Индекс потребительских цен: особенности трудных для понимания обновлений

2 июня, 2017, 19:09 Распечатать Выпуск №21, 3 июня-9 июня

Появившаяся в начале февраля с.г. на сайте Госстата краткая информация, что уже с января расчеты индекса потребительских цен (ИПЦ) проводятся по обновленной методологии, поначалу не привлекла особого внимания.

© nv.ua

Появившаяся в начале февраля с.г. на сайте Госстата краткая информация, что уже с января расчеты индекса потребительских цен (ИПЦ) проводятся по обновленной методологии, поначалу не привлекла особого внимания.

Сообщалось, что изменения затрагивают три аспекта:

— обычную, проводимую раз в пять лет актуализацию потребительского набора товаров и услуг, на базе которых рассчитывается ВВП;

— расчет весовой структуры ИПЦ будет привязан к конечным потребительским расходам домохозяйств в национальных счетах;

— не будет проводиться пересмотр ранее рассчитанных и опубликованных данных по ИПЦ.

Первые серьезные вопросы об обоснованности этих нововведений прозвучали в статье для ZN.UA главы совета Нацбанка академика НАНУ Богдана Данилишина ("Ценовая политика: фактор риска для развития страны", №9 от 10 марта 2017 г.) в разделе, вежливо озаглавленном "Сомнительный индекс".

Попробуем в порядке сообщения Госстата рассмотреть первые два аспекта обновлений, оставив для последующего анализа третий.

Актуализированный потребительский набор

Для определения общего и групповых ИПЦ необходимы три элемента: продуктовый набор товаров и услуг, удельный вес каждого элемента набора в конечных денежных потребительских расходах домохозяйств и изменение цен за сравниваемые периоды по каждой позиции продуктового набора.

В новом продуктовом наборе по сравнению с прежним его вариантом от 2012 г. сокращено количество позиций с 335 до 328, в обновленном варианте 120 позиций — в группе "продукты питания и безалкогольные напитки" и 57 — в группе "одежда и обувь".

Стоит отметить, что в 2000 г. в продуктовом наборе было 425 позиций, но и тогда их количество было намного меньше, чем в ИПЦ других стран. Согласно данным МВФ, приводимым в International Financial Statistics. Country Notes, в Италии он включает 1148 товаров и услуг, Венгрии — 906, Литве — 858, Чехии — 710, Словакии — 709, ФРГ — 700, Великобритании — 650. К слову, в этих странах инфляция в последние годы была около 1–3%, а то и нулевой. А при высокой инфляции и небольшом численном потребительском наборе, как в Украине, точность и надежность ее измерения снижается. Поэтому в условиях жестких финансовых возможностей отечественной госстатистики предпочтение следовало бы отдать не сокращению количества позиций в наборе, а взвешенному уменьшению территориальных единиц, в которых собирается информация о ценах. Ведь территориальные ценовые различия и особенно их изменения во времени не столь значительны. А департаменту статистики цен при актуализации индекса надо было бы внимательнее ознакомиться с перечнем позиций продуктовых наборов и весовой структурой ИПЦ хотя бы 3–5 европейских стран, учтя их опыт обновления такого набора. И здесь в качестве не руководства к действию, а скорее, пищи для размышлений вспоминается недавнее сообщение в новостной ленте ZN.UA о том, что в Великобритании в новый продуктовый набор включили даже шлемы для велосипедистов (!).

Вполне обоснованно из нового продуктового набора исключены несколько позиций с очень небольшими удельными весами (на 6 июля 2015 г.), а также те, которые заменяются более современными товарами. Это икра красная (0,013%), напитки слабоалкогольные (0,005%), бензин А-76 и А-80 (0,007%), телефонные аппараты (0,004%), интенсивно заменяемые мобилками, малопопулярная и дорогая мойка автомобилей (0,004%), МРЗ-плееры (0,024%), фотоуслуги (0,030%), принтеры (0,014%). Из более весомых позиций — курсы по подготовке к поступлению в вузы (0,106%), отпавшие в связи с изменением порядка приема в них, костюмы для мальчиков (0,039%), что, видимо, обусловлено необязательностью ношения школьной формы. Несколько озадачивает исключение баров (0,084%), если ранее их вес не был завышен.

Произведено вполне оправданное и назревшее разукрупнение существовавших позиций, имевших большие веса. Так, печенье (вес в предыдущем наборе 1,107%) в новом наборе разделено на сдобное и сухое. На две отдельные позиции разбиты кабачки и баклажаны (0,103% в прежнем наборе), вина (0,167%) — на отечественные и импортные, синтетические моющие средства (0,590%) — на жидкие и сухие. А в плате за арендованные квартиры (1,058%), в которых проживает порядка 4–5% семей, будет выделяться плата за аренду одно- и двухкомнатных.

Включено несколько новых позиций: в молочные продукты добавлены плавленые сырки, в овощи — салаты, в покрытия для полов — более используемый ныне ламинат (вместо прежних ковролина и линолеума), в образовании — курсы иностранных языков, в культуру и отдых — планшеты и электронные книги, в транспорт — легковые автомобили, произведенные в США (вместо выпускаемых в СНГ, а практически в России), но не представлены автомобили, производимые в Китае и Корее, и проведение техобслуживания.

Если из нового набора исключены фотоуслуги, то стоило ли оставлять в нем фотоаппараты, фактически заменяемые мобилками? А в последних следовало бы, пожалуй, произвести также разукрупнение, выделив 2–3 основных вида: простые мобилки, смартфоны (которые и вытесняют прежние фотоаппараты).

Названия двух-трех позиций, при сохранении их сути, были изменены на более правильные: квартплата — на содержание зданий и придомовых территорий, страхование здоровья — на услуги по страхованию здоровья.

Но в отношении целесообразности исключения из нового набора ряда позиций возникают серьезные сомнения. Была ли действительная необходимость исключать пекинскую капусту (вес 0,065%) и фактически объединить ее с белокочанной (0,366%)? Тут налицо явный отход от описываемого в методике принципа — если затраты времени на учет цен этого продукта невелики, то следует включать. Чтобы отобразить цену на пекинскую капусту, покупки которой понемногу стабильно растут, не нужно ехать в Китай и его столицу, а достаточно или просто немного повернуть голову — от родной белокочанной к пекинской или же сделать шаг влево-вправо. И по такому пути пошли, разделив на две позиции кабачки и баклажаны. Как-то странно, что при таком отношении к этому виду капусты в новом продуктовом наборе оставлено без меры рекламируемое в заимствованных итальянских рецептах оливковое масло с меньшим весом 0,057%, которое по нынешним ценам минимум в 8–12 раз дороже подсолнечного. Видимо, действительная причина в том, что за 16 лет (с декабря 1999-го по декабрь 2015 г.) цены на белокочанную капусту, по официальным статданным, выросли с 0,80 до 10,37 грн за килограмм, то есть почти в 13 раз. А госстатовский цепной декабрьский индекс показывал не рост, а уменьшение индекса цен по ней до 69,5%, или снижение в
1,44 раза. Разница между ростом цен и индексом почти в 19 раз (12,96х1,44)!

Но, пожалуй, наибольшие упущения допущены по энерго-жилищным расходам, многократный рост которых наиболее болезнен для жителей Украины.

Во-первых, в потребительский набор почему-то не попали платежи по вывозу бытовых отходов. Они составляют около 2% всех коммунальных платежей населения без платы за электроэнергию. В платежках городского населения, преимущественно проживающего в многоквартирных домах, эти платежи не выделяются отдельно, а включаются в платежи по содержанию домов и придомовых территорий. Но в сельской местности, небольших городах, где нет многоквартирных домов, а преобладают строения, находящиеся в частной собственности, соответствующие договоры заключаются отдельно. И если по Киеву расходы по вывозу бытовых отходов составляют лишь около 0,06% коммунальных платежей (без платы за электроэнергию), то в Закарпатской области, например, они даже превышают платежи по содержанию домов и придомовых территорий.

Во-вторых, из продуктового набора выпали расходы домохозяйств на покупку дров для отопления. Эту позицию вообще-то следовало бы включить в продуктовый набор еще в 2006-м, когда ИПЦ стал рассчитываться для всего (т.е. и сельского) населения, а не только для городского, как раньше. При многократном росте тарифов на газ, и особенно там, где его нет, дрова (если их не удается достать путем самозаготовок) широко используются для отопления. По ним, в отличие от субсидий в денежной форме на каменный уголь, сжиженный газ и жидкое топливо, не предусмотрено субсидирование наличными. По данным Гослесагентства, заготовка дров для отопления увеличилась с 4,10 млн кубометров в 2010-м до 6,92 млн кубометров в 2016-м, то есть почти в 1,7 раза. Их цена за кубометр составляет от 600–700 грн, то есть речь идет не менее чем о 4,5 млрд грн денежных расходов.

Нужен ли был Украине гармонизированный ИПЦ

Обновления в новом ИПЦ проводились, как это подавалось в кратких комментариях, с целью его приближения, более тесной стыковки с национальными счетами. И в принципе такой подход не должен вызывать каких-либо возражений.

Проведенные летом 2016 г. серьезные изменения методологии расчетов ИПЦ следовали из заложенного в Стратегию развития государственной статистики на период до 2017 г. (пункт 33) "проведения расчетов ИПЦ с учетом весовых коэффициентов, определенных по данным национальных счетов согласно стандартам Евросоюза". По сути, речь шла о гармонизированном ИПЦ Евросоюза. Наверное, изначально идея перехода в Украине к этому индексу формировалась из самых благих побуждений приближения нашей статистики к евростатовской методологии. А в ЕС переход к этому индексу был обусловлен двумя основными обстоятельствами. Первое: использование единой валюты — евро вместо национальных валют. И второе обстоятельство: целями Европейского центрального банка (ЕЦБ) использовать этот индекс в качестве инструмента сохранения стабильности цен (годовой инфляции, не превышающей 2%). Но пока нам в обозримом будущем ни первое, ни второе, к глубокому сожалению, не светит (ох, если бы это обновление ИПЦ хоть на шаг приближало нас к вхождению в ЕС!). Добавим, что изменения ИПЦ не фигурировали и в числе
144 мер, выполнение которых было необходимо Украине для получения безвиза. Поэтому национальные ИПЦ в Евросоюзе, которые довольно существенно различались между странами, нужно было привести к общей (гармонизированной) методологии расчетов. Это было бы необходимо и у нас, если бы наши ИПЦ в каждом регионе определялись на свой манер, а не по единой для всей страны методологии.

Да и переход этот в самом Евросоюзе осуществлялся не за один день. Решение Совета министров ЕС было принято еще 25 октября 1995 г. В январе 1999-го был создан Экономический и валютный союз, включавший тогда 11 государств и основанный на использовании евро. И переход стран еврозоны к гармонизированному ИПЦ потребовал длительного времени. Так, в 2005 г. этот индекс использовался лишь в пяти странах.

В Украине же переход к этому индексу произошел без необходимой подготовки и обсуждения специалистами. Он даже хотя бы чисто формально не рассматривался на межведомственной рабочей группе по ИПЦ, что просто недопустимо. Нужно было бы детально изложить все аспекты перехода к нему, результаты расчетов по прежней и новой методикам в журнале Госстата "Статистика України". Именно так было сделано руководством департамента национальных счетов в этом журнале при переходе на новую версию Системы национальных счетов 2008 г.

Важно подчеркнуть, что в странах вне еврозоны не ставился вопрос о привязке ИПЦ к нацсчетам. И в них ИПЦ продолжает определяться по методике, принятой в Международной организации труда в 2003 г. По ней основой для расчетов ИПЦ служат данные обследований денежных потребительских расходов домохозяйств.

Обновленная методика расчетов нашего ИПЦ ухудшила его качество, и особенно это касается качества региональных индексов. Технически они могут рассчитываться, но их экономическое содержание, смысл по сути пропадают. Раньше они определялись по весовым системам для Киева и восьми районов Украины, что в нацсчетах не предусмотрено. Это было бы крайне сложно и вряд ли реально нужно. Поэтому в обновленном ИПЦ весовая система для 12 групп и
41 подгруппы расходов для всех регионов теперь одинакова. Что, естественно, никак не соответствует реалиям. Весовые различия сейчас улавливаются внутри подгрупп. И публикуемые с начала года обновленные региональные ИПЦ стали очень мало различаться между собой. Прежние (до 2017 г.) показывали намного большие региональные различия. И в этом еще один серьезный минус обновленных индексов.

Прежде всего, требуют серьезного анализа и объяснений масштабные различия между величинами конечных потребительских расходов домохозяйств в целом и по 12 группам в национальных счетах, и по обследованиям домохозяйств. Трактовка этих расходов в нацсчетах шире, чем в обследованиях домохозяйств. Их величина, весовая структура, а отсюда — и ИПЦ в обследованиях домохозяйств базируются на их денежных расходах. А в нацсчетах, помимо денежных расходов, учитываются и неденежные компоненты расходов. В частности, потребление домохозяйствами (особенно сельскими) произведенных ими продуктов, сложная для понимания и особенно расчетов условная оценка услуг владельцами собственного (а не арендуемого) жилья, трактовка неденежных субсидий и ряда других различий.

В нацсчетах и общая величина конечных потребительских расходов домохозяйств, и особенно их групповая структура вынуждены базироваться и приспосабливаться к источникам, которые изначально разрабатывались для других целей. Так, данные о структуре розничного товарооборота торговых предприятий, формирующие основную часть потребительских расходов, определяются еще по классификации, используемой в советские времена. Это вполне отвечает задачам статистики розничной торговли, необходимости иметь сопоставимые данные за длительный период. Но она совершенно не приспособлена к международной и действующей у нас детальной Классификации индивидуального потребления по целям (КИПЦ) объемом 24 стр. А4 и выделяющей 12 основных групп расходов. Проводимые для нацсчетов пересчеты весьма приблизительны и не позволяют обеспечить необходимую точность, особенно по группам КИПЦ.

Нельзя считать безгрешными и данные обследований домохозяйств, получаемые от респондентов. В них не только в Украине, но и во всех странах преуменьшаются расходы на алкогольные напитки и табачные изделия. Но это учитывается у нас в весовой системе ИПЦ. Поскольку обследования домохозяйств базируются на добровольном (а не обязательном) участии попавших в выборку домохозяйств, то от участия в них преимущественно отказываются более зажиточные семьи. Это, в частности, занижает действительные расходы на приобретение автомобилей, на отдых. Винить в этом статистику нельзя. Если попробовать заменить "отказников" домохозяйствами, которые согласны участвовать в обследованиях, то в него снова не попадут более зажиточные. И будут нарушены основные принципы выборки. Это примерно то же, что предъявлять претензии к Центральной избирательной комиссии, что в выборах принимают участие далеко не все зарегистрированные избиратели.

Различия в величинах, структуре потребительских расходов домохозяйств и весах по нацсчетам и обследованиям домохозяйств с получаемыми по ним индексами (см. табл. 1) слишком масштабны, чтобы их игнорировать. Выходит, что в 2015 г. потребительские расходы домохозяйств в нацсчетах в целом в 1,86 раза превышали данные обследований расходов домохозяйств, в 3,3 раза — по алкоголю и табачным изделиям, в 3,8 раза — по отдыху и культуре и аж в 4,4 раза — по транспорту.

Понятно, что столь масштабные различия данных нацсчетов и обследований домохозяйств не могут не влиять на ИПЦ, определяемые по обновленной методологии. И это очень серьезная проблема. В принципе, и при прежней методике общие (а особенно групповые) индексы-дефляторы нацсчетов не должны были совпадать. И не совпадали, как это видно из сравнительных данных табл. 2, с общими и групповыми годовыми аналогичными ИПЦ, определяемыми на базе обследования расходов домохозяйств.

Загадки/сюрпризы новой весовой системы

В расчетах нового ИПЦ произошло фундаментальное изменение весовой структуры этого индекса, то есть доли в нем отдельных позиций продуктового набора. Результаты, масштабность многих изменений просто не поддаются пониманию и осознанию.

Изменения в новом ИПЦ проводились, как это подавалось в кратких комментариях Госстата, в направлении его приближения, более тесной стыковки с национальными счетами. И в принципе такой подход, если он действительно обоснован, не должен вызывать каких-либо возражений. Речь идет о наиболее крупном компоненте ВВП по направлениям использования — конечным потребительским расходам домохозяйств. На них в Украине за последние восемь лет приходилось от 63,0% ВВП в 2010 г. до 71,5% в 2013-м и 64,5% в 2016-м.

Сравнение весовой структуры индивидуальных позиций нового и предыдущего продуктовых наборов по многим позициям показывает огромные различия в обе стороны, которые невозможно понять. Поскольку речь идет о сравнении весов за очень близкие периоды (в новом наборе — за весь 2015 г., а в прежнем — за его первую половину), а не за 5–10 лет, то различия весов должны были бы быть очень небольшими (в основном в пределах до 3–5%). Но сравнения весов по новой и прежней весовым структурам показывают, что в пределах плюс-минус 10% оказалось лишь 46 из 314 позиций (по которым возможны сравнения). Более чем в два раза уменьшился вес по 50 позициям, а по 44 увеличился более чем вдвое. А как приведено в табл. 3, по почтовым услугам — аж в 19 раз, велосипедам — в 17,4, тонометрам — в 12,5, евросоюзовским автомобилям — в 9,1 раза! Видимо, комментировать все эти несуразицы не имеет смысла.

По пояснениям Госстата, основная причина "обновления" ИПЦ была обусловлена необходимостью его привязки к конечным потребительским расходам в нацсчетах. Если так, то остается совершенно необъяснимым, почему опубликованная весовая структура ИПЦ 2015 г. на сайте Госстата в разделе "Статистическая информация — цены" настолько не соответствует данным их структуры, приведенной в публикации "Національні рахунки України за 2015 рік" (стр. 25). В "Нацрахунках" (см. табл. 1) удельный вес 04 группы ("жилье и энергозатраты") — 12,17%, а 02 группы ("алкоголь, табак") — 7,17%. А в базирующейся на нацсчетах новой весовой структуре расходы на жилье и энергозатраты каким-то загадочным образом оказались уже в 1,6 раза меньшими (7,50%). И даже меньшими, чем расходы на табак и алкоголь (7,90%!).

И еще один момент. Переход от весов на базе денежных расходов домохозяйств к расходам по нацсчетам ощутимо снижает удельный вес расходов на питание — с 50,8 до 41,8%. Как можно ожидать, цены на продукты питания, которые являются наиболее весомым элементом наших расходов (а отсюда и индекс цен по ним), будут опережать общее изменение цен и тарифов. Повышать еще тарифы на энергоресурсы уже просто некуда и социально крайне опасно. И в этих условиях произведенные изменения с ИПЦ будут вести к его занижению.

Жилье: цены и индексы

С начала прошлого года департамент статистики цен Госстатаначал публиковать квартальный индекс цен на жилье. Такие индексы уже давно разрабатываются во многих странах. Методологическая и организационная подготовка к построению этого индекса продолжалась несколько лет. А методику должны были утвердить еще в декабре 2011-го.

Нужно отметить, что этот индекс отражает не потребительские, а инвестиционные расходы домохозяйств. Но ценами на жилье интересуются миллионы наших граждан, поэтому необходимость в такой информации вполне обоснована и социально значима. И на сайтах нескольких агентств недвижимости регулярно приводятся подробные данные о ценах на жилье по многим городам и даже, как по Киеву, по районам города! Людмила Симонова в недавней статье в ZN.UA отмечала, что в прошлом году в Украине было заключено 409 тыс. сделок по недвижимости. Но грамотно свести данные о ценах на жилье по регионам и Украине реально под силу лишь Госстату.

Разработка индекса цен на жилье, естественно, предполагает поначалу определение цен, и уже после этого их сравнением определяется соответствующий индекс. Без цен нельзя определить индекс.

В рамках этих работ определяются цены и индексы на первичном и вторичном рынке жилья в многоквартирных домах по одно-, двух- и трехкомнатным квартирам отдельно в кирпичных зданиях и зданиях из монолитного бетона и других стеновых материалов. Цены за 1 кв. м общей жилой площади и общей площади жилья. Эти показатели определяются ежеквартально по г. Киеву, областным центрам, в Киевской области — в Белой Церкви, Ирпене, Броварах и Фастове, а в зоне АТО — в Мариуполе Донецкой области и Северодонецке Луганской.

Но Госстат упрямо ограничивается публикацией только индексов, да и то лишь в целом по Украине, не приводя их даже по регионам!

Основываясь на законах "Об информации" и особенно "О доступе к публичной информации", я еще в сентябре прошлого года обратился в Госстат с просьбой предоставить данные о ценах на жилье. Но, видимо, в департаменте статистики цен существует собственное мнение о доступности этой информации. Полученный ответ заслуживает того, чтобы привести его полностью (на языке оригинала): "Органи державної статистики здійснюють формування статистичної інформації згідно з переліком робіт, періодичністю, у розрізі та в терміни, що передбачені планом державних статистичних спостережень на відповідний рік, або окремим рішенням КМУ. Підготовка інформації щодо цін на житло по Україні та регіонах не була передбачена зазначеними документами". Спрашивается, что мешало его составителям в Госстате предусмотреть включение данных о ценах на жилье по Украине и регионам хотя бы в Exel-формате. Что, тогда бы Кабмин не утвердил это представление и начал подумывать едва ли не о своей отставке?

Но если Закона Украины "О доступе к публичной информации" для Госстата явно недостаточно, и согласно полученному ответу требуется постановление Кабмина, то такое постановление 21 октября 2015 г. предусматривало в отношении Госстата опубликование:

— справочника разделов статистики;

— метаописания государственных статистических наблюдений;

— отчетов о качестве.

— результатов статистических наблюдений (статистической информации).

И, наконец, чем-то особенно приглянувшийся составителям этого постановления из тысяч других статистических данных пункт 5: "Информации о заготовке и переработке древесины". То есть при таком подходе Госстату вроде бы вообще можно было ограничиться лишь публикацией данных по древесине.

Цены нужны намного больше, чем виртуальные индексы. Мы все, как теперь принято говорить, экс-ученики первых классов школы и знакомы с основными математическими действиями, поэтому в состоянии при необходимости самостоятельно сравнить цены на жилье за два периода.

В отличие от цен на включаемые в ИПЦ продукты и услуги, которые по вполне понятным причинам крайне ограниченно публикуются Госстатом, не просматривается причин, почему не публикуются цены на жилье. Следует помнить, что на подготовку и расчеты этих цен тратились и тратятся деньги украинских налогоплательщиков.

Смущают также более чем существенные различия индексов цен на первичном рынке жилья в Украине и довольно близких (по наполнению) индексов цен того же департамента по строительно-монтажным работам по жилым зданиям. В первом квартале 2017 г. по отношению к четвертому кварталу 2015-го (когда этот индекс был впервые опубликован) цены на первичном рынке жилья выросли на 3,2%, а на строительно-монтажные работы по жилым зданиям — на 11,5%, или в 3,6 раза больше.

***

Анализ обновленного ИПЦ показывает, к сожалению, что, несмотря на благие первоначальные цели этих нововведений, в них не было большой необходимости, и они ведут к ухудшению качества этого индекса, необоснованному отходу от методологии и практики его расчетов в большинстве стран мира. Так что теперь ответственным лицам надо бы серьезно подумать, каким образом выйти из создавшейся ситуации.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно