Нет ничего практичней хорошей теории

22 августа, 14:48 Распечатать Выпуск №31, 23 августа-31 августа

Развитие экономической теории становится проблемой стратегического значения. 

Идеи экономистов и политических мыслителей — и когда они правы, и когда ошибаются, — имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности только они и правят миром. Люди практики, которые считают себя совершенно не подверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого. Безумцы, стоящие у власти, которые слышат голоса с неба, извлекают свои сумасбродные идеи из творений какого-нибудь академического писаки, сочинявшего несколько лет назад. Я уверен, что сила корыстных интересов значительно преувеличивается по сравнению с постепенным усилением влияния идей.

Джон Кейнс

Экономическая теория переживает не лучшие времена. Она не может адекватно воспроизвести в мышлении современные реалии, выявить закономерности их развития, дать целостную картину экономической действительности, а значит, и выработать надежные инструменты влияния на нее, что имеет многочисленные и многообразные проявления.

Один из нобелевских лауреатов по экономике незадолго до глобального и очень глубокого кризиса заявлял, что кризисы как системное явление уже преодолены. Другие, используя свои нобелевские достижения, консультировали крупную компанию, которая разорилась в ходе этого кризиса. Государства начинают применять совершенно противоположные теоретическим рекомендациям меры по спасению своих экономик, и это им в какой-то мере удается. А мейнстримовские экономисты объявляют это временным явлением и прогнозируют, что все скоро встанет на свои места и пойдет по-прежнему. Когда же выяснилось, что нетрадиционная, "ненормальная" политика продолжается (уже почти десятилетие), возникло понятие "новая нормальность".

То, что было отклонением от нормы, закрепилось, стало воспроизводиться на постоянной основе и превратилось в новую норму. Это получило такое широкое распространение, что понятие новой нормальности проникло во многие, в том числе неэкономические, сферы. Дело дошло до того, что сейчас быть нормальным синонимично быть консервативным, несовременным. Модно быть немножечко ненормальным. Ненормальность, или новая нормальность, правит миром. Результаты соответствующие. Нормально ли то, что происходит в Европе в связи с проблемой мигрантов? Нормально ли то, что происходит в Ливии, Сирии, Украине и т.д.? Разве что только с определением новой нормальности.

В Украине также идут противоречивые процессы. С одной стороны, теоретически осваиваются новые способы мышления, которые активно развивались и развиваются на Западе. С другой — теряются целые пласты теоретической культуры, связанные с системным логико-историческим мышлением. К сожалению, мы не можем утверждать, что у нас повышается уровень теоретической культуры. Скорее, наоборот. Ослабевают традиции системного теоретического мышления. Экономическая теория практически изгнана из неэкономических вузов и притесняется в экономических. Кафедры экономической теории сокращаются, объединяются с другими, часто чисто прикладными, кафедрами. Преподаватели и студенты теряют вкус к экономической теории. Гранты и финансирование выдаются под прикладные исследования, а их участники отмахиваются от теоретических вопросов, как от неважных практически. Появляются публикации, претендующие на научный вклад, но по сути являющиеся экономически безграмотными, что не мешает им быть достаточно популярными и востребованными "нетребовательной" публикой. Экономическая политика в своей основе неадекватна состоянию экономики, а ее результаты говорят сами за себя. Украина является одной из худших в мире по экономической динамике. Если существующая тенденция продолжится, коллапс экономики станет неизбежным, что заставит снова обратиться к разработке теории, способной отыскать адекватные ответы на вызовы времени. Но не хотелось бы, чтобы теория развивалась такими циклами.

В этих условиях развитие экономической теории становится проблемой стратегического значения. Сеять и выращивать хлеб можно и без науки. Обменивать товар на золотые деньги также можно без науки. Но запустить космический корабль без науки невозможно. Нельзя также осуществить эмиссию денег центральным банком без научных расчетов необходимого их количества, инфляции, экономического роста. Определить траекторию, структуру, механизмы экономического развития в современных условиях без экономической теории невозможно. Поэтому внимание к экономической теории, обеспечение ее развития являются необходимыми условиями стабильной экономической динамики. Известный афоризм гласит: нет ничего практичней хорошей теории.

Ориентация на здравый смысл, на который все чаще напирают политики, есть лишь показатель поверхностности мышления. Здравый смысл и обыденная практика постоянно подтверждают, что Земля плоская, а Солнце вращается вокруг Земли, а не наоборот. Но сейчас каждый школьник знает, что верить своим глазам и впечатлениям нельзя. В действительности все наоборот. Это относится к физическим явлениям. А в экономике и обществе все значительно сложнее. Можно желать построить независимое, демократическое, социальное и правовое государство, но, действуя неадекватно, получить зависимое, олигархическое и коррумпированное. Можно желать открыть границы для свободной конкуренции и повышения эффективности экономики, а получить массовое разорение национальных производителей, рост безработицы и ухудшение экономического положения. Можно бояться высокой по западным меркам инфляции и вгонять экономику в стагнацию, провоцируя увеличение той же инфляции. Можно делать много вредных глупостей, следуя "умным" советам, полученным из обобщения совершенно иных экономических реалий.

Почему-то считается, что в экономике достаточно руководствоваться здравым смыслом, что рассуждать об экономике и давать советы гораздо проще, и это может делать каждый. Объективным основанием для такого заблуждения является включенность экономических явлений в обыденный жизненный процесс. Товар, деньги, цена, прибыль, зарплата, капитал, банк, процент, обменный курс — кто не знает, что это такое? Все знают. И это правда. Но дело в том, что, как говорил Г.Гегель, "то, что известно, еще не есть поэтому познанное". Чтобы познать явление, необходимо выяснить способ его возникновения, рассмотреть, как оно развивалось, какие формы в своем развитии принимало, чем стало теперь и в каких отношениях находится с другими явлениями. Обеспечить это может только логико-исторический метод.

Конечно, когда система отношений данного явления уже развита, тогда бывает достаточно функциональных подходов. Необязательно знать, что это такое, достаточно знать, как это функционирует. Для того чтобы зарабатывать большие деньги, не обязательно разбираться в теории денег. Но если возникают новые явления или существенные трансформации претерпевают старые, без теоретических подходов не обойтись. Для примера можно привести ситуацию с криптовалютой. От определения ее сущности (а это дело теории) зависят практические действия и судьбы людей. Если криптовалюта определяется как деньги, то всех майнеров необходимо по закону посадить за решетку, так как они производят частным образом деньги, что запрещено, и совершают преступление. Если же криптовалюта определяется как специфический товар или финансовый актив, то необходимы другие действия, связанные с регулированием этих процессов.

Поскольку современный мир очень динамично меняется, и возникновение новых явлений начинает определять ситуацию, то значение теории объективно возрастает. Но в то же время формирование информационно-сетевой экономики и общества приводит к возникновению множества сетей (профессиональных, клубных, национальных, социальных, культурных, досуговых, идеологических, террористических и т.д.) со своими ценностями, правилами и нормами, стереотипами мышления и поведенческими паттернами. Человек, находясь сразу во многих сетях, как личность распадается на фрагменты, которые уже выступают не как разные проявления одного и того же, а как самостоятельные феномены.

Иначе говоря, дело обстоит так, что в разных ситуациях один и тот же человек проявляет себя как разные личности. Заботливый и добрый муж и отец может оказаться в другой сети сексуальным маньяком, а грозный и неприступный начальник — слабым и безвольным подкаблучником у своей жены и т.д. Раньше сетевые характеристики не имели такого практического значения в силу господства иерархических связей, теперь же сама экономика способствует сетизации человека и общества. Этому бытию соответствует фрагментарное мышление, которое безразлично сущности, ему достаточно функциональных знаний (что и как использовать). Парадокс и в то же время глобальный вызов человечеству состоят в том, что одна и та же реальность создает актуальную необходимость в теории и формирует субъектов, безразличных к ней по образу жизни. Ученые на основании эмпирических исследований пришли к выводу, что интеллект человека снижается, преподаватели вузов жалуются на все более слабую подготовку выпускников школ, элементарно грамотных аспирантов во многих смыслах сейчас надо поискать и т.д. Массовая фрагментация мышления является также важным фактором безразличия власти к рекомендациям экономической науки, не совпадающим с политической целесообразностью.

Украина, являясь многоукладной экономикой, имеет существенные риски роста общественных противоречий и конфликтов регионального, межрегионального, национального и международного значения, дестабилизации функционирования общества. К сожалению, она еще долго не будет иметь такой ВВП на душу населения, как в развитых странах, а разрыв между богатыми и бедными странами не уменьшится. Но это не значит, что в Украине нельзя создать в недалекой перспективе нормальные условия жизнедеятельности (жилье, питание, бытовые условия, образование, работа, удовлетворение культурных потребностей и др.) для широких слоев населения. Можно жить в гостиницах за несколько тысяч долларов, а можно иметь нормальные комфортные условия с оплатой на порядок ниже. Можно наслаждаться деликатесами в дорогих ресторанах, а можно иметь сбалансированное и вкусное питание с существенно более низкими издержками.

Нужно разработать и реализовывать национальную программу создания нормальных жизненных условий для большинства населения. Необходимо создать образ жизнедеятельности образованного, духовно богатого человека, который удовлетворяется рациональными материальными условиями, достаточными для всестороннего развития личности. Этот образ нужно пропагандировать и одновременно работать над созданием условий для его реализации. А начинать нужно с системного осмысления этих задач.

Решение всех этих задач невозможно без квалифицированных специалистов, умеющих самостоятельно мыслить, постигать суть вещей и находить способы разрешения существующих противоречий, а не просто действовать по заученным схемам. Для формирования таких специалистов необходима соответствующая система экономического образования, направленная на формирование экономического способа мышления, а не на усвоение определенных алгоритмов.

К сожалению, в Украине образовательные реформы имеют весьма существенную деструктивную составляющую. Например, изменения, внесенные в перечень отраслей знаний и специальностей, привели к разрыву между экономическими и финансовыми специальностями, к подрыву самих основ формирования экономического способа мышления. В действующей классификации экономика отнесена к отрасли знаний "Социальные и поведенческие науки" вместе с политологией, психологией и социологией. А финансы попали в отрасль знания "Управление и администрирование", которая является даже не смежной с социальными и поведенческими науками (между ними находится журналистика). К этой отрасли отнесены специальности "учет и налогообложение", "финансы, банковское дело и страхование", "менеджмент", "маркетинг", "предпринимательство, торговля и биржевая деятельность".

Экономика оказалась без финансов, что в условиях рыночной системы хозяйствования совершенно бессмысленно. А финансы отнесены лишь к сфере управления и администрирования, что не менее парадоксально. Ведь финансы являются подсистемой экономической системы как объективной реальности, а не только сферы управления.

Теперь ректор финансового высшего учебного заведения имеет основания сказать, что читать студентам экономические курсы, относящиеся к другой отрасли знаний, даже не соседствующей с финансами, нерационально. Нужно сосредоточиться на их подготовке как финансистов. А то, что грамотного финансиста без знания экономики в принципе не может быть, оставлено нынешней классификацией без всякого внимания. То же самое ректор экономического вуза может сказать о финансах. Если подобное еще не происходит в массовом масштабе (хотя первые признаки уже появились), то это в силу понимания сообществом вузовских работников бессмысленности такого разделения.

Поэтому необходимо в неотложном порядке внести в перечень отраслей знаний и специальностей изменения, которые бы устранили этот разрыв. Вместе с тем следует привести внутреннюю структуру отрасли знаний в соответствие с объективной структурой объекта. Так, в экономике существуют достаточно важные различия в функционировании реального и финансового секторов, связанные с тем, что первый основывается на движении товаров и услуг, а второй имеет дело с движением денежных средств. И хотя эти сектора неразрывно связаны, закономерности их функционирования имеют существенные различия. Специфику имеет также управленческая деятельность в экономике, соединяющая воедино движение товарных масс и денежных потоков. С учетом этого целесообразно выделить экономику из отрасли знаний "Социальные и поведенческие науки" в особую отрасль, соединив ее с финансами и управлением, которые в действующей классификации относятся к "Управлению и администрированию". Эту особую отрасль целесообразно назвать "Экономика, финансы и управление", выделив в ней эти три специальности. Все остальные спецификации могут быть представлены специализациями, решения о которых принимают высшие учебные заведения.

Объективным основанием для выделения экономики из отрасли знаний "Социальные и поведенческие науки" в отдельную отрасль является то, что в отличие от других социальных наук, присутствующих в перечне (политология, психология, социология) и изучающих формы бытия непосредственных отношений между людьми, экономика изучает общественные отношения между людьми, опредмеченные и заключенные в вещах, в предметном мире. Это сближает экономику с естественными науками. Но от этого она не перестает быть социальной наукой. Это особая социальная наука, изучающая социальность, пребывающую в предметном мире. Это достаточное основание для выделения экономики как науки в самостоятельную отрасль.

Что же касается значения этой отрасли, то оно определяется тем, что человек находится в экономике всю свою жизнь: не только тогда, когда работает или посещает банки, но и тогда, когда отдыхает, заботится о семье и т.д. И вообще-то ему было бы неплохо иметь об этой важной сфере более рациональные знания, чем те, которые он черпает из обыденной жизни. А для специалиста с высшим образованием это просто необходимое условие общей культуры. И дело не в том, чтобы снова экономическую теорию сделать нормативной дисциплиной, а в том, чтобы создать такие условия, в которых бы каждый выпускник понимал необходимость более глубокого овладения экономико-теоретическими знаниями и имел бы возможность это сделать.

Устранение перекосов в перечне отраслей знаний и специальностей — важный, но только первый шаг в изменении организации подготовки квалифицированных экономистов. Еще большее значение имеет содержание процесса обучения. Главной задачей здесь является формирование экономического способа мышления на основе воспроизводства в мышлении предмета изучения: его бытия, скрывающейся за ним сущности, внешних форм ее проявления, процесса движения и смены форм существования. Иначе говоря, выработать экономическое мышление возможно только в процессе изучения системы категорий и законов, адекватно отражающих экономическую действительность в ее целостности, что и является собственным предметом экономической теории. Только в этом случае экономист может осмыслить предмет изучения, научно и адекватно оценивать различные функциональные изменения. Без этого все конкретные знания превращаются в отмычки, подходящие только к определенному типу замков. А поскольку замки постоянно меняются, то отмычки быстро становятся бесполезными. Или, иначе говоря, функциональные знания быстро устаревают, и если экономист не обладает экономическим способом мышления, то его знания становятся или бесполезными, или даже вредоносными (если они применяются неадекватно предмету). К сожалению, Украина может служить "хорошим" примером такой плохой ситуации.

Конечно, как и всякое теоретическое знание, экономическая теория развивается достаточно тонким слоем специалистов, но этот тонкий слой может существовать только при опоре на общую экономическую культуру и культивирование теории. Без этого суверенитет, устойчивое развитие, экономическое благосостояние и прочие позитивные характеристики системы хозяйствования превратятся в пустые абстракции, не имеющие реального содержания.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Sergey  Grinevich Sergey Grinevich 25 серпня, 10:34 Беда лишь в том, что когда читаешь большинство работ наших экономистов, в том числе из 8(!) экономических институтов Академии наук, вспоминаешь Бальцеровича. Он писал о том, что социализм оставил не только разрушенную экономику, но и изуродованную экономическую науку. Поэтому чинить экономику нужно при сопротивлении "истеблишмента" этой науки. Толковых экономистов-теоретиков можно пересчитать при помощи пальцев одной руки. согласен 4 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно