Шотландия: храбрые сердца, трезвые умы

1 апреля, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 1 апреля-8 апреля

На майских выборах в Шотландии определенно победит правящая ШНП и она будет и в дальнейшем проталкивать идею независимости. В то же время принципиально важным для будущего провинции является референдум о членстве Великобритании в ЕС, намеченный на 23 июня. И предсказать его результат, как и результат возможного второго референдума о независимости Шотландии, крайне затруднительно. 

 

В начале мая этого года Шотландии предстоит выбрать новый парламент. 

Опросы однозначно утверждают, что большинство единолично сможет сформировать правящая Шотландская национальная партия (ШНП), приоритетной целью которой является обретение Шотландией независимости. Хотя в 2014 г. референдум по этому вопросу показал, что большинство жителей региона предпочитают остаться в составе Великобритании, представители партии не исключают, что будет проведен еще один. И поскольку Лондон, вопреки достигнутым после
2014 г. соглашениям, не передал шотландским властям более широких полномочий, а также в контексте возможного выхода Великобритании из ЕС, новый референдум может принести совершенно другой результат.

Трибуна для ШНП

Как и в других исторических провинциях Великобритании — Северной Ирландии и Уэльсе — местный законодательный орган играет значимую роль. Фактически этим органам принадлежат законодательные полномочия, не зарезервированные за парламентом Великобритании. Во всех трех случаях объем полномочий отличается; у шотландского парламента он содержит вопросы здравоохранения, образования, сельского хозяйства, транспорта и многие другие, включая некоторые полномочия в части регулировании налогообложения.

Созван шотландский парламент был в 1999 г. Инициатива создания законодательных органов в исторических провинциях Великобритании принадлежала правительству; это был план по деволюции — передаче значительных полномочий составляющим частям государства. Одна из целей деволюции — предотвращение недовольства местного населения Северной Ирландии, Шотландии и Уэльса тем, что слишком много вопросов, касающихся их напрямую, решалось в Вестминстере; а подобное недовольство могло привести к сепаратистским настроениям.

Однако, по иронии судьбы, со временем в Шотландии именно местный парламент стал основным двигателем борьбы за независимость региона. В избирательной кампании 2007 г. Шотландская национальная партия, возглавляемая тогда Алексом Салмондом, выдвинула лозунг проведения референдума о независимости Шотландии. Это позволило партии победить на выборах. Но поскольку большинства мандатов она не набрала, голосов для законопроекта о проведении референдума у ШНП не хватило. Зато после выборов 2011 г., когда партия единолично сформировала большинство в парламенте Шотландии, этот замысел, вновь ставший основным пунктом предвыборной платформы партии, можно было воплотить в жизнь.

Правительство Великобритании согласилось с этой идеей ШНП, и была проведена совместная подготовка к референдуму. Состоялся он в 2014-м, в год 700-летия битвы при Бэннокберне, когда шотландские войска разгромили англичан в войне за независимость; в результате этой войны Шотландия добилась самостоятельности. Однако, несмотря на всю символичность, 55% шотландцев проголосовали за то, чтобы остаться в составе Великобритании.

Голос за европейскую Британию

Как мы видим, Салмонд и его соратники явно обращались к шотландскому патриотизму и исторической памяти, склоняя таким образом избирателя проголосовать за независимость региона. Эмоции, безусловно, играли немалую роль в кампании "Да" — Шотландии", и когда итоги референдума были оглашены, глубокое разочарование ее сторонников показало, что они восприняли эту современную борьбу за независимость близко к сердцу.

Но у адвокатов независимости были далеко не только иррациональные аргументы. Так, к примеру, они критиковали Великобританию за то, что слишком много вопросов — даже после деволюции — решается в Лондоне, и за несправедливую, по мнению шотландцев, политику распределения бюджетных средств.

С другой стороны, утверждалось, что независимая Шотландия будет вполне успешным с экономической точки зрения государством. В частности, этому способствовала бы значительная доля прибыли, которую независимая Шотландия получала бы от продажи нефти и газа, добытых в Северном море. Аналитики в целом соглашались с этим утверждением: так, по расчетам Financial Times на февраль 2014 г., ВВП на душу населения Шотландии превышал аналогичный показатель в Италии даже без учета прибыли от нефтегазовой отрасли. Эксперты же Moody's в мае того же года заявили, что присвоили бы независимой Шотландии кредитный рейтинг "А" — на уровне Польши, Чехии или Израиля — с высокой вероятностью повышения в дальнейшем.

Но, кроме того, очень важной составляющей кампании в поддержку независимости была определенно проевропейская позиция лидеров движения. Шотландия, по их планам, должна была немедленно подать заявку на членство в ЕС, вероятней всего, быстро получить его и непременно сохранить доступ не только к рынку Великобритании, но и к рынкам ЕС вообще — иными словами, значительных экономических потерь от этого шага не ожидалось.

Помимо объективных экономических факторов, причиной такого заметного акцента на будущем членстве независимой Шотландии в Европейском Союзе были заметно проевропейские настроения и в регионе. И в контексте предстоящего в июне референдума по вопросу членства Великобритании в ЕС, о чем мы уже писали, эти настроения могут сыграть значимую роль для ситуации в государстве.

Brexit без Шотландии?

По данным соцопроса, проведенного YouGov в феврале с.г., 52% шотландцев на июньском референдуме планируют проголосовать за дальнейшее членство Великобритании в ЕС. Против выступают лишь 29%, остальные не определились, либо же не планируют голосовать вовсе. (Примерно такое же распределение голосов ожидается в Северной Ирландии.) Однако на общенациональном уровне, за счет в целом евроскептических настроений жителей Англии (заметным исключением в этой части Великобритании является разве что Лондон) на данный момент сохраняется примерное равенство.

Исследования, проведенные в последние месяцы, показывают, что большинство британцев все же предпочитают остаться в ЕС. Однако разрыв между вариантами "да" и "нет" крайне невелик: по результатам многих опросов, он находится в пределах статистической погрешности. Иными словами, мы все еще не можем с уверенностью исключить, что в июне народ Великобритании не проголосует за Brexit. Что же будет делать Шотландия в таком случае?

Никола Старджен, нынешний лидер ШНП и первый министр Шотландии, заявляла: "Очевидно, что если Шотландия проголосует за то, чтобы остаться, но из-за голосов [других регионов Британии] окажется за пределами [ЕС], это вызовет в Шотландии очень сильные чувства". В контексте возможности Brexit, а также невыполнения правительством Великобритании обязательств по дальнейшей передаче полномочий шотландским местным властям, ШНП весьма активно говорит о необходимости нового референдума о независимости. В частности, Лондон не выполняет обязательств по передаче провинции полномочий, связанных с социальной политикой.

Вполне очевидно, что, если Великобритания действительно решит выйти из ЕС, шотландцы сделают все для скорейшего проведения этого референдума. Так, еще один опрос, проведенный в январе с.г., показывает: на данный момент большинство шотландцев не поддерживают провозглашение независимости. Но в случае Brexit эта ситуация изменится: 52% шотландцев будут готовы проголосовать за выход из состава Великобритании. Не исключено, что аналогичные подвижки произойдут и в Северной Ирландии.

Обоснования и объективные трудности

В целом в Великобритании, по данным YouGov, подавляющее большинство избирателей с высшим образованием и средним или высоким уровнем дохода поддерживают сохранение членства в ЕС. Это неспроста: эксперты утверждают, что Великобритания понесла бы значительные экономические потери от Brexit. При этом, как уже писало ZN.UA, чтобы остаться в рамках общего европейского рынка, Великобритании все равно придется принимать большую часть законодательных актов, рекомендованных Евросоюзом — так же, как это делает, к примеру, Норвегия. И влияния на процесс их принятия у Лондона больше не будет.

Таким образом, вполне логично, что шотландцы, заявляющие об успешном состоянии своей экономики, не желают оплачивать потери от решения, которого они не принимали. На фоне этого перспектива собственного и достаточно обеспеченного государства в составе ЕС выглядит более привлекательно. Да, сегодня, учитывая конъюнктуру мировых цен на нефтепродукты, независимой Шотландии пришлось бы несколько тяжелее. Но в то же время, как уже говорилось, экономика страны и без прибылей от нефтегазовой отрасли была бы довольно сильной.

Вместе с тем, исходя из оценок экспертов Института фискальных исследований, молодому государству пришлось бы столкнуться и с довольно значительными трудностями. Так, бюджетный дефицит в Шотландии уже превышает аналогичный показатель по Великобритании в целом (9,8% против 3,8), и прогнозы показывают, что разрыв будет лишь расти. Это связывают со снижением цен на нефть и газ, а также оттоком инвестиций из Шотландии.

Таким образом, независимой Шотландии пришлось бы откуда-то взять примерно 10 млрд фунтов. Это значит, что государство вынуждено было бы идти на непопулярные меры вроде повышения налогов или урезания социальных выплат. Не исключено, что для шотландцев они были бы столь же неприятны, как и последствия выхода Великобритании из ЕС в случае, если бы Шотландия осталась в составе королевства.

Если это исследование получит достаточную огласку (а ключевые британские медиа о нем уже упомянули), то мнение шотландских избирателей может несколько измениться. Наиболее приемлемым вариантом для них остается (хоть и с небольшим перевесом) сохранение членства в Соединенном Королевстве, если оно не выйдет из ЕС. В то же время, если Brexit состоится и вслед за ним будет проведен второй шотландский референдум о независимости, не исключено, что избиратели могут быть напуганы перспективой необходимых жестких мер экономии в связи с бюджетным дефицитом. Таким образом, и вариант, при котором Великобритания выходит из ЕС, но Шотландия остается ее составной частью, вовсе не исключен.

Итак, на майских выборах в Шотландии определенно победит правящая ШНП и она будет и в дальнейшем проталкивать идею независимости. В то же время принципиально важным для будущего провинции является референдум о членстве Великобритании в ЕС, намеченный на 23 июня. И предсказать его результат, как и результат возможного второго референдума о независимости Шотландии, крайне затруднительно. Но нет никаких сомнений, что июньский референдум при любом исходе станет важнейшим событием в новейшей истории Шотландии, Великобритании и всего Европейского Союза.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно