Время экспериментов: Польша спустя год после смены власти

16 декабря, 2016, 23:01 Распечатать Выпуск №48, 17 декабря-23 декабря

Уже больше года Польша живет в довольно непривычной для себя политической ситуации. Еще никогда после 1989 г. полнота власти не была настолько сосредоточена в одних руках, как теперь. У "Права и справедливости" не только абсолютное большинство мест в парламенте, но и свой президент, который даже не пытается быть самостоятельной фигурой.

Фактическое уничтожение Конституционного суда, ночные голосования, замедление темпов экономики и угроза стабильности финансов. Но также — щедрая социальная программа для родителей, восстановление морского хозяйства и речного пароходства, большее желание прислушаться к предложениям и предостережениям из депутатских запросов, в частности и авторства оппозиционных депутатов. 

Что еще изменилось в Польше за год после создания правительства Беаты Шидло?

Премьер — Шидло, начальник — Качинский

Уже больше года Польша живет в довольно непривычной для себя политической ситуации. Еще никогда после 1989 г. полнота власти не была настолько сосредоточена в одних руках, как теперь. У "Права и справедливости" не только абсолютное большинство мест в парламенте, но и свой президент, который даже не пытается быть самостоятельной фигурой. Это новая ситуация, ведь все предыдущие правительства были коалиционными. И даже когда страной правили левые вместе с Польской крестьянской партией (PSL), они не всегда могли рассчитывать на поддержку "своего" президента Александра Квасневского, — он часто конфликтовал с премьером Лешеком Миллером.

Во времена "Гражданской платформы" (2007–2015 гг.) ситуация была понятна: власть принадлежала премьеру Дональду Туску (затем непродолжительное время — Еве Копач), параллельно и шефу партии. Теперь же настоящая власть находится не в руках премьера Беаты Шидло, — страной, фактически, правит лидер "Права и справедливости" Ярослав Качинский, который, формально, является лишь рядовым депутатом. Эта модель польской традиции не чужая: в 1997–2001 гг. премьером Ежи Бузеком руководил с заднего сидения Мариан Кшаклевский, а в 2005–2006 гг. премьер Казимеж Марцинкевич был только исполнителем поручений того же Ярослава Качинского.

Для полноты власти Ярославу Качинскому не хватает только конституционного большинства. Сначала были попытки достичь его, объяснившись с партией "Кукиз-15", причем еще следовало перетянуть нескольких депутатов оппозиции. Сделать это не удалось, поэтому партия решила применить "план Б" — подчинить и парализовать Конституционный суд. С помощью ряда ночных голосований и назначения (с нарушением Конституции) своих судей Качинскому удалось парализовать это учреждение, что, в конце концов, послужило причиной волны уличных протестов и ухудшения отношений с Западом. Однако созданному в начале 2016 г. Комитету обороны демократии (КОД) не удалось заставить правительство вернуть независимость Конституционному суду. Резолюции Венецианской комиссии и Европарламента также оказались беззубыми: прежде всего, Германия не пошла на вариант политической изоляции Польши. А Качинский достиг, чего хотел: Сейм может принимать даже явно антиконституционные законы без риска, что Конституционный суд их отменит.

500 злотых на ребенка

Несмотря на критику оппозиции и международного сообщества, большинство поляков таки доверяют правительству Беаты Шидло и довольны реализацией ее избирательных обещаний. Согласно опросу агентства CBOS за ноябрь т.г., за ПиС проголосовало бы 38% опрошенных — ровно столько, сколько эта партия набрала на выборах в октябре 2015 г. (37,6%). На втором месте с результатом 17% оказалась "Сучасна" Ришарда Петру (на выборах — 7,6%), больше всего потеряла "Гражданская платформа" — ее поддерживают лишь 14%, тогда как на выборах год назад за нее проголосовали 24,1%.

Популярность ПиС в народе возрастает благодаря реализации социальных обещаний этой партии — в частности и тех, что казались нереальными, учитывая обременение госбюджета. Важнейшая из них — программа "500 плюс". Родители, независимо от дохода, ежемесячно получают аж 500 злотых (110 евро) на каждого второго и последующего ребенка возрастом до 18 лет. А малоимущие поляки получают также деньги и на первого ребенка. 

Несмотря на критику лиц, обеспокоенных стабильностью финансов, программу поддерживают и избиратели, критически настроенные к ПиС. Что и неудивительно: 500 злотых — довольно большие деньги в домашнем бюджете даже для лиц с доходом выше среднего. Среднестатистический поляк получает "на руки" 2,8–3 тыс. злотых, причем многие люди с высшим образованием из большого города вне столицы радуются, получая "на руки" 2–2,3 тыс. злотых (в том числе учителя, медсестры, журналисты, рядовые чиновники). В меньших городах 2 тыс. злотых для многих считаются недосягаемой мечтой. Хотя, конечно, для Варшавы, а также для программистов или ІТ-работников даже 5–
6 тыс. злотых — это мало. Однако, по крайней мере, для половины семей программа
"500 плюс" означает ощутимое положительное изменение, а многим людям с более высокой зарплатой она позволяет, например, покрыть половину месячной уплаты кредита и таким образом избавиться от финансового камня на шее. 

Оппозиция, высмеивая эту программу и называя 500 злотых ежемесячно "несущественной подачкой", очевидно не оценила реальной ситуации в стране. Избирателей "Права и справедливости" только раздражают слова оппозиционных лидеров, что Польша уже очень зажиточная страна, ведь из личной перспективы многим полякам понятно, что ситуация совершенно иная. Парадоксально: хотя ПиС позиционируется как правые, она приобретает популярность именно благодаря социальной программе, которая в классической системе ассоциировалась бы, скорее, с социалистами. Кроме того, ПиС отменила пенсионную реформу Дональда Туска, вернув предыдущую, более низкий, пенсионный возраст — 65 лет для мужчин и 60 лет для женщин. Польша, таким образом, стала едва ли не единственной страной Европы, которая снижает возраст перехода на пенсию в ситуации, когда демография нуждается в противоположных действиях.

Что дальше с экономикой?

Несмотря на опасения оппозиции, введение этих щедрых социальных программ пока еще не привело к разрушению государственных финансов. Хотя первые опасные симптомы уже появились.

Несколько недель назад Главное статистическое ведомство (GUS)  обнародовало новейшие данные о состоянии польской экономики. Внимание всех привлекло заметное замедление экономического роста — до 2,5%, хотя прогнозы давали 3–3,5% (такими же были темпы роста в предыдущие годы). Ярослав Качинский в традиционном для себя стиле обвинил в этом предшественников и оппозицию. Дескать, в замедлении виноваты предприниматели, которые симпатизируют преимущественно "Платформе" и целеустремленно не достигали прибыли, чтобы назло ПиС довести экономику до разрухи. Такие ляпсусы неформального "надпремьера" уже стали обычными и, несмотря на свою абсурдность, не производят на поляков никакого впечатления.

Замедление было бы более глубоким, если бы не положительный стимулирующий эффект программы "500 плюс". Этот эффект особенно был заметен летом на польских пляжах Балтики, — многие не очень зажиточные поляки благодаря этим деньгам поехали на отдых, которого в предыдущие годы не могли себе позволить. Рост продаж ощутили также импортеры подержанных автомобилей из Германии или Нидерландов: многие семьи на эти деньги купили себе машину, на которую раньше не имели средств.

Экономисты опасаются, что стимулирующий эффект "500 плюс" продержится еще всего год-полтора. Потом замедление углубится, особенно если учесть тот факт, что часть менее зажиточных поляков отказываются работать на самых низкооплачиваемых должностях. Ведь родителям двух–трех детей работать за минимальную зарплату нет смысла, можно больше получить от программы "500 плюс" и социальной помощи.

Немного обесценивается и польский злотый, прежде всего из-за политических проблем. Год назад за евро надо было заплатить 4,2 злотого, теперь — уже 4,45. Социальные программы и незначительное обесценивание злотого не сказались зато на уровне инфляции, которая близка к нулю, как и процентные ставки.

Политическая нестабильность и неуверенность относительно будущего экономики не способствуют также приходу зарубежных инвесторов. Польша проигрывает прежде всего соседней Словакии: инвесторы доверяют ей больше, поскольку эта страна принадлежит к еврозоне. Кроме того, Словакия развивается более быстрыми темпами (3%) и имеет лучшие, чем Польша, прогнозы. Именно поэтому Польша еще год назад (под конец правления Евы Копач) проиграла южной соседке престижную инвестицию компании Jaguar Land Rover, которая разместит свою фабрику в словацкой Нитре, хотя рассматривала также Нижнесилезское воеводство Польши.

Время изменений

В начале своего правления в 2007 г. Дональд Туск сказал, что время глубоких изменений окончательно закончилось, а его правительство не будет проводить никаких реформ, потому что поляки их уже не хотят. Вместо этого должно было быть спокойное администрирование, как говорил сам премьер, "политика теплой воды в кране". И действительно, предыдущую власть трудно было убедить в необходимости не то что реформ, но и мелких изменений, причем даже там, где проблемы были очевидны (возьмем для примера хотя бы визовые скандалы, — вместо того, чтобы признать проблему и выдавать больше пятилетних виз, власть времен Туска делала вид, что ничего менять не надо).

Правительство Беаты Шидло — точное отрицание тогдашней политики. Новая команда любит изменения и проводит их даже там, где они не нужны. Притом часто прибегает к экспериментам, на которые не отважились бы предшественники. Пример — реформа системы образования. Все предыдущие восемь лет поляки нарекали на систему трехлетних гимназий и предлагали их ликвидировать, вернувшись к системе восьмилетней основной школы и четырехлетнего лицея. ПиС проводит такую реформу, хотя теперь многие родители критикуют этот шаг за то, что очередная реформа будет болезненной, и что она недостаточно подготовлена.

Кроме того, власть начала амбициозную программу восстановления морского хозяйства и речного пароходства, в годы правления "Платформы" находившегося в жалком состоянии. Планируется вернуть пароходство на Одре и нижней Висле, от Варшавы до Гданьска. Правительство хочет также создать международный водный путь от Балтики до Черного моря — через Вислу, Западный Буг, Припять и Днепр (международный водный путь Е-40).

В энергетике правительство Шидло возвращается к углю, что способствует загрязнению польского воздуха, уровень которого и так один из самых высоких в Европе. Вместо этого одиозный министр окружающей среды Ян Шишко удивил европейское сообщество тем, что после 2005–2007 гг. дал добро на массовую вырубку Беловежской пущи, на что не отважился в своей части леса даже Александр Лукашенко.

Восточная политика и отношения с Украиной — это отдельная тема, к которой мы еще вернемся. Однако здесь тоже ситуация типичная для правительства Шидло: сначала что-то делать и полностью менять прежнюю политику, и только потом думать о последствиях. Иногда это дает положительные результаты, однако чаще эффект совершенно противоположный.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно