У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ

14 июня, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 22, 14 июня-21 июня 2002г.
Отправить
Отправить

Еще неделю назад казалось, что полномасштабной войны между Индией и Пакистаном не миновать. Худшие предсказания футурологов об азиатском ядерном Армагеддоне становились реальностью...

Еще неделю назад казалось, что полномасштабной войны между Индией и Пакистаном не миновать. Худшие предсказания футурологов об азиатском ядерном Армагеддоне становились реальностью. Дипломатические инициативы международных посредников одна за другой лопались как мыльные шары, а риторика и действия лидеров обеих стран становились все угрожающей.

Об истоках индо-пакистанской вражды написано немало, но все же позволим себе напомнить основные факты. Когда в августе 1947 года Великобритания предоставила независимость своей индийской империи, она была поделена на две части: Индию и новообразованное мусульманское государство Пакистан. С этого времени между ними начались серьезные трения и конфликты, которые продолжаются уже более полувека. В результате пакистано-индийских войн и конфликтов погибли почти полмиллиона человек с обеих сторон.

Поначалу главным камнем преткновения между двумя родственными странами стал Пенджаб. Проблему удалось разрешить: он был поделен на две части, одна из которых стала индийским штатом, другая — пакистанской провинцией. Однако уже в октябре 1947 года — через полтора месяца после обретения независимости — между Индией и Пакистаном вспыхнула война из-за Кашмира. Пакистан настаивал, что Кашмир должен стать частью его территории, так как в этой провинции к моменту возникновения двух государств большую часть населения составляли мусульмане. Индия же обосновывала свои притязания на Кашмир тем, что в октябре 1947 года магараджа Кашмира официально передал большую часть своих полномочий индийскому государству, в частности попросил Индию о протекторате. В конце концов обе стороны конфликта заключили в июле 1949 года соглашение, по которому треть Кашмира отходила Пакистану и две трети Индии.

В сентябре 1965 года вспыхнула вторая индо-пакистанская война: Индия обвинила Пакистан в агрессии. В конце 1971-го в самом Кашмире проходили серьезные столкновения, когда между Индией и Пакистаном возник военный конфликт из-за Бангладеш — пакистанского анклава в восточной части субконтинента, который добивался независимости. В июле 1972 года Индия и Пакистан заключили соглашение, по которому они отвели свои войска в Кашмире по обе стороны линии перемирия 1949-го. По этому же соглашению обе страны обязались решить кашмирскую проблему на двухсторонних переговорах, а не через международные форумы или ООН.

В 1989 году, когда в индийской части Кашмира начали проводить военные операции исламские экстремисты, Индия обвинила Пакистан в их поддержке. В июле 1999-го начался новый ожесточенный конфликт — пакистанские войска перешли линию перемирия в Кашмире. В октябре 2001 года вспыхнула самая интенсивная за весь год перестрелка между вооруженными силами двух стран, и Индия начала обстрел позиций кашмирских сепаратистов, которых она объявила пакистанскими войсками. К тому времени обе страны уже провели ядерные испытания, и мир впервые заговорил о перспективах применения ими оружия массового уничтожения.

Сейчас Индия и Пакистан вновь оказались на грани войны. К каким последствиям приведет применение ядерного оружия в ходе возможных военных действий — представить себе трудно, но можно сказать точно: они будут катастрофическими, не только для обеих стран, но и для их соседей. Несмотря на заверения обеих сторон конфликта о том, что обмен ядерными ударами полностью исключен, эксперты считают угрозу достаточно серьезной. Число ядерных боеголовок, которыми располагает в настоящее время Индия, составляет от 100 до 150 единиц, ядерный арсенал Пакистана насчитывает от 25 до 50 боеголовок.

Сегодня мало кто помнит, что в 1972 году главный вклад в процесс индо-пакистанского урегулирования внес советский премьер Алексей Косыгин. Однако тридцать лет назад Индия и Пакистан еще не были ядерными державами и им еще не были свойственны нынешние амбиции и претензии на вседозволенность...

Кроме того, в отличие от прошлых конфликтов нынешнее противостояние стало результатом серии беспрецедентных террористических актов исламских экстремистов, включая атаку на индийский парламент. Эти акции носили вызывающий, провокационный характер. В декабре после теракта в парламенте вооруженный конфликт удалось предотвратить после того, как пакистанцы пообещали прекратить поддержку исламских боевиков в Кашмире, точно так же, как они прекратили помощь исламскому движению «Талибан» в Афганистане. К сожалению, генерал Мушарраф по многим причинам не выполнил обещанного, и предотвращение войны превратилось в более трудную задачу, чем это было несколько месяцев назад.

Основная проблема заключается в том, что Мушарраф вынужден балансировать на краю пропасти. Он и без того стал объектом жесткой критики в Пакистане за отказ поддерживать давних пакистанских клиентов в Афганистане. Но борьба за возвращение Кашмира — несравнимо более дорогое сердцу пакистанцев дело, и Мушарраф подвергнет себя огромному риску, если повернется спиной к тем, кто борется за независимый Кашмир. А ведь именно этого требуют от него международные посредники, и президент Буш недавно в довольно твердых выражениях призвал пакистанского лидера сделать все, чтобы прекратить деятельность террористических групп на территории Кашмира, плотно закрыть границу, перерезать пути их инфильтрации на индийскую территорию.

Эксперты ожидают, что одним из решающих аргументов для предотвращения вооруженного конфликта должна стать твердая и однозначная позиция международного сообщества, особенно таких важных игроков в регионе, как Россия и США. Роль Москвы может быть чрезвычайно полезной в силу традиционных давних связей с Индией, в том числе военных, и атмосферы доверия между Россией и Индией. Ну а американцы являются традиционными модераторами в кризисных ситуациях. К тому же центральноазиатский регион приобретает для них в настоящее время особое значение, учитывая участие воинского контингента США в антитеррористической операции в соседнем Афганистане.

Пока что миротворческие усилия Путина и Назарбаева, Армитиджа и Рамсфельда выглядят не очень эффектными. Но, как известно, капля камень точит, и международное давление, оказываемое на Исламабад и Дели, постепенно дает свои результаты. Сейчас уже совершенно очевидно, что обе стороны усиленно пытаются отойти от опасной черты, и, по оценкам международных посредников, ситуация в Кашмире уже не выглядит столь взрывоопасной, как еще две недели назад.

Да и на дипломатическом фронте заметны существенные сдвиги к лучшему. Министр информации Пакистана Нисар Мемон заявил, что в отношениях двух соседей-соперников «лед тронулся», поскольку Индия приветствовала обещание Исламабада прекратить вылазки сепаратистов в Кашмире. И действительно, в последнее время наблюдается снижение активности боевиков, пытающихся проникнуть на контролируемую Индией территорию Кашмира. Одновременно пошла на убыль и общая напряженность на демаркационной линии — стороны снизили интенсивность артиллерийских обстрелов.

На этой неделе Дели вновь разрешил пакистанским гражданским самолетам пересекать воздушное пространство Индии при совершении рейсов в третьи страны. Министерство иностранных дел Пакистана приветствовало снятие ограничения, назвав его шагом в верном направлении, но подчеркнуло при этом, что необходимо сделать еще очень многое. В ответ представители индийского МИДа заявили, что новые шаги, направленные на восстановление доверия между двумя странами-соседями, будут предприняты, как только появятся признаки того, что деятельность исламистов в Кашмире полностью прекращена.

На фоне происходящего интересно отметить, что большинство стран, пытающихся дипломатическим давлением ослабить противостояние Индии и Пакистана в Кашмире, могут в определенной степени сами нести ответственность за эскалацию. Общеизвестно, что Индия и Пакистан — одни из самых крупных покупателей оружия в мире, причем среди их поставщиков — все крупнейшие производители вооружения. И хорошо нам знакомые украинские поставки бронетехники в Пакистан не выглядят на этом фоне определяющими.

Оружие, которое Исламабад и Дели сегодня готовы привести в действие друг против друга, поставили им в минувшее десятилетие Москва, Париж, Лондон и Пекин. Великобритания, Франция, Россия и Китай являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, однако до сих пор, несмотря на всеобщую тревогу, ни одна из этих стран не ввела полномасштабного эмбарго на экспорт вооружений в регион.

Индия и Пакистан за минувшие десять лет закупили за рубежом оружия на 8 млрд. 220 млн. и 5 млрд. 750 млн. долларов соответственно. Структуры, объемы и источники закупок вооружений Индией и Пакистаном существенно различаются.

Индия полагается в основном на Россию, крупнейшего поставщика вооружений в регион. Поставки Дели принесли Москве почти 6 млрд. долларов в минувшие десять лет. Среди проданного в Индию — 310 танков Т-90М, 50 самолетов «Су-30МК» и авианосец «Адмирал Горшков», который должен быть доставлен в 2003 году.

Компенсировать эти поставки Пакистан пытается за счет своего союзника Китая и Украины, ставшей благодаря пакистанскому танковому контракту одним из лидеров мирового рынка вооружений. У Китая Пакистан закупил оружия на 1 млрд. 723 млн. долларов, что составляет примерно треть всех импортных оборонных заказов страны. Основная часть китайского заказа — 150 самолетов S7. Наша же страна продала Пакистану 320 танков Т80, патрульные катера и ракеты на общую сумму около миллиарда долларов, что оказалось большим подспорьем украинскому бюджету, но подхлестнуло гонку вооружений, вынудив Индию увеличить объемы закупок танков в России.

Если Россию и Китай можно упрекнуть в поддержке той или иной стороны, то Британия и Франция обеспечивают вооружениями оба государства. Списанные британские корабли несут службу во флотах как Индии, так и Пакистана. Исламабад получил от Франции 40 самолетов «Мираж» и три подводные лодки. Общая сумма контрактов составила 800 млн. долларов. Индия из того же источника получила 10 «Миражей».

Из Британии Индия получила 18 самолетов «Ягуар» и около дюжины машин других моделей. Оружие идет в регион также из Италии, Германии, Швеции, Голландии, Израиля и Словакии. Причем, в большинстве случаев, обе стороны получают практически идентичное военное оборудование из одного и того же источника.

Пока из многочисленных контрактов приостановлен лишь один — на поставку 775 танков М113 Пакистану. Вашингтон объявил одностороннее эмбарго на поставку вооружений в регион после первых ядерных испытаний Исламабада и Дели, и с тех пор не возобновлял контракты. Все остальные страны говорят, что пока эмбарго вводить не будут.

Некоторые эксперты надеются, что если сейчас конфликт удасться предотвратить, то это заставит ведущих мировых производителей оружия пересмотреть свои действия на ядерном субконтиненте. Однако вряд ли стоит ожидать, что угроза войны, пусть даже и широкомасштабной, сможет изменить их отношение к одному из самых прибыльных рынков оружия в мире.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК