Обманчивая дешевизна мобилизации

24 апреля, 2015, 22:01 Распечатать

Возможно, продуктивнее был бы другой подход: немедленно перейти на профессионально-добровольческую армию. Оснастить ее современным оружием. И таким образом переместиться как можно ближе к точке максимальной отдачи, где армия сможет надежно защитить от посягательств наше грядущее "экономическое чудо".

 

Передышка (постучим по дереву) в боевых действиях на Востоке — это, в числе прочего, и шанс спокойно, без паники подумать об экономической стратегии дальнейшей обороны, а может быть, и победы. Похоже, что пока военная бюрократия, как и бОльшая часть старой государственной машины, идет привычным с советских времен неверным путем: через принуждение. В результате, с одной стороны, получаем мало боеспособную армию, отягощенную "балластом", как описано в статье Ю.Бутусова, да и во множестве личных свидетельств участников АТО. С другой — мобилизационная кампания стала еще одним клином, который раскалывает наше и без того опасно неоднородное общество. Это увеличивает риск краха, о котором мечтают в Кремле.

Но можно ли обойтись без мобилизации? В оправдание призыва приводят обычно два аргумента. Во-первых, "если набирать армию на добровольной/профессиональной основе, нам не хватит солдат, чтобы противостоять России". Во-вторых, "у нас нет на это денег". Но так ли это? Никоим образом не претендуя на профессиональные знания в военном строительстве, попробуем применить простую экономическую логику.

Как оптимизировать "производство безопасности"

С экономической точки зрения, армию можно рассматривать как монопольного производителя общественного блага — безопасности от внешнего агрессора. Тогда, как и к любому производству, к ней можно применить так называемую производственную функцию, определяющую максимальный объем выпуска в зависимости от наличия различных факторов производства. Под последними обычно подразумевают труд и капитал (всегда), а также в зависимости от ситуации другие необходимые компоненты, которые стоит учесть, если они имеют отдельную стоимость или другие характеристики, отличные от двух главных. Например, часто выделяют человеческий капитал — способности (в том числе здоровье), знания и умения работников; а иногда — природные ресурсы (например плодородие почвы).

Все составляющие производственной функции — факторы, то есть сомножители (в буквальном переводе с английского). Поэтому они до определенной степени могут замещать друг друга, но резкая нехватка одного из них множит на ноль все остальные. Кроме того, каждый из них влияет на результат не линейно, а в виде функции с убывающей отдачей: чем его больше, тем меньше эффект от каждой следующей порции. Ну и, конечно, все факторы имеют каждый свою цену. А перед всеми ними стоит коэффициент, называемый "Х-фактором", "многофакторной продуктивностью" или другими терминами, смысл которых сводится к тому, что мы не знаем, что именно туда входит и как это нечто оценить количественно. Например, для предприятия главная его составляющая — талант предпринимателя, определяющий качество управления. Туда также может входить технология производства, хотя чаще всего она уже учтена в стоимости основного и человеческого капитала.

В случае армии роль труда выполняет, очевидно, живая сила; роль капитала — оснащенность техникой, человеческий капитал (включая мотивацию) — отдельный и очень важный фактор. Ну и, конечно, все это множится на талант военачальников, качество организации и другие неосязаемые, но крайне важные составляющие успеха. Голыми руками врага не победить, но и техника без экипажей бесполезна; неумелый и немотивированный солдат в бою только обуза, а бездарный полководец или недостаток организованности и дисциплины способны помножить на ноль все остальные преимущества. Один хорошо вооруженный и обученный воин заменяет много "простых", и наоборот. Но, по крайней мере, начиная с некоторого уровня отдача от дальнейших тренировок и вложений в амуницию начинает быстро падать. Цена вооружений прописана в контрактах на их закупку, цена живой силы в профессиональной армии — тоже; а призывники едва ли дешевле (об этом дальше). В общем, все как в обычном производстве. Зная эти параметры, нетрудно вывести оптимальное для данной страны соотношение между количеством защитников Родины, затратами на их обучение и затратами на технику. Только не нужно забывать, что потери в данном случае — не только материальные или репутационные, это человеческие жизни.

Цена "почетной обязанности"

Может показаться, что аналогия хромает, если живая сила набирается не на рынке труда, а в принудительном порядке: тогда нужно было бы сравнивать не с рыночным производством, а с рабовладельческим, где используется подневольный труд, и расходы на него, соответственно, сводятся к минимальному питанию и одежде. На самом деле бесплатный сыр бывает только в мышеловке: призывники обходятся обществу в лучшем случае немногим дешевле профессионалов за счет упущенной выгоды от их труда, причем не только непосредственно в период армейской службы, но и после. Ведь в современной экономике (в отличие от времен расцвета массовых армий, набранных из призывников) человеческий капитал — специализированные знания и умения — играет куда большую роль, чем простой труд. Именно поэтому средняя зарплата в несколько раз выше минимальной, а доходы специалистов-профессионалов выше в десятки, если не в сотни раз. Поэтому когда такого специалиста срывают с места и призывают, заменить его человеком с улицы практически невозможно. Весь человеческий капитал, накопленный годами, в лучшем случае простаивает. Экономический ущерб от этого можно грубо оценить как разницу между зарплатой специалиста и минимальной зарплатой, которая, напомним, по крайней мере, в несколько раз меньше.

250 тысяч военнослужащих — это примерно 1,5% всей рабочей силы. Поскольку абсолютное большинство из этих людей набраны не из центров занятости, а оторваны от работы, это означает, что они не произведут примерно такой же процент ВВП, когда далеко не всех можно заменить, да и по закону место за мобилизованным сохраняется. А даже один процент недополученного ВВП составляет, ни много ни мало, 18 млрд грн, то есть по 6 тыс. в месяц на человека — дополнительно к содержанию. Или даже больше, если учесть, что среди профессионалов не было бы "балласта", о котором писал, в частности, в вышеупомянутой публикации Юрий Бутусов. Думаю, при таких зарплатах можно было бы и отбор проводить — брать лучших, самых подготовленных и здоровых.

С другой стороны, военный, даже не командирского состава, — тоже профессионал с немалым человеческим капиталом, причем отвечающий собственной жизнью за его качество. Как и в производстве, расходы на него тем выше, чем сложнее задачи и, вообще говоря, оборудование (хотя в последнем случае есть и противоположные примеры — автоматизированные системы, которые в эксплуатации проще, чем их более дешевые предшественники). При этом этот "капитал" быстро "амортизируется": навыки забываются, техника устаревает, и, главное, сам носитель с некоторого возраста теряет физическую форму. Поэтому учить имеет смысл молодых, здоровых и способных. И, как и в любой профессии, один раз выучившись, стоит дальше совершенствоваться, чтобы не терять навыки, иначе вложенные средства пропадают втуне, когда обладатель военной профессии уходит "на гражданку". Разве что когда-нибудь, если вдруг нападет враг, служившего доучивать будет легче. Но это реально работает, только если поддерживать навыки ежегодными сборами — с соответствующими издержками. Не лучше ли иметь на такой случай всегда готового профессионала?

Впрочем, прямые затраты — не единственная проблема: во многих случаях призыв разрушает человеческий капитал. Армия — жесткая иерархическая структура с безусловным подчинением, а кое-где еще и с дедовщиной. Воспитывая в неокрепших мозгами и характерами юношах определенные качества, например, бойцовские, она при этом часто подавляет (причем необратимо) тонкие интеллектуальные способности, да и вообще желание учиться. Далеко не у всех, конечно, но у многих. Для будущего тракториста, шахтера или сборщика это не страшно, для полицейского — даже полезно, но для работников творческого труда — очень опасно. Неслучайно во многих странах, где есть всеобщая воинская обязанность, студенты от нее освобождены: преподаватели, да и все остальные, кто учился рядом с ребятами, прошедшими армию, хорошо знают разницу. Поэтому в наше время, когда возрастает роль именно интеллектуальных, творческих, профессий, призыв снижает общий человеческий капитал нации, особенно если в армейском быту значительную роль играют муштра и дедовщина.

Вдобавок, кроме экономической стороны, насильственный призыв в армию — это нарушение всех возможных неотъемлемых прав человека. Да, законы многих стран это санкционируют, но если посмотреть с точки зрения фундаментального права, то хуже не придумаешь: гражданина, который не совершил никаких правонарушений, насильственно лишают свободы передвижения, свободы действий, обязывают жить по распорядку и делать, что прикажут, даже в ущерб здоровью. Более того, посылают на войну с риском получить увечья или даже погибнуть. Конечно, для этого есть определенные обоснования, идеологическая база и т.д. Но никакое насилие над личностью не проходит бесследно для человека, так же, как, например, сексуальное насилие или необходимость расстаться с телефоном под угрозой избиения. Более того, мы становимся свидетелями того, как ограничения прав личности пытаются расползтись: вот уже появились законные основания ограничить право передвижения всех, кто вообще мог бы попасть под призыв, того и гляди, вообще облавы на улицах начнут устраивать… Поэтому влияние всеобщей воинской обязанности на правовую, психологическую и моральную атмосферу в обществе, по крайней мере, неоднозначно — хотя исследований на эту тему встречать не приходилось. Может быть, они по понятной причине засекречены, а может быть, просто не попали в поле зрения, поскольку относятся к другой области знаний.

Почему Украина — не Израиль

Вот теперь, возвращаясь к экономике, с этим подходом попробуем оценить наши перспективы, а также популярные призывы следовать опыту Швейцарии или Израиля с их тотальной воинской обязанностью. В отношении последних все ясно: это очень маленькие, но богатые страны, окруженные соседями, в десятки раз большими по населению. То есть у них капитал — в огромном избытке, в то же время рабочей (то есть живой) силы — дефицит. В этих условиях действительно на счету каждый, кто может защищать страну, и всеобщая воинская обязанность оправдана. При этом, правда, никаких средств не жалеют на вооружение и обучение призывников, обеспечение им максимально возможного комфорта (включая короткие сроки службы и регулярные отпуска домой), а о муштре и дедовщине и речи нет. Этим минимизируются отрицательные последствия для человеческого капитала. Но все это — не от хорошей жизни, особенно с учетом высокой производительности труда, следовательно, большой упущенной выгоды от отвлечения людей на обучение и военные сборы. Однако мощные инновационные экономики этих стран вытягивают это бремя.

На другом полюсе — совсем бедные, доиндустриальные, страны, где люди — в избытке, а капитала совсем мало. На производствах, которые там размещают, местные жители работают примитивными орудиями, часто вообще вручную. Точно так же воюют они тоже числом, и, соответственно, для этого требуется огромная по численности армия. Несколько десятков лет назад о китайской армии ходили анекдоты вроде "на правом фланге — миллион, на левом — миллион, а посередине — танки: сперва один, потом второй". К счастью для тропических стран, продовольствие там обычно дешево, одежда требуется минимальная, а жить можно под навесом, так что прямые расходы на солдат невелики. В то же время молодых и воинственно настроенных потенциальных бойцов — в избытке, так что до весьма высокого уровня милитаризации о косвенных затратах речи нет. Наоборот, войны и революции часто начинаются именно потому, что молодежи некуда себя деть, и вербовщики легко соблазняют юношей возможностью проявить себя.

Для тех стран, которые, как Украина, не подпадают под эти две крайности, с экономической точки зрения, обычно предпочтительнее тот или иной вариант профессиональной армии. Если потенциальный противник даже имеет численное превосходство по населению в несколько раз (но не в десятки!), этого все равно недостаточно для успешного нападения, особенно если делать упор на качество вооружения, подготовки, мотивации, а также — и это, наверное, главное — руководства. Последнее, как и в экономике, определяется алгоритмами отбора. Только в экономике — это естественный, рыночный, отбор; а вот в иерархической структуре все гораздо сложнее. И, судя по многочисленным нареканиям, кадровой чехарде в Минобороны и Генштабе, это наше самое слабое звено на сегодняшний день (впрочем, как и в экономике).

Поэтому для того чтобы сберечь жизни наших сограждан, сохранить потенциал роста (особенно инновационного) и при этом отстоять независимость, всеобщая мобилизация вряд ли лучшее средство. Тем более что профессиональные военные весьма нелестно отзываются о том, как воюют насильственно мобилизованные. Возможно, продуктивнее был бы другой подход: немедленно перейти на профессионально-добровольческую армию (с учетом патриотического подъема и экономического кризиса она по численности будет, наверное, не меньше, если не больше нынешней, по крайней мере, если предложить приличное вознаграждение, страховку и прочий социальный пакет). Оснастить ее современным оружием (где взять то, что не производится в Украине, — вопрос скорее к дипломатам). И таким образом переместиться как можно ближе к точке максимальной отдачи, где армия сможет надежно защитить от посягательств наше грядущее "экономическое чудо".

Все это прекрасно, но где взять деньги на такую роскошь — страна-то почти банкрот? Чем собрать или сэкономить 18 млрд грн в виде нормальных налогов, получается, проще обложить население и предприятия натуральной данью в виде мобилизации — как бы это ни было губительно. Как и во многих странах третьего мира, где государство не способно собрать достаточно налогов, чтобы нанять профессионалов. Впрочем, Украина к таким странам никак не относится: у нас доходы бюджета, наоборот, как в худших европейских примерах, под половину ВВП. То есть денег должно было бы хватать.

Во-первых, если от пустых призывов "надо меньше красть" перейти, наконец, к системным реформам, в результате которых красть станет либо очень трудно и опасно, либо попросту нечего, то с текущими расходами можно управиться. Во-вторых, после таких реформ денег могут и подбросить. Но вначале стоит мобилизовать внутренние резервы: конфисковать и продать активы Семьи — тех, кто в последние годы разваливал страну, а сейчас, по слухам, финансирует войну на Востоке и пытается на каждом шагу вставлять палки в колеса "хунте". Кроме того, эти же деятели "отжали" огромную долю почти во всем бизнесе, который только есть в Украине. Необходимо — хотя бы ради утверждения прав собственности! — провести показательную реституцию, вернуть законным владельцам их имущество. Экономически такое решение было бы, по-видимому, самым эффективным.

Да, но ведь и то и другое, если его делать строго по букве закона, занимает много времени и далеко не всегда пройдет успешно? Пока что даже признать известных всей стране подонков преступниками не удалось — или, может быть, не удосужились? А при массовой конфискации их собственности где-то могут пострадать еще и "добросовестные приобретатели", и даже без кавычек... То есть, с правовой точки зрения, такая кампания — зло, хотя и меньшее, чем, скажем, реприватизация. Однако если смотреть не с точки зрения буквы закона, а с точки зрения справедливости (юстиции, по латыни) и фундаментального права, то не будет ли такое решение меньшим его попранием, чем насильственная мобилизация?

Ну а даже если не прибегать к крайним мерам: не соизволят ли уважаемые "олигархи" в знак любви к Родине и ради спасения жизней молодых необученных солдат скинуться на профессиональную армию — по нынешнему курсу, меньше "ярда"? Да, публично, со всем причитающимся пиаром — как один из знаков покаяния и перехода в состояние нормальных крупных бизнесменов. Уважаемых и не преследуемых за старые грехи. Слабо?

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 6
  • miscellaner miscellaner 2 травня, 16:46 По осі ординат виробничої функції зазвичай відкладається продукт -- конкретне число, яке можна точно виміряти в тонах, літрах чи штуках. Але в обороні стоїть задача не виробництва продукту, а підтримки цільового ресурсу в стані готовності. Якось навиворіт виходить. Звісно, при бажанні можна інтерпретувати обороноздатність як виробничу функцію, але така інтерпретація виходить з великою натяжкою, непевна і неоднозначна. Автор намагається звести в одну модель всі аспекти й фактори оборонки. Мені здається, це неохопна задача. Її треба розбивати на автономні підзадачі. Наприклад, якщо зафіксуємо, що у нас повинно бути 10 танкових дивізій, то зможемо, не оглядаючить на інші підзадачі, мінімізувати грошові витрати і конкретно вирішити, скільки танків треба закупити, яким повинно бути співвідношення ремонтних і бойових частин, яка оптимальна періодичність перепідготовки резервістів з урахуванням втрат на цивілці і т.д. Я глибоко шаную цього автора і мені дуже подобаються його статті, але в даному випадку, мені здається, він схибив. Зокрема, він приходить до дивного і, мені здається, неправильного висновку, ніби призов не потрібен взагалі. Але насправді для підтримки в стані готовності достатньо, наприклад, щоб танки стояли в боксах змащені й законсервовані. Їм не треба весь час їздити по полю й бахкати гарматами. Точно так же, водії й навідники танків можуть на цивілці працювати шоферами, айтішниками і т.д. Навіщо їм сидіти в казармі й навіщо їм весь час платити величеньку зарплату? Мені здається, треба різко, до кількох місяців зменшити термін призову і витрачати весь час солдата на навчання і тренування. Зараз в армії є правило "солдат не повинен тинятись без діла". Офіцерам наказано заповнювати час чим завгодно, солдати підмітають плац до блиску, чистять чоботи, тренують стройовий крок, чистять картоплю, годують свиней і т.д. Невже для цього треба відривати людину від дому й виробництва на 1.5 роки? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно