Повышение минимальной заработной платы до 3200 грн: помощь бедным или насилие над рынком труда?

9 декабря, 2016, 23:01 Распечатать Выпуск №47, 10 декабря-16 декабря

В сегодняшних условиях, в которых существует Украина, повышение уровня минимальной заработной платы, не подкрепленное реальным ростом экономики, является крайне рискованным решением. Его последствия могут быть непредсказуемыми и совершенно противоположными ожиданиям.

Сегодня Украина является самой бедной страной Европы. На этом фоне внесение в проект бюджета на 2017 г. предложения об увеличении вдвое минимальной заработной платы (МЗП) человек, далекий от экономики, воспринимает как положительный шаг. Многие даже верят, что это именно власть устанавливает зарплаты, и, соответственно, от "политической воли" зависит, будут ли украинцы богаче. На самом деле с этой иллюзией придется распрощаться, вероятно, уже в ближайшее время, ведь это решение скрывает в себе ряд рисков, которые могут привести к результатам, противоположным ожидаемым. О каких именно результатах идет речь?

Точно можно сказать, что повышение МЗП в предлагаемом виде:

— увеличит доходы работников бюджетного сектора, получающих на сегодняшний день менее 3200 грн. Таких насчитывается сейчас около одного миллиона, и для них это — почти бесспорный плюс. Однако при этом нивелируется разница в оплате более низких разрядов тарифной сетки, следовательно, низовые и ответственные работники бюджетных учреждений будут получать одинаковую зарплату за очень разную работу;

— увеличит поступления в бюджет и внебюджетные фонды. Планируется собрать дополнительно 28 млрд грн. Но "собрать" означает отобрать у кого-то, а именно — у тех предпринимателей, которые сегодня или платят меньшие зарплаты, или скрывают настоящие выплаты. А значит, пострадают бизнес и часть работников — в тех случаях, когда дополнительный налог будет переведен на них (о других последствиях этого см. ниже);

— уменьшит число претендентов на субсидии прежде всего за счет тех, кто сегодня официально получает минимальную зарплату, а остальное — "в конверте". Если раньше работники были заинтересованы получить "белую" зарплату хотя бы для того, чтобы получить документы и предъявить их банку при оформлении кредита или иностранному консульству при получении визы, то сейчас многие работники, наоборот, просят работодателей не выплачивать официально, поскольку кредиты и зарубежные поездки для них неактуальны, а важнее получить субсидию на коммунальные услуги. Борьба с таким мелким мошенничеством является, вероятно, единственным безусловным позитивом решения о повышении МЗП, хотя "простым людям" от этого аспекта только хуже.

Об остальных возможных последствиях сейчас можно только догадываться, потому что никаких серьезных исследований на эту тему не было. Это плохо само по себе, поскольку является продолжением волюнтаристских традиций прошлого и идет вразрез с цивилизованной практикой (к которой мы уже начали было привыкать после Революции достоинства), согласно которой такие важные системные решения должны приниматься исключительно после надлежащего экспертного обсуждения с учетом оценки последствий их принятия. Непрозрачный подход правительства в этом вопросе подрывает доверие со стороны общества и повышает риск ошибок. Подобная практика неприемлема, особенно относительно предложений, которые крайне сложно корректировать и пересматривать, учитывая большой политический резонанс. В частности, это решение содержит много рисков, которые делают его по крайней мере очень неоднозначным по своим результатам.

На уровне микроэкономики прежде всего установление МЗП, а тем более повышение ее вдвое является насилием над рынком труда. И, как любое другое насилие над рынком, оно в результате вредит экономике — это признают экономисты во всем мире, но, к сожалению, иллюзии сейчас одерживают верх. В частности, исследования, проведенные в других странах, опровергают иллюзию о якобы положительном влиянии МЗП на бедность. Наоборот, повышение минимальной заработной платы приводит к росту безработицы прежде всего за счет сокращения неквалифицированных работников, и вследствие этого — к обострению, а не решению проблемы бедности. Более того, страны, слишком увлекающиеся подобными мерами (такие, как Греция и Аргентина), попадают в порочный круг, ведь на помощь безработным нужны деньги, а их приходится или взимать в виде дополнительных налогов, или одалживать. В первом случае это снижает стимулы работать и создавать рабочие места, поэтому в дальнейшем усугубляет проблему. Во втором — заставляет накапливать долги.

Впрочем, последний вариант Украине не грозит, потому что заимствовать негде. А вот увеличение безработицы почти неизбежно, причем особенно острая ситуация может сложиться в маленьких городках, к тому же расположенных в депрессивных регионах, где сегодня зарплата в полторы-две тысячи гривен довольно обычна, и неоткуда увеличивать ее вдвое. Пострадают также многочисленные физические лица-предприниматели, особенно на второй группе упрощенной системы налогообложения (первую правительство все же частично вывело из-под удара): для всех вырастут размеры ЕСВ, а для второй группы — и ставки налога. Итак, в фокусе удара окажется малый и микробизнес, сейчас обеспечивающий хоть какой-то работой жителей таких регионов. Немалая часть таких предприятий еле выживает, и для некоторых из них повышение МЗП может тоже стать последней каплей, которая или выведет предпринимателей на улицы, или заставит их закрыться и самим податься на заработки — в таком случае потеряют работу и те, кто сегодня получает больше МЗП. Хотя оценивать масштабы подобного эффекта в украинской экономике непросто, учитывая немалый теневой сектор, поведение которого прогнозировать крайне сложно. Предыдущий опыт поведения работодателей свидетельствует о большом наборе инструментов для сокращения затрат на оплату труда в подобных ситуациях, а именно: переведение работников на частичную занятость, переведение занятости в неформальную и т.п.

Неоднозначно и влияние на "серые" зарплаты, выплачиваемые частично легально, остальное — "в конверте". Повышение МЗП в этом случае играет сугубо фискальную роль, заставляя работодателя платить большие ЕСВ и НДФЛ. Соответственно, эти дополнительные затраты могут по-разному распределяться между ним и работником в зависимости от рыночной ситуации: если работодатель заинтересован удержать работника, он может пойти на сокращение прибыли (если для этого есть пространство), если же за рабочее место есть большая конкуренция, то работнику придется мириться с некоторым сокращением (или неповышением) зарплаты. Потому нет оснований утверждать, что повышение МЗП сработает как защита наемных работников от тех, кто создал им рабочие места, даже если бы они в такой защите действительно нуждались. Для того чтобы позиция работников на рынке труда усиливалась, нет другого средства, кроме развития предпринимательства, повышающего конкуренцию среди работодателей.

На макроэкономическом уровне безусловным минусом решения о повышении МЗП является увеличение объема государственных расходов, а следовательно, перераспределения ВВП через публичные финансы. А именно: предложенные шаги действительно могут заставить работодателей перевести часть неофициальной зарплаты в официальную, что поспособствует увеличению поступлений от НДФЛ и ЕСВ (хотя вероятное уменьшение официальной занятости, о котором говорилось выше, окажет обратное влияние на доходы от этих налогов). Как доказано исследованиями, в частности ОЭСР, увеличение перераспределения ВВП через бюджет, а особенно за счет прямого налогообложения доходов, ведет к замедлению экономического роста. Именно поэтому эксперты РПР настаивают на дальнейшем уменьшении бюджетных расходов и других выплат, чтобы довести их уровень хотя бы до 37% от ВВП, а в дальнейшем и снизить; и именно поэтому первым кандидатом на сокращение является ЕСВ. На 2016 г. этот показатель был запланирован в размере 41,1% (сокращен с почти 50% в 2015 г.), но правительство увеличило перераспределение на 0,9% уже в первом проекте бюджета, а с учетом повышения МЗП он подскочил еще на 1,7% — в целом до почти 44%. То есть налицо отход от достигнутого.

Более того, рост перераспределения планируется прежде всего за счет увеличения поступлений от ЕСВ и НДФЛ. Эти налоги вместе с налогом на прибыль предприятий являются самыми вредными для экономического роста, именно поэтому эксперты налогово-бюджетной группы РПР настаивают на первоочередном снижении именно их. ЕСВ вообще не имеет права на существование, поскольку он является налогом на труд, то есть дестимулирует создание рабочих мест. Обратной стороной увеличения поступлений, таким образом, станет замедление роста. Существует риск, что это решение частично нивелирует положительный эффект для экономики от уменьшения ставки ЕСВ и доли перераспределения ВВП через государственные финансы, что, среди прочего, способствовало возобновлению роста в этом году. Это, как и другие приведенные выше риски, можно и необходимо было исследовать и просчитать, прежде чем принимать решение, от которого потом невозможно отказаться по политическим причинам.

При этом не стоит надеяться, что удвоение МЗП само по себе подтолкнет потребительский спрос, а следовательно, и экономический рост: в Украине кейнсианство не работает. Ведь, с одной стороны, рынки недостаточно конкурентны; а с другой — подпитка спроса положительно влияет на рост, только если приходит как сюрприз. А наших людей, привыкших ждать инфляции и девальвации даже тогда, когда для этого нет никаких оснований, трудно застичь врасплох. Но это даже не тот случай вообще, ведь если решение правительства действительно удастся выполнить без дополнительного увеличения дефицита бюджета и вообще денежной эмиссии (как это заложено в проекте бюджета), то это приведет только к определенному (не очень большому) перераспределению, а не к росту совокупного спроса: бюджетники начнут потреблять несколько больше, а предприятия (и частные предприниматели), а также их работники — на столько же меньше. Поэтому, кстати, очень сомнительным выглядит заложенный в обновленный проект бюджета рост поступлений от НДС, сделанный на основе предположения, что потребление облагающихся НДС товаров возрастет на всю величину увеличения зарплат, причем как в бюджетном, так и в частном секторе (последнее как минимум неочевидно само по себе).

Впрочем, существуют факторы, которые могут вызвать рост цен и без дополнительной эмиссии. Во-первых, третьим (кроме сокращения занятости и прибыли) выходом для бизнеса, который (на самом деле или нет) выплачивает зарплаты меньше новой МЗП, является включение дополнительных затрат на оплату труда и рост отчислений в социальные фонды в цену своей продукции. В ту же сторону работает и эффект ожиданий, уже давший о себе знать. Впрочем, если, конечно, рост цен не будет поддержан денежной эмиссией, то он не перейдет в инфляцию, а будет сведен к дополнительному замедлению роста и, вероятно, дополнительному уменьшению занятости. Правительство вряд ли это допустит, тем более что описанный выше просчет по НДС придется закрывать, вероятно, эмиссионными доходами, поэтому вероятность некоторого роста инфляции довольно высока. Однако речь идет о росте цен на несколько процентов, а их уже "предусмотрели" в своих ожиданиях продавцы. Причем прежде всего те, кто торгует дешевыми продуктами, на которые спрос в самом деле может несколько повыситься.

От этого (как и обычно от инфляции) пострадали и еще пострадают те бедные граждане, чьи доходы повысились ненамного, — прежде всего пенсионеры, инвалиды и другие неработающие; и этот эффект также может усугубить бедность. Тем более что урожай в этом году уже собран, поэтому предложение продовольствия вряд ли вырастет, разве что за год — конечно, если крестьяне отреагируют именно таким образом, а не будут довольствоваться немного большими ценами.

В конце концов, есть ряд "околоэкономических" факторов, влияние которых вряд ли можно заранее просчитать, но которые также важны.

Во-первых, такого рода спонтанные решения подрывают доверие инвесторов и кредиторов. В частности, это не будет способствовать отношениям с МВФ, привлечению инвестиций и т.п. Ведь кто знает, чем еще может удивить правительство, принимающее судьбоносные решения неожиданно, и к каким последствиям это приведет…

Во-вторых, как и любая политика перераспределения, решение о повышении МЗП сталкивает лбами тех, кто от него выиграет (прежде всего наименее оплачиваемых бюджетников), с теми, кто проиграет (мелкими предпринимателями и работниками частного сектора). Это усиливает раскол и напряженность в обществе.

В-третьих, хотя само по себе решение о повышении МЗП якобы не ведет к росту бюджетного дефицита (хотя, как было указано выше, такой риск есть), но оно открывает популистский ящик Пандоры. Ведь в бюджетном секторе возникает противоестественная ситуация, когда уборщица и начальник отдела получают одинаковую зарплату, и она не может длиться долго: придется так или иначе повышать зарплаты и остальным работникам, по всем уровням тарифной сетки, а это уже совсем другие, немалые, средства. Также возникает вопрос с пенсиями, который обойдется еще дороже. Никто, конечно, не отрицает, что бюджетники и пенсионеры живут бедно (если они живут на зарплату), но на такое повышение нет ресурсов, а попытка их "мобилизовать" или " напечатать" убьет те слабые ростки роста и стабильности, которые у нас есть. Эта опасность, и даже рожденные ею ожидания, уже перекрывают все возможные выгоды от удвоения МЗП.

Моя личная позиция заключается в том, что МЗП надо отменять вообще, а регуляцию рынка труда оставить только на переходной период для тех предприятий, которые являются локальными монополистами, — в так называемых моногородах, построенных вокруг одного крупного предприятия. Наиболее действенным способом обеспечить украинцам достойные зарплаты является рост производительности в сочетании с конкуренцией работодателей: когда предпринимателем быть легко и приятно, их становится много, работает конкурентный отбор, а все возможности заработать — открыты для всех, тогда побеждает наиболее продуктивный, и экономика богатеет. При этом предприниматели начинают конкурировать не только за рынки, но и за работников. Для этого регуляций, таких, как МЗП, должно быть как можно меньше, а налоги должны быть как можно ниже. В частности, ЕСВ как самый вредный из существующих в Украине крупных налогов должен быть в дальнейшем сокращен, а по возможности — и отменен. К сожалению, удвоение МЗП еще больше отдаляет нас от такого будущего.

С учетом ситуации, сложившейся после провозглашения этого решения, общественность подала представителям правительства ряд предложений п компромиссным решениям. В частности, предлагается рассмотреть применение коэффициента 0,5–0,75 к размеру минимального социального взноса для субъектов хозяйствования, повышающих заработные платы работникам как минимум до нового уровня минимальной заработной платы, а также отмену минимального социального взноса вообще как нормы, не отвечающей содержанию этого налога.

Кроме этого, правительству следует рассмотреть возможность повышения МЗП от текущего показателя не более чем на 30–40% с начала года с постепенным увеличением на протяжении 2017-го.

Также обращаем внимание на необходимость подготовки к возможному росту безработицы среди низкоквалифицированных работников, особенно в депрессивных регионах. Для этого целесообразно пересмотреть планы Фонда страхования по вопросам безработицы на 2017 г. и расширить инструменты для переквалификации и трудоустройства безработных.

В сегодняшних условиях, в которых существует Украина, повышение уровня минимальной заработной платы, не подкрепленное реальным ростом экономики, является крайне рискованным решением. Его последствия могут быть непредсказуемыми и совершенно противоположными ожиданиям. Экспертная среда призывает правительство к открытому обсуждению содержания таких изменений и готова приобщиться к работе по доработке с целью минимизации перечисленных выше рисков и реального обеспечения экономического роста.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 24
  • Mrya Mrya 13 грудня, 20:55 Ой! Не хотілось теє писати , але що поробиш. Прожитковий (повинні мати усі)-2600 грн., мін ЗП -3200 грн., у промиловості великій 5000 грн. Однак ,зміст у тому, а що хочуть керманичі зробити,бо є в мене підозра, що можуть пустити усіх -як у 2013,тобто дуже важливо,хто у керма, бо одне й теж різними способами може привести до того,що потрібно, або до злочину. Отож вибрали наче своїх, а тепер що? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно