Андрей Жельветро. Отцовский инстинкт

16 июня, 11:35 Распечатать Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня

Этот разговор — эксперимент. 

Я читала книжки психолога Андрея Жельветро, слушала его лекции и со многим не соглашалась. А порой даже злилась на его прямоту и житейскую неопытность. На попытки какими-то уж чересчур простыми определениями корректировать мою сложную многоуровневую концепцию родительства, которую методом проб, ошибок и наблюдений годами выстраивала в своей голове. 

Однако где-то там, очень глубоко, я стопроцентно почувствовала, что этот молодой человек, еще не имеющий своей семьи и детей, уловил что-то главное про родителей. Наверное, как сын. И просто, без академических экивоков, пытается это главное донести. До тех, кто к нему обращается за помощью. 

Очевидно, что любой разговор на эту непростую тему в День отца будет базироваться прежде всего на мужчине. Его сути. Не могу утверждать, что уже стопроцентно познала сей противоположный полюс, но как жена и мама двух уже достаточно взрослых сыновей кое в каких местах я могла спорить. Или — о ужас! — соглашаться, в буквальном смысле хватаясь за голову: "Что же я, дура, наделала!".

Уж простите за сленг, но сегодня — точно без экивоков.

— Андрей, прежде чем углубляться в тему мужчин-отцов-сыновей, хочу спросить: а что вы, в процессе своей активной психологической практики, про людей вообще поняли?

— О… Я понял, что люди не меняются. Что не нужно помогать слабым. Не тому, кто чего-то не может, а тому, кто не хочет. Бывает, приходит к тебе человек с проблемой, ты проникся, вложился и душой, и мозгами, вроде бы все начинает налаживаться, но потом…человек постепенно скатывается на свой прежний уровень. На самом деле он не хочет изменений. Он хочет, чтобы его пожалели, и готов за это платить. Но вот есть такой человек — Ник Вуйчич, который в туалет нормально сходить не может, но он от жизни очень много хочет. Он рвет просто все, зубами цепляется за возможности, пробиваясь сквозь собственные не могу. И сегодня его знает весь мир, и его пример помогает людям. Я сразу вижу людей, которые хотят и которые не хотят. И я не работаю с теми, которые не хотят. 

— Так, по-вашему, слабыми рождаются?

— Слабыми становятся. В детстве. И сила, и слабость закладывается в ребенка буквально до десяти лет. И это, как вы уже поняли, не зависит от его физического здоровья. Потом что-либо в нем изменить достаточно трудно. У меня в университете была преподаватель Ольга Алексеевна Акименко, которая, к сожалению, уже ушла от нас. О ней ходили разные легенды. Одна из моих любимых, когда к ней пришла мама с подростком: мол, не слушается, контакта нет и пр. И она в первую минуту спросила у матери: "Кто пацану стирает вещи?". 

А потом выставила их обоих за двери, уточнив, что приходить можно, когда этот парень начнет стирать себе вещи самостоятельно. 

Здесь ключ. В вопросе об ответственности. Если родители с детства не учат своего ребенка ответственности, самостоятельности, если не позволяют ему шишки набивать, тогда этот мальчик или девочка оказывается во взрослой жизни инфантильным, слабым человеком, по сути, паразитом, который хочет пользоваться другими людьми. 

— Давайте тогда представим себе условного ребенка — мальчика, так как это ваша сфера, и пройдем его дорогу так, чтобы не взрастить паразита. 

— Можно разбить всю жизнь мужчины на шесть этапов. "Любимый сын" — первый этап от нуля до десяти лет. Время, когда мальчик должен почувствовать, что его любят безусловно, и он в безопасности. Если ребенок не напитается такими ощущениями в этом возрасте, то тогда он будет всю жизнь искать их компенсаторы. В творчестве, в артистической деятельности, в признании публики… В худшем случае заслуживать внимание людей какими-то не совсем адекватными поступками.

До пяти лет воспитанием должна больше заниматься мама, а после пяти — обязан включиться папа и потихоньку начинать вводить нормативные правила. К примеру, если семилетний мальчик разбросал игрушки, то не мама его должна строить и заставлять, а папа. Спокойно и уверенно. Это не значит, что, добиваясь результата, нужно начинать кричать и бить. Я недавно стал свидетелем того, как один папа схватил малышку, подбежавшую к чужой собаке на улице, и начал со злостью лупить ее по попе. Да, он справедливо испугался. Но он же несправедливо выместил злость на ребенке. В результате его дочь получила сигнал, что мужчина может причинить ей боль. И что нужно терпеть и соглашаться. Впоследствии муж-тиран у таких "девочек" — обычная история. 

Мальчика, естественно, нужно воспитывать чуть-чуть строже, чем девочку. Но тоже не силой. Возможно, лишать каких-то привилегий, гаджетов и развлечений. Или, к примеру, ребенок капризничает и не хочет есть, все ему невкусно… Окей. Забирайте тарелку с этим невкусным борщом и не предлагайте еду вечером. Даже если он сел за стол. Результат? Его понимание, что нельзя так относиться к родительской заботе, что надо уважать чужой труд. И обучать этому на практике — больше отцовская задача.

— Мама и не кормить — это что-то из области фантастики. 

— У меня бабушка такая была. Я вредничаю и говорю, что не хочу, а она приготовит и еще в кровать принесет. Лишь бы поел. Женщины, стоп! Цена, которую вам придется платить за такое воспитание в том, что на вас просто перестанут обращать внимание. Не звонить месяцами, когда вырастут, забивать, короче говоря. А, собственно, что неожиданного? Зачем к маме уважительно относиться, если она все равно сделает то, что я скажу. Так буднично по-домашнему вы своими руками растите паразита. В то же время маме не стоит шлепать своих мальчиков, кричать на них, постоянно одергивать и дисциплинировать… Ведь такой мальчик потом будет бояться женщин и думать, что именно женщины управляют миром. Ваш мальчик станет подкаблучником. Будет искать себе ту, которая будет придавливать его к полу своим каблуком. 

— Где-то точно должны преподавать эту науку. 

— Это действительно непростая наука. На этапе "Юноша" — в том числе. В 10–20 лет для мальчика (подростка, юноши) главное — получить признание сверстников. Убедиться в том, что я классный, что я крутой, что со мной все в порядке. Внешность, спорт, интеллект, танцы… Главное — в чем-то получить признание. Вследствие чего формируется адекватная самооценка в обществе. Ведь дома уже все понятно, тебя любят, и все окей. 

Что важно? Понарушать правила, какие-то общественные запреты…где-то булку стырить…где-то бутылку разбить об стену, чтобы какая-то женщина поругала…музыку громко врубить… Важно протестировать общество на предмет того, насколько ты можешь проявлять свои желания. Попробовать мир на зуб. Если в этом возрасте родители запрещают пропадать на улице, разбивать лоб и колени, фильтруют, с кем дружить, а с кем — нет, то они совершают большое зло по отношению к своему ребенку. 

Мальчики должны проходить кровь, должны почувствовать, что такое боль, в том числе и физическая, и психологическая. Первая любовь и разочарование тоже случается в этом возрасте. И, да, здесь парню нужна поддержка, чтобы не сломался. Но, скорее всего, не от родителей. Потому что это время формирования новых авторитетов. Тренер, школьный учитель, дед, наконец. Который скажет: "Внучок, да ну их этих девок, у тебя еще таких сто будет". Вот так просто, а внуку — легче. 

А родители должны уже сейчас учиться отпускать. Это возраст, когда должна произойти психологическая и физическая сепарация от родителей. Не жить дома, не пользоваться налаженным комфортом и благами, идти и учиться все делать самому. Даже, если видите, что что-то не так, как вы хотели бы, что в чем-то сын ошибается… Пусть! Просто он должен знать, что ваши двери для него всегда открыты. 

— Этот возраст выпадает на момент поступления, выбора дороги. И с этим проблема. Многие мальчики уже в 11 классе еще не знают, куда им и зачем. Плюс протест, нежелание учиться. А мы — родители, нацелены исключительно на успех. Не дай Бог потеряет год… Что подумают другие?..

— Одно дело, когда юноша не может определиться и его нужно просто подтолкнуть — советом, знакомством, мероприятием… Подталкивайте. Совсем другое, когда парень переживает глобальный протест против системы образования, к примеру. Когда он не согласен с тем, как работает взрослое общество. Может быть и то, и другое сразу. Не надо давить его и душить. Надо просто разговаривать и чувствовать. Он поступит туда и тогда, когда придет его время. Жизнь намного гибче, чем ваши догмы. Мир не перевернется, никто не умрет, а ваш сын не станет изгоем, если не поступит в вуз. Все проще на самом деле. Здесь основное — ваш страх, что вы оказались не совсем хорошим родителем. Но оставьте ребенка в покое, разбирайтесь с собой. 

— До тех пор, пока он не перейдет на третий этап? Там какие шансы? 

— У родителей уже никаких, а у сына — большие. 20–30 лет — это самый важный этап в жизни мужчины. Называется "Воин". Время, когда нужно максимально дисциплинировать свое тело, свой ум и свои действия. Время, когда нужно вырабатывать свои принципы, правила морали, определяться с ценностями. Что хорошо, а что плохо? Как справляться, когда предал друг? Красть или не красть? Время, когда нужно максимально преодолевать свои страхи. Время делать что-то через не хочу. Потому что должен. Только после того как ты преодолеешь сопротивление к понятию "должен", когда ты его перерастешь, как только окажешься способен выполнять любую задачу вне зависимости от твоего состояния и настроения, ты — мужчина. А твоя женщина может почувствовать себя рядом с тобой, как за каменной стеной. 

Это также время наставников. Но здесь уже не отец. Кто-то или что-то — армия, командир, старший друг, руководитель на работе должен научить парня тому, чего он еще не умеет. Время впитывать мужскую культуру. Формировать собственный мужской код. Как справляться с проблемами? Как относиться к себе? Как вести себя с женщинами? Как не сломаться, когда не получается заработать денег и добиться цели? Все ответы — в этом психологическом коде мужчины. Это компас, который позволяет вставать после любых падений и продолжать идти. А не сидеть у компа, отращивая бороду и пузо. 

— Ну, таки активно отращивают. 

— Ну да. Этот культурный код мало кто передает. Мы его утрачиваем. Это мировая тенденция. Мы все видим этот перекос, когда именно на этапе "Воина" вдруг вперед выходят женщины, становясь сильными и успешными, заслоняя собой мужчину. Благодаря упорству, целеустремленности, работоспособности женщины научились решать свои проблемы и обеспечивать себя сами. А мужчины — просели. В 35 она счастливая едет в машине, а ее одноклассник в автобусе, озлобленный на весь мир. 

— Так где все-таки происходит или произошел основной сбой в этой мужской системе?

— Мы живем в век безотцовщины. Отцы не воспитывают пацанов. Они их либо бросают, по причине развода, либо просто живут рядом, но своей жизнью. Но когда мальчики не чувствуют, что нужны своим отцам, в них не формируется мужественность. Слабые, пьющие, бесцельные отцы не могут дать силу своим сыновьям. И на выходе мы имеем удобных, послушных, где-то ленивых мальчиков и — девочек "с яйцами". Которые потом все берут в свои руки. Зарабатывают, принимают решения, добиваются успеха и становятся главой семьи. И все потому, что мужчины — слабые. 

Это очень легко читается в медиапространстве. Зайдите на страницы своих знакомых в соцсетях. Посмотрите, как фотографируются современные семьи. Мужчины двигают на первый план своих красавиц-жен, а сами прячутся за ними. С такой еще милой дурацкой улыбочкой. И ты сразу понимаешь, кто там у них главный. А вспомните, как раньше было. Мужчина сидит на стуле, и вокруг него вся семья. Вот она — опора семьи, та самая каменная стена. А современный мужчина может быть бородат, накачан, иметь кучу денег и машин, но он априори слаб в семье. 

— Но женщина часто сама стремится подавить, подчинить мужчину. Потом, правда, начинает страдать без его силы. 

— Женщина подсознательно всегда тестирует мужчину на то, насколько он силен или слаб. Путем манипуляций, провокаций, истерик… И если мужчина на них ведется, то, да, он слаб. И женщина это понимает. Она чувствует, что с таким мужчиной в дальнейшем может быть небезопасно. От этого и страдает. Не хочет его, не уважает…Поэтому мужчина должен знать, что женщины (мамы, тещи, сестры, тети, жены, дочери — все) на протяжении всей жизни будут тестировать его на прочность. Чтобы понять, не утратил ли он свою силу. 

Часто бывает, что сильная женщина начинает вдруг направлять мужчину на путь истинный, требовать успешности. Опять-таки, вопрос к женщине: а зачем ты вышла за муж за еще незрелого мужчину? Но проблема еще глубже. Если женщина начинает в этом плане давить на мужчину, он перестает воспринимать ее как женщину. Потому что она каждый день нажимает на его самые больные точки. Из отношений уходит интимность. 

— Полюбила незрелого, вот и вышла. Это я на ваш вопрос к женщине ответила. 

— Поэтому, если женщина сознательно пошла на такой шаг, но хочет, чтобы ее мужчина дозрел, она должна помочь ему найти какое-то сообщество успешных мужчин. Ее муж должен попасть в мужскую среду, которая бы его трясла, критиковала и мотивировала. И как бы ни было ему больно, этим мужчинам он будет благодарен. Женщине — нет. Женщина должна заниматься собой. Своими целями и реализацией. И если у вашего мужчины есть мозги, то, глядя на вас, он включится в эту гонку и займется собой. Он будет чувствовать, что отстает, и сам решит догонять и перегонять. 

— Возвращаясь к мужскому коду, вы как-то глобально пытались анализировать эту общую тенденцию. 

— Ну, войны, конечно, сыграли свою роль. Мальчиков начали воспитывать женщины — мамы, бабушки, сестры…, передавая им женские ценности. Которые сами по себе, несомненно, хороши и прекрасны. Но мужчине нужны мужские ценности. Мужчины сначала воевали, а потом те, кто вернулся, обеспечивали выживание своих семей, пропадая с утра до ночи на работе. Потом — глобальное движение феминизма. Изначально женщины отстаивали равные права и возможности, что было абсолютно справедливым. Однако позже произошел перекос, и на первый план вышли озлобленность и предвзятость в отношении мужчин. США, которые задают в этом смысле тренды, сегодня в тупике. Точнее, американские мужчины. Знак внимания к женщине — иди в суд, ты нарушил ее границы. Хочешь заплатить в ресторане за девушку — оскорбляешь ее достоинство. На законодательном уровне запрещаются естественные природные мужские проявления. В Японии простое общение — уже нарушение границ. В итоге ходят все несчастные, зарегулированные правилами поведения между мужчинами и женщинами. 

— Ну, в Америке голливудские мужчины получили такой жесткий откат, предварительно дав серьезный повод. А в плане озлобленности тоже не соглашусь. До вас в этом кресле сидела достаточно уравновешенная и умная феминистка. 

— Я, безусловно, не хочу никого обидеть и всех мерить одной линейкой. Я просто пытаюсь прояснить ситуацию с точки зрения психологии человека. Когда диалог, в том числе и общественный, переходит в агрессию, это уже не про отстаивание прав и свобод, а про личные травмы, комплексы, желание наказать мужчин за нанесенные обиды. И я считаю, что об этом нужно говорить прямо, порой жестко, для того чтобы женщины нас услышали. 

Но возвращаясь к нашему мужчине "Воину", подытожу: в силу вышеописанных причин мало кто из современных мужчин эту психологическую инициацию проходит. Я не могу точно подтвердить свое заявление какими-то официальными цифрами, но навскидку, исходя из моей практики, где-то процентов 70—80 юношей психологически так и не становятся мужчинами.

— Звучит как приговор биологическому виду. 

— Да. В будущем вообще не будет разделения на женщин и мужчин. Мы все будем бесполыми личностями. Личность Мария, личность Сергей… А понимание мужчины и женщины, со свойственными им какими-то функциями, обязанностями, ролевыми ожиданиями, будет нивелировано. Мужчины-Кэны, красивые, спортивные, но психологически бесполые. Хорошие, добрые, толерантные, но совсем не те бородатые дровосеки-мужики, которые в стужу и вьюгу могут совершать какие-то подвиги.

— Что-то я испытываю дискомфорт от такой перспективы. Несмотря на свои феминистические наклонности, вскрывшиеся в ходе разговора с известной феминисткой Оксаной Кись.

— Очень грустно, на самом деле. У меня есть мужской психологический курс "Фундамент", это как прыжок в последний вагон. Первый вопрос к его участникам всегда один: "Кто ты?". В основном мужчины называют профессии. "Ок — инженер. А по природе кто ты?". "Ну, я человек…". "А по природе?", — настаиваю я. "Мужчина?..." — осторожно спрашивают мужчины в ответ. "А какой ты мужчина?" — прошу назвать несколько прилагательных. Мало кто говорит, что сильный. Некоторые, помолчав, признают, что притворяются сильными, а на самом деле слабые. Что в отношениях с женой — слабые, что много боятся, на многое не решаются… И вот когда мужчина признает в себе слабость, в чем бы то ни было, когда перестает надувать щеки, он становится сильнее. Когда ученик готов — приходит учитель.

— А когда ученик готов?

— Когда находит в себе силы и просит помощи. Я тоже однажды попросил помощи у человека, который состоялся и реализовался. У него была потребность передать свои знания, у меня — получить. В течение двух лет он меня довоспитывал, давая мне то, что недодал отец. И в этом функция наставника. Если же мужчина не прошел этап "Воина", он еще в состоянии, конечно, позже как-то наверстать упущенное. Однако всегда будет ощущение, что ему чего-то не хватает. Потому что на следующем этапе — в 30–40 лет — перед мужчиной стоят уже совсем другие не менее сложные задачи. 

Он становится "Семьянином". Мужчина уже знает, чего хочет от жизни, и как этого добиваться, а она — его женщина — прекрасно впишется в его уже смоделированную среду. Время семьи, время продления рода, переключения внимания на женщину… Конечно, не всегда все ладится. Чаще — не ладится. Особенно если мусор, накопленный на предыдущих этапах, в отношениях с родителями в том числе, не разобран. Здесь и недолюбленность, и желание досамоутверждаться, и ощущение своей слабости начинают давать о себе знать. Фигуры отца и матери снова становятся ключевыми. Я предлагаю мужчинам поехать к родителям, поговорить, выяснить правду и простить. Принять в отце и матери прежде всего обычных людей. 

Потому что глобальная цель взаимоотношений родителей и детей — оценка. Все родители хотят, чтобы их дети поставили им оценку. "Хорошим ли я был папой?", "Хорошей ли я была мамой?". Эта оценка выражается в каждодневном общении, в звонках, в уважении. Или неуважении. И, да, здесь сложно. С отцами еще более сложно, чем с мамами. Многие мужчины обижены на своих отцов. И я тоже жил с такими же чувствами. Мои родители развелись, и отец мне ни писал, ни звонил… Вы бы видели, сколько взрослых сорокалетних мужчин рассказывают о своих обидах на отцов с абсолютно детскими переживаниями. И голос дрожит, и слезы текут… Вспоминают, как бил, как унижал… Но все равно надо ехать и говорить. В конечном итоге сын может так и не полюбить отца. Но зрелый мужчина будет относиться к своему отцу с уважением и благодарностью хотя бы за то, что он дал ему жизнь. Даже если тот последний пьяница. А ты уже "Царь". 

— Это название следующего этапа жизни мужчины?

— Да. 40–50 лет — тот период, когда желания, амбиции, цели максимально велики и получают свою реализацию. Есть ты, твой дом — твоя крепость — тоже есть, все потребности закрыты… В этом возрасте ты максимально расправляешь крылья…

— В идеале. Если мужчина с приоритетами двадцать лет назад не ошибся. 

— Безусловно, у него может быть куча проблем, кризисов, дефолтов, да чего угодно, причем как родом из прошлого, так и из настоящего. Но он с ними справится, если правильно прожил этап "Воина". Если справился со временем, когда преодолевал свои более мелкие страхи. И если тогда — в 20 лет — мужчина закалил свой характер, то благодаря этому он сможет справиться с любым кризисом зрелости. И "Царь" — это совсем не обязательно президент страны, это может быть реализация на любом другом уровне. Да, подъезд свой в порядок привести, организовать людей, работу поменять, дачу достроить…

И тогда мужчина успешно переходит на этап "Мудреца". Туда, где прекращаются битвы за деньги, признание и власть. В 50–60 лет — время делиться. Мужчина обращается внутрь себя, делится опытом…да, бороду отращивает, наконец. И на данном этапе — это органично. И это большая удача спокойно перейти на новый этап психологической зрелости. Однако если он где-то застрял, то покой такому мужчине будет только сниться. Вот, к примеру, очевидно, что Дональд Трамп недоборолся где-то на этапе "Воина", и он вряд ли когда-либо перейдет на этап "Мудреца". Этот мужчина будет всю свою жизнь бороться. 

— Самое грустное во всей этой истории, Андрей, что к тому моменту, когда у нас уже есть возможность обратиться внутрь, простить родителей и понять, в чем ты ошибся, твои дети уже выросли. 

— Внуки. Вот в этом главный смысл общения с внуками, когда ты уже можешь практически безошибочно их воспитывать. Вот почему так важно общение внуков с бабушками и дедушками. Они передают этому поколению самое ценное. 

— Знание о жизни? 

— Да. Но только те, которые сумели перейти в разряд "Мудрецов", а не какие-то злобные и неудовлетворенные жизнью пожилые люди. 

— Которых, тем не менее, их дети должны принять и за это тоже простить. 

— Да. Как-то так.

— За три года работы с группами "Фундамента" около сотни мужчин в течение трех месяцев доверяли вам свои сокровенные мысли. Ну, и что вы поняли про этих мужчин?

— Хороший вопрос. Я их полюбил. Полюбил вообще мужской вид. Не поймите меня неправильно, но я увидел, какими прекрасными мы можем быть. Какими ранимыми, трогательными, искренними…добрыми, заботливыми, по-настоящему сильными… Наша проблема в том, что мы скрываем себя истинных за масками уверенности, безразличия, гордыни. У меня сотни раз бежали мурашки по спине, когда во время наших общих бесед открывали свою душу взрослые мужчины. Когда 30-летний парень, который никогда не видел своего отца, вдруг принимает решение найти его. И находит. Где-то в Италии, через десятки родственников, но… с той стороны двери оказались закрыты. И мы все наблюдали, как тяжело переживает этот молодой мужчина. И делали свои выводы. Мы на самом деле классные, только надо полюбить себя, быть честным с собой. 

А глобально я понял: мужчине нужен мужчина. Мужественность передается от мужчины к мужчине. От отца — к сыну. Мужчинами не рождаются, а становятся. И проводник в процессе этого становления — мужчина. Плохо, что это понимание уходит, и традиция теряет свою ценность. Большинство современных мужчин застряли на этапе юноши. Бесконечно самоутверждаются, меряются машинами, домами и прочим. Так и проживают жизнь, доказывая, кто круче. Это видно невооруженным глазом.

— А про отцов что глобально поняли?

— Я сейчас скажу одну вещь, которая может вам не понравиться. Но к ней нужно отнестись философски, с принятием. У мужчин есть инстинкт продолжения рода, но нет отцовского инстинкта. У женщин есть материнский инстинкт, и поэтому они редко бросают своих детей. А мужчины бросают часто. Сколько бы детей ни было, пять, десять, мужчина может уйти. Может не звонить, не писать, не интересоваться…И, заметьте, общество это воспринимает достаточно толерантно. Ну, ушел, что делать?... Осуждать и критиковать, если бросит, будут исключительно только мать. Потому что люди интуитивно чувствуют, что эту данность вещей нужно принять. Просто понять природу мужчин. Тогда простить становится легче. Это я и о себе, и о своем отце сейчас говорю. 

Однако мужчин все-таки можно привязать к своим детям, к своим сыновьям. Просто нужно, чтобы отцы проводили с ними больше времени. Ходили на рыбалку, гоняли в футбол, делали математику… Чем больше мужчина вкладывает души и времени в ребенка, тем больше он будет его любить. Если же он все отдает на мамочку, а она тому и рада — "не мешай, уйди, я сама разберусь я мать, я знаю…", то таким образом она лишь увеличивает дистанцию между отцом и сыном. 

— Часто мамы на каком-то этапе убирают из цепочки воспитания папу, поскольку отношения между отцом и подросшим 15-летним сыном переходят в острую конфликтную фазу. 

— Ошибочно убирают. Потому что мужские отношения — это совсем другая история. Бывает, встретишь первый раз человека, и так он тебя раздражает. Но после драки понимаешь, что классный на самом деле пацан. Так и сын с отцом. Мальчик должен проявить силу, свою первую агрессию по отношению к отцу. И он может и должен получить сдачи. И тогда сын будет его уважать. Через боль он почувствует, что папа сильный. "Ну, а я что-то зарвался…". 

Женщина должна позволить мужчинам разобраться самим. Младшему и старшему. Как бы ни было ей страшно и непонятно. Отец потрясет за шкирку и отпустит. Это их мужской мир, где они таким образом выстраивают отношения. Иерархия так формируется. Мама должна осознавать цену постоянной заботы, опеки и вмешательства в мужскую историю. Видеть в своем сыне ребенка, а не мужчину, даже в 20 лет, — прямой путь к сыновней неблагодарности.

Смотрите полную видео-версию интервью.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
Выпуск №27, 13 июля-19 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно