Тайны Елисейского дворца

12 апреля, 2013, 21:10 Распечатать Выпуск №14, 12 апреля-19 апреля

Последний скандал с министром финансов Жеромом Каюзаком затмил во Франции все иные события в мире и грозит перерасти в серьезный политический кризис. Однако по количеству дел и временному масштабу первенство все-таки удерживает Николя Саркози.

Францию охватила волна разоблачений и расследований, допросов и признаний. Бывшие и действующие политики Французской республики привлекаются к ответу за противозаконные коррупционные деяния, совершенные как до политического иммунитета, так и во времена оного. Потому что во Франции дела о коррупции не имеют срока давности. И потому еще, что, согласно последним соцопросам, 77% французов считают своих политиков коррумпированными независимо от идеологической окраски. Последний скандал с министром финансов Жеромом Каюзаком затмил во Франции все иные события в мире и грозит перерасти в серьезный политический кризис. Однако по количеству дел и временному масштабу первенство все-таки удерживает Николя Саркози, предыдущий президент Франции, а возможно, и следующий, поскольку нацелен на кампанию 2017 г. 

"Дело Бетанкур"

Делу о незаконном финансировании президентской избирательной кампании Саркози 2007-го — уже почти три года. Началось оно с незатейливой, совершенно аполитичной семейной истории о наследстве. Самая богатая женщина Франции, совладелица косметической империи L'Oreal, Лилиан Бетанкур в течение последнего десятилетия одаривала подарками, страховыми полисами, произведениями искусства своего личного фотографа. Когда в 2009-м общая сумма даров достигла 1 млрд евро, дочь миллиардерши Франсуаза Бетанкур-Майерс решила бороться за семейное богатство, исчисляемое в ту пору суммой 18 млрд евро (сегодня — уже 30 млрд евро). Чтобы доказать, что 87-летняя старушка страдает старческим слабоумием и не в состоянии распоряжаться деньгами, дочь поручила дворецкому тайно записывать все разговоры своей матери. 

Через год часть этих записей оказалась в распоряжении журналистов, а затем и полиции. Внимание последней привлекли финансовые и налоговые махинации. А журналисты заинтересовались вкладом госпожи Бетанкур в финансирование президентской кампании Саркози 2007 г., поскольку она несколько раз встречалась с Эриком Вертом, который был казначеем партии "Союз за народное движение", а после победы Саркози стал министром финансов, затем министром труда и социальной политики. Точку в вопросительном знаке поставила некая Клэр Тибу, в течение 13 лет проработавшая бухгалтером Лилиан Бетанкур.

Когда власть имущие вершат неправедные дела, они думают, что их обслуга будет глуха, нема и верна им вечно. Это не так, ибо сущность человеческая такова, что рано или поздно, но хочется поделиться услышанным и увиденным. Потому все тайное становится явным. В интервью интернет-изданию Mediapart бывшая бухгалтер рассказала, как происходило дело со снятием денег со счетов Бетанкур и передачей их в конвертах как Эрику Верту, так и самому Николя Саркози. По утверждению Тибу, в конвертах бывали суммы в 100 и 200 тыс. евро.

Шел, однако, 2010-й. Николя Саркози был президентом Франции. Он гневно опроверг обвинения в свой адрес, назвав их "политической клеветой, не имеющей оснований". Тем не менее, французская прокуратура начала предварительное расследование в отношении министра труда Эрика Верта. Ему были выдвинуты обвинения в незаконном получении 150 тыс. евро от Лилиан Бетанкур на финансирование президентской кампании Николя Саркози. Ибо во французском законодательстве установлена максимальная сумма пожертвований от частного лица кандидату в президенты — 4600 евро в год.

Из свидетеля в обвиняемые

В мае 2012-го Саркози проиграл выборы социалисту Олланду. 15 июня закончился его иммунитет, а через две недели в парижский дом Карлы Бруни-Саркози, куда чета съехала из Елисейского дворца, явились полицейские с обыском. Кстати, самих хозяев в Париже не было — они только начали свой отпуск в Канаде. Однако, согласно закону, "сенсационный" обыск состоялся. Найти, впрочем, ничего нового не удалось, а искомый официальный ежедневник президента за 2007 г. уже был ранее отослан прокурорам его адвокатом. Посему в ноябре 2012-го Николя Саркози по делу Бетанкур получил статус "особого свидетеля". Что никоим образом не тормозило следствие, продвигавшееся своим чередом. 

И вот 20 марта 2013 г. следственный судья Жан-Мишель Жантий неожиданно вызывает экс-президента в Бордо, где в местном суде в течение пяти часов проводит его допрос и устраивает очную ставку с главным свидетелем — дворецким госпожи Бетанкур. Судью интересовало количество встреч Саркози и Бетанкур в 2007-м. Первый вспомнил лишь одну, второй говорил, как минимум, о двух. В результате следственных действий Жантий возбудил официальное уголовное дело против бывшего президента Франции. Так Николя Саркози из особого свидетеля стал полноценным обвиняемым. Следствие пытается доказать, что Саркози воспользовался состоянием здоровья Бетанкур, страдающей болезнью Альцгеймера и не способной самостоятельно вести дела.

В начале апреля прокурор города Бордо отправил министру юстиции доклад, в котором поставил под сомнение обвинительную базу следствия и предложил снять с экс-президента статус подследственного по делу Бетанкур. Затем прокуратура должна представить в суд свои доводы в течение следующих трех месяцев. Однако во французском законодательстве имеется нюанс — подать дело в суд может и судебный следователь, даже вопреки решению прокурора. Так что у Саркози появляется реальный шанс освободиться от "дела Бетанкур". Но в его обвинительном портфеле имеются и другие дела.

"Дело Карачи"

В том же 2010-м всплыл коррупционный скандал о военных контрактах с Пакистаном, в котором фигурирует имя Николя Саркози. По данным полиции Люксембурга, в 1994 г. Саркози как министр по бюджету в правительстве Эдуарда Балладюра, был причастен к созданию фиктивных фирм, плативших через государственные верфи Франции взятки при подписании контрактов на поставку в Пакистан французских подводных лодок. И якобы часть этих денег возвращалась во Францию для финансирования в 1995 г. президентской кампании Балладюра, в штабе которого казначеем числился Саркози. 

Однако кандидатом от правых стал тогда мэр Парижа Жак Ширак, отказавшийся со временем продолжать выплаты Пакистану. Французское следствие пыталось доказать, что как раз неуплата "откатов" могла быть причиной взрыва автобуса в Карачи в мае 2002 г., когда погибли 11 французских инженеров. Дальнейшему расследованию помешал гриф "секретно", наложенный на документы по делу Карачи. Но в январе 2013 г. французский суд дал санкцию на проведение нового расследования по "делу Карачи" — о причастности бывшего президента Николя Саркози к разглашению данных о теракте в Карачи 2002 г. посредством публикации пресс-релиза в сентябре 2011-го. 

"Досье Каддафи"

Что касается президентской кампании 2007-го, то над Саркози продолжает висеть еще и тень ливийского лидера Каддафи. Во время недавней войны в Ливии, где в свержении Муаммара Кадафи активное участие принимала Франция, постоянно возникали слухи о том, что Саркози не гнушался деньгами Каддафи для своей избирательной кампании. В 2011 г. эту новость озвучил сын Каддафи, назвав сумму в 50 млн евро. В 2012-м наличие сделки подтвердил адвокат бывшего премьер-министра Ливии. Естественно, президент Саркози называл все обнаруженные журналистами документы фальшивкой.

И вот, в первые дни 2013-го, ливанский бизнесмен Зиад Такиеддин, бывший посредник между Ливией и Францией, рассказал в интервью французской газете Le Parisien, что режим Каддафи действительно финансировал предвыборную кампанию Саркози. Речь шла о тех же 50 млн евро. И якобы транзакции не прекращались и после выборов. Таким образом, прокуратура Франции была вынуждена начать проверку финансирования предвыборной кампании Саркози 2007 г.

"Кошмар Каюзака"

Так французские СМИ именуют самое последнее и самое скандальное дело в окружении нынешнего президента Франции социалиста Франсуа Олланда — предание огласке существования тайных заграничных счетов у министра бюджета Жерома Каюзака, теперь уже бывшего. Трудами журналистов интернет-сайта Mediapart была расследована и в конце 2012-го обнародована информация о наличии у министра незадекларированных счетов в Швейцарии. Министр, естественно, все отрицал, но прокуратуре было достаточно журналистских расследований, чтобы начать проверку — по подозрению в уклонении от уплаты налогов. Отрицая все обвинения, Каюзак в середине марта ушел в отставку, дабы не бросать тень на все правительство. 

А уже через две недели он признался в наличии заграничного счета, однако указал наличие на нем суммы в 600 тыс. евро. Сам по себе незадекларированный заграничный счет госслужащего — серьезное преступление во Франции. Благодаря расследованию уже швейцарских журналистов оказалось, что в 2009 г. Жером Каюзак перевел из женевского банка Reyl et Cie в его сингапурский филиал около 15 млн евро. Прокуратура начала полноценное расследование, результатом которого могут быть штраф в 750 тыс. евро и 10 лет тюрьмы для 60-летнего экс-министра.

Президент Франсуа Олланд вынужден был реагировать и потому заявил непривычно жестко, что "этот обман — непростительный поступок, оскорбление для всей республики". Он дал личную гарантию, что дело будет расследовано до конца, и справедливость восторжествует. Для Олланда случившийся скандал неприятен и опасен тем, что Каюзак был его верным соратником. Скрывая личные доходы за границей, министр позиционировал себя настолько ярым борцом с коррупцией, что предложил ввести во Франции 75-процентный налог на роскошь. Последствия данного проекта оказались весьма печальны — еще до того, как Конституционный совет признал его неправомерность, он успел спровоцировать отток из страны как капитала, так и самих богачей.

И вот последние новостииз французской политической жизни от 9 апреля 2013 г.: новый министр бюджета Бернар Казнев, выступая на заседании Национального собрания, обратился к журналистам с просьбой передать юстиции список из 130 граждан страны, уклоняющихся от уплаты налогов и имеющих счета в оффшорных банках. Публичное заявление министра прозвучало несмотря даже на то, что в скандальном списке обнародованной базы данных Offshore-leaks значится счет Жан-Жака Ожье — казначея предвыборной кампании ныне действующего президента Франции Франсуа Олланда. Находясь в зазеркальной системе координат, нам трудно поверить, что есть страны, где принцип "закон для всех" имеет силу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно