

— Если вы измеряетесь собой, то свободно вынимайте со всех своих духовных уровней любое содержание. Зачем и как дозировать душу?

— Я черпаю. Даже там, где не ожидаю это увидеть. Даже на войне… Где стреляют, убивают… Психология людей становится совершенно другой. Понимаешь, кто друг, а кто враг. Кто предаст, а кто плечо подставит. Нет лжи. Там ты просто заранее знаешь, на что способен человек. А здесь все зачастую поперек логики, здесь ты просто не ожидаешь от человека подлянки…

Звонишь ребятам, вернувшимся с фронта: "Как ты? Где?". А они в ответ: "Домой еду". — "Куда домой? Ты же дома!" — "На передовую"…

— По-моему, воины настраивают себя на победу ценой чистого оптимизма. Без каких-либо надежд на социальную защиту.

— Вы верите в социальные гарантии? Я когда возвращался из увольнения, встретил бойца. Видно, что "подранок". Разговорились. Он рассказал, что у него три осколка — "один — в пузе, другой — в ноге, третий — в руке". Когда проходил ВЛК, ему "доказали", что он — самострел, осколками специально сам себя ранил… Хотя бы на ноги поднимут — и то спасибо.

Когда меня "на передок" бросили, я две недели без бронежилета и без автомата воевал. С ножом!

...Но тут — наши семьи. Кто их, кроме нас, защитит? На правительство что ли надеяться?

Знаете, если все перевернется вверх ногами, появятся нормальные люди у власти, те, кто действительно заботится об Украине, о народе, тогда, думаю, все будет нормально. Будет гораздо больше добровольцев. Люди просто не верят. У вояк одна задача — защитить то, что они имеют. А не за президента.

— Символ разведки — летучая мышь? Видела фото на страничке в Фейсбуке, когда к вам "пришла в гости" настоящая летучая мышь, а вы растянули ее за крылышки у себя на груди: "Мой новый шеврон".

—Было такое. 

А вообще я учился в военном институте КВИРТУ. Специальность — радиоэлектронная разведка. Когда в 1999-м вуз начали расформировывать, ушел с последнего курса — не хотел служить в такой армии. Работал охранником, телохранителем, бухгалтером…

Через 20 лет вернулся…

Четвертая волна мобилизации — весной этого года. Три месяца отвоевал и три месяца лечился в госпиталях. Поехали на БРДМ на боевое — наехали на фугас. Компрессионный перелом позвоночника, контузия, осколочное ранение ноги, перелом грудины, ребер. Другая нога — просто "покоцанная". Нужно серьезно лечиться и восстанавливаться. Так что сейчас продаю свои работы, делаю новые на заказ…

Вообще, когда я еще в Мечникова в Днепропетровске лежал, врачи говорили: "Атошники быстрее лечатся, чем обычные люди. Тяга к жизни больше"…

— Андрей, на войне страшно?

— Только идиот не боится. Первые три дня страшно всем. А потом как-то втягиваешься, уже знаешь, что за чем.

Автомат, пистолет, гранатомет — что найдешь, из того и стреляешь.

— Я видела в Фейсбуке ваши фотографии с собаками…

— Собаки предупреждали нас, когда начинался обстрел. Благодаря взрослой собаке Даше мы прятались еще до того, как по рации скажут. А если маленькая Эльза начинала скулить в подвале, когда мы собирались выходить, это означало, что обстрел будет продолжаться — выходить рано. Маленькая кусюка породы чихуа-хуа. Ребята ее из Десны с собой привезли. Парень у жены щенка забрал, так воевать и пошли. Без юмора на фронте никак не проживешь…

— Когда человек здоров духовно и мировоззренчески, то и здоровье к нему обязательно подтянется…

— Надеюсь. У меня выхода другого нет. Мне еще сына поднимать. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно