Госрезерв Шредингера. Почему агентство резерва перестало выполнять свои функции?

12 октября, 2017, 10:10 Распечатать Выпуск №37, 7 октября-13 октября

"Реформа" Госрезерва, содержание которой сводится к созданию холдинга с последующей приватизацией всех предприятий, не ко времени.

В ликвидации чрезвычайной ситуации на военных складах в Калиновке Госрезерв должен был участвовать, но не участвовал. Так, руководитель Госрезерва не был привлечен ни в военный кабинет, созванный президентом Украины П.Порошенко, ни в оперативный штаб, сформированный Министерством обороны Украины. Была ли возможность оказаться полезным? И теоретически, и по закону — да. Ведь согласно Закону Украины "О государственном материальном резерве", Государственный резерв "является государственным запасом материальных ценностей, предназначенных для использования в целях и в порядке, предусмотренных настоящим Законом". В частности, в состав Государственного резерва "входят запасы материально-технических ресурсов для выполнения первоочередных работ при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций".

Почему же так случилось, что о Госрезерве на этот раз забыли? Это вопрос координации? Организации? Или в государственном резерве нет товаров, которые были необходимы при эвакуации людей?

Ответ есть, но он не на поверхности. Для чего вообще нужен Госрезерв? Для обеспечения решения задач при чрезвычайных ситуациях, при проведении военных действий, для решения социальных вопросов, например, при повышении цен на продукты первой необходимости.

Заказчиком выступает государство в лице правительства. При этом форма, название или структура такого специального органа — вопрос второстепенный. Ведь на первом плане — вопросы стратегии. И по определению стратегия — это модель обобщения действий, необходимых для достижения поставленных целей путем координации и распределения ресурсов.

Какова стратегия Госрезерва? На официальном сайте этого органа есть раздел под названием "Стратегия деятельности". А там — План работы на 2017 г., где первым пунктом, который можно трактовать как основной приоритет, значится "Анализ деятельности... с целью восстановления платежеспособности или... передачи на приватизацию или ликвидации". Речь о приватизации? О ликвидации? По моему убеждению, приоритетом должен быть пересмотр номенклатуры и ее приведение в соответствие с реалиями сегодняшнего времени. Ведь эта номенклатура не пересматривалась с 2008(!) г.

Кто этим должен заниматься? Инициатором должен быть непосредственно Госрезерв, который совместно с Министерством экономического развития и торговли подаст этот документ на утверждение правительства. Более того, стратегию (номенклатуру) на период 3–5 лет можно было бы привязать к среднесрочной стратегии формирования доходной и расходной частей госбюджета, которую недавно ввело Министерство финансов Украины. Это позволило бы определить в среднесрочной перспективе, что именно и для кого должен обеспечить Государственный резерв, выполняя государственные задачи.

Почему же Госрезерв перестал играть свою важную роль и выполнять свою функцию? Где сбой? Там работают недостаточно квалифицированные люди или модель управления неэффективна? На самом деле обе причины вносят свой вклад в проблему. Эффективная модель управления предполагает оптимальную внутреннюю структуру. Но за годы неоднократных пересмотров структуры самого Госрезерва были ликвидированы ключевые подразделения, отвечающие за ценообразование, за контроль над техническим состоянием зданий и сооружений, самостоятельные подразделения мобилизационного резерва и т.д. Вследствие этих неоднократных пересмотров структуры и, соответственно, сокращений большая часть квалифицированных сотрудников уволилась или была уволена.

Вторым блоком проблем является передача части важных функций Госрезерва на аутсорсинг. Например, контроль над ценообразованием передан в УкрНИИ "Ресурс". Этот институт, на мой взгляд, выполняет несвойственную ему функцию. Вместо того чтобы давать рекомендации о цене, по которой закупать те или иные материальные ценности, он должен, во-первых, проверять качество того, что Госрезерв собирается закупить или обновить, во-вторых, осуществлять инновационные разработки, улучшать стандарты и приводить их в соответствие с требованиями нынешнего времени. Сегодня же институт дает письмо с рекомендациями по закупочным ценам руководству Госрезерва, а руководитель Госрезерва, в свою очередь, доводит эту рекомендацию до сведения предприятия, осуществляющего закупки. Получается, что каждый снимает с себя ответственность, ведь это всего лишь рекомендательное письмо.

Третья проблема — непосредственно управление. Все основные правила для подконтрольных предприятий и организаций, а именно — правила закупок с момента заключения до момента выполнения договоров, сами типовые договоры и т.д., должен определять сам Госрезерв. А предприятия и организации должны выполнять доведенные им правила, а не устанавливать их самостоятельно. Вместо этого сегодня в Госрезерве работает формат согласительных советов, кстати, не предусмотренный положением о Госрезерве. Эти согласительные советы могут своими решениями утверждать, а могут и не утверждать соглашения или правила. Статус, функции, полномочия этих согласительных советов — под большим вопросом. И этот формат на самом деле не предполагает определения ответственности. Зато все необходимые правила должны обсуждаться и утверждаться в формате заседаний коллегии, предусмотренной положением о Госрезерве. При этом персональная ответственность ни с руководства Госрезерва, ни с руководителей предприятий не снимается.

Почему же все-таки Госрезерв не был привлечен к ликвидации чрезвычайной ситуации на военных складах в Калиновке? Где не сработала координация действий? Политику Госрезерва сегодня формирует и координирует Минэкономразвития, а реализовывать ее должен Госрезерв самостоятельно. Сегодня же Минэкономразвития и координирует, и формирует, и фактически реализует политику Госрезерва, ведь все распорядительные документы подписываются именно там, в этом министерстве. Без подписи Минэкономразвития деньги из Госрезерва не выходят. Пример, показывающий результат действия этих сложностей, хорошо описал в интервью "РБК.Украина" за 28 сентября 2017 г. министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян: "Предыдущий эксперимент получить топливо из Госрезерва осенью прошлого года не имел успеха. Топливо тогда так и не поступило "Укрзалізниці", несмотря на отдельное решение правительства по этому поводу. Для его получения из Госрезерва сушествует много правовых проблем. Кроме того, есть вопросы по качеству и типу топлива, которое необходимо УЗ и которое есть в Госрезерве".

Итак, если Минэкономразвития взяло на себя все функции Госрезерва, включительно с реализацией политики, возможно, следующим шагом Госрезерв должен быть ликвидирован как лишняя структура? Я думаю, нет.

Кроме выполнения функции главного распорядителя средств, Минэкономразвития должно было бы совместно с Госрезервом определить проект стратегии Государственного агентства резерва Украины, подав на утверждение правительства актуальные задачи, в том числе обновленную номенклатуру. А сам Госрезерв в части выполнения стратегии должен получить широкий круг полномочий и как минимум иметь право распоряжаться средствами самостоятельно.

Так, сегодня в Госрезерве есть товары медицинского назначения, которые могли бы быть доступны больницам — их можно было бы передать областным администрациям для реабилитации воинов АТО. Но в силу того, что любую операционную деятельность необходимо согласовывать в Минэкономразвития, это влечет за собой потерю времени и, как следствие, несвоевременное принятие решений. Поэтому в данном случае, например, вопрос не решается уже несколько лет, поскольку нет нужного решения Кабинета министров. И это в то время как Госрезерв мог бы работать вместе с волонтерами и подтверждать, что государство участвует в решении этих вопросов. Сегодня многие говорят, что на реабилитацию государство вообще не выделяет денег, и все делается силами волонтеров. А в это время в государственном резерве есть товары, закупленные за государственные деньги, которые могли бы пригодиться и быть бесплатно переданы на эти цели.

Итак, вернемся к фундаментальному вопросу — о стратегии Госрезерва. Сегодня, когда в стране АТО, вместо того, чтобы определять номенклатуру, мы говорим о необходимости объединения всех государственных предприятий структуры Госрезерва в единый холдинг. Но холдинг предполагает создание акционерного общества. А акционерное общество создается для того, чтобы привлекать частный капитал. Соответственно, речь идет о приватизации. Но актуальна ли тема приватизации сегодня, в условиях военных действий? И какова будет стоимость этих активов, даже если допустить мысль, что правительство согласится на создание холдинга, объединение этих активов и их продажу частному лицу? И вообще характерна ли для Государственного резерва функция подготовки предприятий к проведению IPO и привлечения независимых аудиторских компаний для оценки активов с целью дальнейшего выведения этих предприятий на IPO? Мне кажется, что сегодня вряд ли. И поэтому для недопущения ситуации, когда генераторы для мирного населения, пострадавшего от ведения боевых действий, поставляют волонтеры, а не Госрезерв, нужно срочно найти решение, что же произойдет с Госрезервом: ликвидация или превращение в современное и эффективное государственное агентство. Тем более в условиях проведения АТО. Поэтому "реформа" Госрезерва, содержание которой сводится к созданию холдинга с последующей приватизацией всех предприятий, не ко времени.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно