Безусловные условия получения нового мандата НБУ от общества

6 августа, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 6 августа-12 августа

Надлежащее реформирование банковской системы Украины, монетарной политики невозможно без реформирования вышестоящего органа центрального банка — Совета Национального банка, и если у правления НБУ сегодня объявлено новое видение, то новый взгляд на ситуацию должен быть и у Совета Нацбанка. Важно, чтобы они совпадали.

Надлежащее реформирование банковской системы Украины, монетарной политики невозможно без реформирования вышестоящего органа центрального банка — Совета Национального банка, и если у правления НБУ сегодня объявлено новое видение, то новый взгляд на ситуацию должен быть и у Совета Нацбанка. Важно, чтобы они совпадали.

С принятием в июне 2015 г. законов №541 и 542 о развитии институциональной способности НБУ появился реальный шанс превратить Совет Национального банка из органа, который на протяжении многих лет только фактически формализовал решения его правления, в продуктивный рабочий орган монетарной власти, наделенный Конституцией Украины специальными полномочиями по разработке Основных принципов денежно-кредитной политики (ДКП) и правом осуществлять контроль над ее реализацией и анализ влияния на социально-экономическое развитие страны. Это право закреплено в 30 отдельных пунктах закона.

На Совет НБУ возложена еще одна функция — осуществление надзора над системой внутреннего контроля Национального банка.

Еще одно новшество — новоназначенные члены Совета НБУ за выполнение своих функций будут получать денежное вознаграждение, ежегодный размер которого, очевидно, будет высоким. А это уже новая ответственность, не только моральная (на общественных началах), а отныне и материально-административная — перед обществом за государственное выполнение ст. 100 Конституции.

Может ли кто-то вспомнить случаи наказания членов Совета или правления НБУ за невыполнение Основных принципов ДКП? А отвечать есть за что. В частности, чего стоят такие решения без соответствующей оценки, когда, например, Основными принципами на 2014 г. уровень инфляции объявлялся в пределах 9% (+-2%), а фактическая инфляция составила 25%; прирост денежной массы планировался на 28%, а правление НБУ этот показатель выполнило только на 8,5 п.п.? Аналогично в 2015-м: план по инфляции — 9%, фактический уровень — 43%; план прироста денежной массы — 27%, фактически он составил 0,8%. Если к этим тенденциям добавить провозглашенную на 2016 г. Национальным банком (без соответствующего решения его Совета) политику "дорогих денег", получаем окончательный разрыв связей банков с реальной экономикой, усугубление платежного кризиса, углубление массового банкротства предприятий и особенно слабо развитого малого и среднего бизнеса.

В действительности речь идет не только о невыполнении ключевых показателей. Имеем трехкратное обесценивание национальной валюты и в такой же пропорции — обнищание украинцев. Также речь идет о лишении экономики денежных ресурсов, что углубляет кризис. Очевидно, за такие просчеты в монетарной политике нужно кому-то нести ответственность перед обществом. Учитывая, что члены Совета будут получать денежное вознаграждение за свою работу, а также утверждают порядок оплаты труда главы НБУ и членов правления, очевидно, было бы целесообразно установить прямую связь между правильностью избрания и выполнения ими Основных принципов ДКП и материальным вознаграждением руководящих органов НБУ.

Из этого можно сделать следующий вывод. Проблема обеспечения экономики Украины деньгами для ее роста, высокая доля иностранной валюты в денежной массе, колоссальный размер наличной валюты вне банков (по действующему на 20 мая 2016 г. курсу — вдвое больше официальной денежной массы), правительственные обязательства в портфеле НБУ, давно превышающие показатель всей денежной базы, должны стать отдельными пунктами анализа просчетов в монетарной и финансовой сфере на государственном уровне, при участии экспертной среды.

Следует обратить внимание на предусмотренную законодательством роль и, соответственно, предоставленный общественности мандат в сфере деятельности Национального банка.

В Законе "О Национальном банке Украины" (далее — Закон) есть отдельный раздел, посвященный денежно-кредитной политике. А это свидетельствует о том, что в формировании Основных принципов должна принимать участие и экспертная общественность. Вспомним ли случаи, когда их принятию предшествовали дискуссии в научной среде о правильности выбора центральным банком основных экономических средств и монетарных методов ДКП посредством инструментов процентной политики, операций с ценными бумагами, рефинансирования банков, регулирования импорта и экспорта капитала, сужения или увеличения денежной массы в экономике и т.п.? Были ли случаи, когда экспертная среда узнавала о результатах обязательного ежеквартального анализа Советом НБУ состояния осуществления ДКП и ее влияния на социально-экономическое развитие Украины? Ни разу не было и профессионального, при участии общественности, обсуждения результатов ежегодного выполнения Основных принципов ДКП в целом.

Следующая норма Закона: наличие признаков неустойчивого финансового состояния банковской системы, а также обстоятельств, угрожающих стабильности банковской и/или финансовой системы страны, подтверждаются соответствующим решением Совета по финансовой стабильности. Привлекалась ли к этому процессу общественность? Ответ — нет. Возникает вопрос, а кто запрещал нам эти обсуждения? Выясняется, что никто. Может ли это все относиться к государственной тайне? Выясняется, далеко не все. На мой взгляд, на сегодняшний день не было полномочного инициатора этого процесса, очевидно, это и должно стать новой задачей Совета Национального банка, а его правление должно это расценивать не как вмешательство в собственную деятельность, а как попытку вместе преодолеть существующие проблемы в нашей банковской системе.

Повышение осведомленности и понимания общественностью монетарной политики НБУ, преимущественно благодаря соответствующему разделу его веб-сайта, еженедельные "политинформации" для избранной группы банков, тематические лекции для студентов экономических вузов не решают проблему восстановления доверия к регулятору и монетарной власти.

Следовательно, Совет Национального банка должен наполнить новым содержанием отношения в треугольнике НБУ—КМУ—ВРУ, конечно, при поддержке президента Украины, который еще недавно сам был председателем Совета НБУ, председателем банковского комитета парламента. Согласно ст. 52 Закона, Национальный банк и Кабинет министров проводят взаимные консультации по вопросам денежно-кредитной политики, разработки и осуществления общегосударственной программы экономического и социального развития страны. Только совместно разработанная (КМУ—НБУ при участии профессиональных ученых разных областей знаний) программа экономических реформ является правильным путем к укреплению финансового сектора Украины, экономическому росту и обеспечению занятости населения. Очевидно, не случайно глава ФРС и министр финансов США встречаются каждую пятницу и координируют свою работу, а глава ЦБ Англии в случае незначительного отклонения от принятого уровня инфляции немедленно обнародует открытое публичное письмо с объяснением причин и описанием мер, которые собирается принять для исправления ситуации. В этих странах не пренебрегают и консультациями с разными профильными общественными советами и объединениями.

Еще одной не в полной мере реализуемой на практике является следующая законодательная норма: согласно ст. 14 Закона Национальный банк информирует Верховную Раду об утвержденных Советом НБУ Основных принципах денежно-кредитной политики, предоставляет президенту и парламенту Украины дважды в год информацию о состоянии денежно-кредитного рынка в государстве. Будучи народным депутатом Украины двух созывов, я лично был свидетелем формальности этого процесса. Поэтому именно Совет НБУ вместе с профильным комитетом парламента должен стать инициатором широкомасштабных комитетских, а по ключевым судьбоносным вопросам — и парламентских слушаний при участии соответствующих специалистов, ученых, практикующих банкиров, банковских ассоциаций, профильных общественных объединений.

Итак, законодательство Украины дает широкие возможности общественности для участия в государствообразующем монетарно-финансовом процессе. Нужны только инициатива и сила воли сторон из вышеупомянутого треугольника НБУ—КМУ—ВРУ. Инициатором этой воли должен стать Совет НБУ.

Если оценивать текущее положение дел в руководящих органах нашего центрального банка, то очевиден вывод — сегодня у нас кризис управления Национальным банком: его Совет отсутствует почти год, заместители НБУ работают в статусе исполняющих обязанности, смета административных расходов на текущий год не утверждена, Основные принципы ДКП на текущий год отсутствуют, годовая финансовая отчетность за 2015 г. не утверждена.

Еще пример несогласованностей. Совет НБУ в 2014–2015 гг. пять раз принимал решение о невыполнении его правлением Основных принципов денежно-кредитной политики по обязательным для выполнения пунктам. Правление игнорирует решение Совета, а сам Совет, пренебрегая своим установленным законом правом для таких случаев, не обращается к ВРУ и президенту с изложением своих позиций. Конфликт интересов руководящих органов центрального банка оставил страну без утвержденной монетарной политики на текущий год, к тому же в наследство от такой многолетней дуалистической политики остались два противоположных по смыслу проекта Стратегии монетарной политики на 2016–2020 гг. (предложены предыдущим Советом НБУ) и Основные принципы ДКП на 2016–2017 гг. (предложены правлением НБУ как рекомендации). Как результат, управленческий кризис последних лет не мог не вызвать кризис монетарного и валютного регулирования: наблюдаем потерю доверия к национальной валюте, разрушение банковской системы, ухудшение экономической жизни в стране.

Таким образом, в стране фактически действуют два монетарных режима: один де-юре, другой де-факто. МВФ в пределах текущей стабилизационной программы (Механизм расширенного финансирования — EFF) классифицирует нынешний монетарный режим в Украине несколько иначе, чем объявленный НБУ (об этом ниже), у научной экспертной среды иное видение эволюции монетарных режимов последних лет, их современной классификации и целевого назначения.

Де-юре НБУ с февраля 2014-го объявил о переходе к гибкому официальному курсу гривни и прекратил его поддержку путем проведения валютных интервенций, с 2015-го провозгласил переход от монетарного к инфляционному таргетированию (ИТ). Вместе с тем МВФ относит монетарное регулирование Украины к режиму "Таргетирование монетарных агрегатов с переходным валютным курсом", то есть режиму "стабилизационного курса". МВФ в рамках текущей стабилизационной программы продолжает контролировать ежеквартальные количественные критерии эффективности по чистым международным резервам (ЧМР) и чистым внутренним активам (ЧВА), составляющим монетарную базу. Именно соблюдение этих задач, считает МВФ, позволит стабилизировать валютный курс и контролировать соответствующий уровень инфляции. Профессиональная экспертная среда в своем большинстве считает, что, вопреки объявленному инфляционному таргетированию, нынешний монетарный режим продолжает быть эклектичной политикой НБУ, то есть "смешиванием и безграничным объединением разных, разнородных и несовместимых параметров и целей монетарной политики".

Де-факто, перейдя к режиму инфляционного таргетирования, НБУ тем самым ввел плавающий валютный курс и осуществил переход к активной процентной политике. Об этом говорится в его "Дорожной карте ИТ". Конечно, это больше желаемое, чем действительное. Такую монетарную политики не утверждал Совет НБУ. На самом деле для удовлетворения бюджетных нужд Минфина Нацбанк пытается удержать курс в "договоренной" зоне целесообразности, а это фактически неформальная цель по стабилизации валютного курса гривни. Например, эта договоренность в 2015-м была определена на уровне 24 грн/долл., а в 2016-м —
27 грн/долл. При объявленном плавающем валютном курсе фактические жесткие валютные ограничения и возобновление практики продажи НБУ иностранной валюты — ничто иное, как одна из трех разновидностей режима фиксированного валютного курса по классификации МВФ. И понятно, почему это происходит. МВФ контролирует показатель чистых внутренних активов, который определяется размером денежной базы и международных резервов. Другими словами, уменьшение объема валютных резервов влечет за собой необходимость адекватного сокращения объема базовых денег.

В дорожной карте НБУ по внедрению инфляционного таргетирования утверждается, что в ближайшее время этот режим будет формализован новообразованным Советом НБУ, а далее НБУ будет настойчиво добиваться у МВФ изменения условий программы сотрудничества, то есть включения показателя инфляции как одного из параметров стабилизационной программы (EFF). Возникает вопрос: может ли Украина выполнить дополнительное отягощение, если мы не в состоянии выполнять и существующие согласно программе обязательства?

По данным МВФ, режим ИТ соблюдают 36 стран, или 18% общего количества его членов. В 2015 г. среди стран — членов МВФ 45,5% применяли курсовую привязку, 13% таргетировали монетарные агрегаты, 22,5% придерживались других (смешанных) монетарных режимов. Так, ряд стран, провозгласивших приверженность режиму ИТ (Чехия, Армения, Доминиканская Республика), ориентируются на инфляционную цель одновременно с целью по валютному курсу, фиксируя его уровень, или потолок укрепления. Банк Англии использует режим ИТ в привязке процентной ставки не только к показателю инфляции, но также и к уровню безработицы.

В отечественной экспертной среде поднимается вопрос: какую же модификацию режима ИТ хочет выбрать НБУ? Объявленная цель не только по инфляции (однозначный ее уровень), но и по наращиванию международных резервов (особенно последняя нехарактерна для режима ИТ) требует объяснения, что является причиной перехода к ИТ: "легализация" накопления внешнего долга НБУ, скрытое таргетирование монетарных агрегатов, попытка достичь управляемого валютного курса или все вместе?

Именно такие вопросы НБУ задал Государственный институт экономики и прогнозирования, а профессор кафедры банковского дела КНЭУ М.Савлук считает, что дорожная карта разработана на ошибочной методологической основе. Карта касается только мер, которые НБУ планирует принимать исключительно в монетарной сфере, и совершенно не предусматривает каких-либо изменений в сфере реальной экономики, в частности структурного реформирования, без которого ценовая стабилизация в долгосрочном периоде невозможна.

По моему убеждению, лучшим способом восстановления доверия к монетарной власти является сотрудничество и диалог с общественностью через научно-практические банковские форумы, конференции, совместную работу в экспертных группах при общественном совете НБУ. Именно поэтому я поддерживаю Стратегию развития банковской системы 2016–2020 гг., разработанную группой профессиональных экспертов под эгидой парламентского комитета по вопросам финансов и банковской деятельности и утвержденную на его заседании. Процесс подготовки стратегии носил характер открытого общественного проекта, в который свои предложения вносило значительное количество ученых. Убежден, если бы наши члены правительства прислушались к тем конструктивным предложениям общественности по развитию нашей монетарной, банковской, финансовой сферы, которые в значительной степени учитывают вызовы украинских реалий, то это и было бы лучшим проявлением общественного признания действий государственных регуляторов и сотрудничества с гражданским обществом.

Объединение интеллектуальных и организационных усилий НБУ, правительства, президента, научной общественности для разработки новой стратегии монетарной политики на среднесрочную и долгосрочную перспективу, разработки переходных (подчеркиваю — переходных) Основных принципов ДКП на 2016–2017 гг. на базе предложений всех перечисленных выше субъектов этого процесса. Это и является, между прочим, реализацией конституционного права граждан в управлении государственными делами в ходе формирования и реализации государственной политики в монетарной сфере Украины.

Основными принципами деятельности Совета НБУ должны стать публичный и прозрачный контроль над осуществлением денежно-кредитной политики, анализ ее влияния на состояние социально-экономического развития Украины. Это даст МВФ дополнительный сигнал для возобновления программы сотрудничества и станет проявлением надлежащей формы реализации коммуникационной политики НБУ, а для экономики — реальной попыткой осуществления структурных реформ, реализации которых должна способствовать монетарная политика НБУ. Это возможно реализовать только при условии наличия у Совета и правления НБУ единого видения денежно-кредитной и валютной политики, единой стратегии развития монетарной политики на долгосрочную перспективу, полностью интегрированных с государственной экономической стратегией. И это возможно при одном условии: Совет НБУ должен выступить с инициативой о получении от общества нового мандата для основной конституционной функции центрального банка страны — обеспечения экономического роста, поддержки занятости населения и ценовой стабильности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно