Успехов, Европа! Как одновременно защитить и обойти валлонов

29 октября, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 29 октября-4 ноября

Одним словом, измерение демократии, о котором Европе следует подумать, — это как защитить интересы стран без того, чтобы растоптать интересы регионов в их составе. Это не упоминая об интересах внутренних религиозных, языковых и этнических меньшинств.

На этой неделе должен был состояться саммит "ЕС—Канада", на котором Брюссель и Оттава планировали подписать соглашение о создании зоны свободной торговли. 

Но канадский премьер-министр Джастин Трюдо так и не появился в Брюсселе — встречу в последний момент отменили. Причина — бельгийский премьер-министр Шарль Мишель заявил, что не может подписать соглашение, поскольку региональный парламент Валлонии против. 

В прошлый четверг бельгийские региональные парламенты все же согласились разблокировать соглашение. Но при условии, что они смогут его сорвать в любой момент, даже в конце процесса ратификации странами ЕС. Таким образом, перспективы остаются мрачными.

В августе профессор экономики Карлтонского университета Вивек Дехеджа писал в своей статье, что, игнорируя эксцессы, связанные с соглашениями о свободной торговле, Канада потеряла тех, кто остался на маргинесах. Это была попытка предупредить, что, игнорируя недовольство соглашением о зоне свободной торговли между Канадой и ЕС, Оттава потеряла валлонов.

Об этом на полосах Globe and Mail пишет профессор экономики Университета Саймона Фрейзера Джеймс Дин, напоминая, что население франкоязычной Валлонии в Бельгии насчитывает всего 3,7 млн чел., в то время как совокупное количество жителей Евросоюза достигает 500 млн. Этот бельгийский регион был одним из первых в Европе, который 200 лет назад, вслед за Англией, прошел процесс индустриализации. Однако теперь он превратился во "ржавый пояс" и стал преимущественно аграрным. Бесспорно, именно поэтому он и "на маргинесах".

Но канадско-еэсовское соглашение учло интересы таких регионов. Канада усиленно работала в течение семи лет, дабы разработать то, что в ЕС называют "самым честным торговым соглашением всех времен". Например, она не нарушает европейский запрет на генетически модифицированные продукты. Соглашение предлагает создать "инвестиционные суды", которые прозрачно и независимо будут решать все конфликты. 

Документ в основном не содержал всех недостатков, мешавших соглашению о свободной торговле в Северной Америке. Что же пошло не так?

Суверенитет и демократия во всем мире конфликтуют со свободной торговлей и глобализацией. В этом случае Валлония — несуверенный регион Бельгии — смогла аннулировать как бельгийскую демократию, так и значительно более масштабные интересы Евросоюза в свободной торговле. Ожидалось, что канадско-европейское соглашение будет давать ЕС 6 млрд евро ежегодно, или более тысячи евро на каждого мужчину, женщину и ребенка в блоке. Небольшой налог мог бы принести каждому валлону несколько тысяч евро в год.

Дело в том, что компенсацию Валлонии можно было бы организовать более дешевыми и более креативными методами, чем простым перерасчетом денег. Но проблема в политике, а не в экономике. И берет она начало в Европе, а не в Канаде. 

Согласно правилам ЕС, любой из 28 членов организации может накладывать вето на соглашения вроде канадско-еэсовского. Мальта и Люксембург, например, могут так поступить, хотя у них еще меньше населения, чем в Валлонии. Следует отметить, что 27 из 28 стран — участниц ЕС поддержали соглашение с Канадой. И вот за неделю до того, как премьер-министр Джастин Трюдо должен был приехать в Брюссель и подписать документ, Бельгия "прогнулась" под требованиями Валлонии.

Потенциальной угрозой является то, что, кроме Бельгии, в союзе есть еще девять стран, которых внутренние политические правила тоже обязывают слушаться региональных, субнациональных органов власти. Иначе говоря, любое торговое соглашение в будущем, в принципе, может столкнуться с вето любого из 38 таких маленьких институтов.

США ведут переговоры о более широком соглашении с ЕС — о трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве. Этому документу угрожают значительно больше региональных ведомств с правом вето. Права на интеллектуальную и развлекательную собственность, например, могут быть под ударом. А для Великобритании это может стать сигналом, что свободная торговля с ЕС после Brexit также может стать жертвой вето страны или даже какого-то из регионов.

Одним словом, проблема политики Европы заключается в том, что она весьма ограничена правами вето, которыми наделена каждая страна. Это не только станет препятствием для будущих соглашений о международной торговле. Уже теперь такие обстоятельства парализуют процесс распределения беженцев из Сирии и Северной Африки. И уже семь лет подряд они парализуют договоренности относительно решения проблемы из-за суверенного долга стран Южной Европы, которая перетекает в банковский кризис не только в Испании, Италии и Греции, но и в Германии.

Евросоюз знает, что должен поработать над своей системой управления. Благодаря тому, что министр торговли Канады Христя Фриланд взяла на себя смелость выступить и произнести жесткие слова, союз продолжает проводить чрезвычайные встречи с Канадой и Бельгией. Возможно, они создадут положительный прецедент решения бельгийских внутренних политических проблем публично. В конце концов, остальные семь стран с региональными парламентами уже пошли таким путем.

Но проблема управления в ЕС сохранится, препятствуя прогрессу коллективных решений относительно широкого спектра проблем в будущем, которые выходят за рамки самой лишь торговли. Она будет блокировать договоренности по вопросам иммиграции, суверенных долгов, банковских кризисов, военного сотрудничества на восточном фронте и т.п. 

Очевидно, что проблема — в конфликте между национальным суверенитетом, демократией и международным сотрудничеством. Но ни суверенитет, ни демократия не являются одномерными понятиями. Все страны, кроме чемпионов по самоизоляции, как, например, КНДР, жертвуют суверенитетом, когда этого требует их выгода. Конечно, легче сказать, чем сделать, но Канада много знает об этом, оглядываясь на продолжительные отношения со США. Достаточно лишь вспомнить, какими отчаянными были дебаты в конце 1980-х вокруг канадско-американского соглашения о свободной торговле.

Пришло время Европе углубить свое обсуждение большого количества измерений демократии. У Канады тоже есть история поисков компромисса между региональными и национальными правами, которая началась еще в 1763 г. Одним словом, измерение демократии, о котором Европе следует подумать, — это как защитить интересы стран без того, чтобы растоптать интересы регионов в их составе. Это не упоминая об интересах внутренних религиозных, языковых и этнических меньшинств. Иначе говоря — как сконструировать демократию таким образом, чтобы большинство господствовало, но при этом интересы меньшинств были защищены. Это тема, над которой надо думать каждой стране. У федеральной Канады есть история таких раздумий.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно