Шелковые контуры новой архитектуры безопасности в Азии

19 июня, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск № 22, 19 июня-26 июня 2015г.
Отправить
Отправить

"Украинский кризис" окончательно убедил азиатские страны в необходимости кардинальных изменений региональной и мировой системы безопасности, что приводит к столкновению принципиально различных подходов к пониманию системы международных отношений двух стран - КНР и США, одним из последних проявлений которого стало обострение территориальных споров в Юго-Восточной Азии.

Шелковые контуры новой архитектуры безопасности в Азии

В конце мая 2015 г. в Пекине прошла первая ежегодная конференция неправительственного форума - Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии.

Главным результатом этого события стало утверждение необходимости институционализации новой системы безопасности на региональном уровне. "Украинский кризис" окончательно убедил азиатские страны в необходимости кардинальных изменений региональной и мировой системы безопасности, что приводит к столкновению принципиально различных подходов к пониманию системы международных отношений двух стран - КНР и США, одним из последних проявлений которого стало обострение территориальных споров в Юго-Восточной Азии. Автор этих строк имел возможность принять участие в конференции в качестве наблюдателя.

В программной речи на тему внешней политики, произнесенной 28 мая 2014 г. в Вест-Поинте, президент США Б.Обама, говоря о своей стране, отметил: "Наша экономика остается самой динамичной на Земле, наш бизнес - самый инновационный. … От Европы до Азии мы функционируем как ресурсная база (букв. - хаб) альянсов, равной которой не было в истории". Это высказывание резко контрастирует с представлениями о миропорядке, нашедшими отражение в последних выступлениях председателя КНР Си Цзиньпина. Так, Си Цзиньпин в том же 2014-м, выступая в Шанхае на саммите Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии, представил свое понимание будущей архитектуры азиатской безопасности. Она, по его мнению, не должна основываться на сильных военных союзах, Китай же при этом должен играть более важную роль в своем регионе. Китайское неприятие сказанного Обамой имеет на самом деле еще более глубокие корни. Ведь в традиционных представлениях жителей Поднебесной единственным "хабом" является по определению сам Китай (Чжун-го -букв. - срединное государство). Поэтому мир видится китайцам как нечто опоясывающее их страну. Отсюда и ключевая политическая инициатива, выдвинутая Си Цзиньпином в первый год своего правления и получившая название "Новый экономический пояс - Великий шелковый путь".

Как известно, преобразования Китая, начатые Дэн Сяопином и приведшие в итоге к феномену, получившему в мировой литературе наименование "подъем Китая" (the rise of China), изначально носили исключительно социально-экономический характер. Более того, архитектор китайских реформ даже настаивал на том, что Китай должен оставаться в тени и не вмешиваться в мировые дела. Тем не менее, уже в начале 1990-х колоссальный подъем Китая стал оцениваться, прежде всего, США и Японией как потенциальная экономическая и военно-политическая угроза. И сегодня уже с уверенностью можно сказать, что Китай действительно перешел на новый этап своего развития, который характеризуется не только экономическим ростом, но и претензиями на формирование собственной модели мирового развития, наиболее ярко проявляющейся в предлагаемом Китаем новом видении безопасности в Азии. Таким образом, эпоха реформ в редакции Дэн Сяопина закончилась, и Китай выходит из тени на большую политическую арену со своим планом действий. Ключевым в нем является то, что США фактически исключаются из новой структуры безопасности в Азии, а значит, утрачивают и лидерство в мире. Именно поэтому администрация Б.Обамы так настойчиво требует сохранения "стратегического баланса в Азии".

Особая роль в новой архитектуре безопасности в Азии сегодня отводится созданному еще в 1992 г. Совещанию по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Интересно, что среди его целей фигурирует "содействие диалогу между цивилизациями" и "совместному развитию". За время, прошедшее с 1992-го, СВМДА функционировало как дискуссионная площадка, и вот теперь впервые на ее основе принято решение создать международную организацию - аналог ОБСЕ для Азии. Хотя участникам Совещания пока не было предложено никакой четкой программы и тем более устава будущей организации, а в руководстве Китая продолжаются дискуссии относительно конкретных путей реализации проекта, сам масштаб проведенной конференции уже указывает на то, что принципиальное решение принято, и прежние подходы к безопасности в Азии уже изменены.

Проведение 25–26 мая с.г. в Пекине первой ежегодной конференции неправительственного форума СВМДА стало серьезным шагом на пути к совершенствованию этой организации. В ней участвовали около 400 представителей от государств-членов и государств-наблюдателей. Среди них - бывшие политические лидеры, в том числе экс-президент Афганистана Хамид Карзай, бывший министр иностранных дел Турции Яшар Якыш, бывший премьер-министр Израиля Эхуд Барак, первый премьер-министр Казахстана Сергей Терещенко и бывший премьер-министр Пакистана Раджи Парвез Ашраф, экс-министры иностранных дел и высокопоставленные руководители стран - участниц Совещания. В нем также приняли участие представители неправительственных организаций, аналитических центров, СМИ и дипломаты стран-членов и стран-наблюдателей (Украина была представлена тремя участниками).

Идея дальнейшего развития Китая напрямую связана с реализацией Азиатско-Европейского инфраструктурного проекта "Новый экономический пояс - Великий шелковый путь", кратко именуемого в последнее время "Один пояс, один путь". Само название конференции "Азия в следующем десятилетии - безопасность и развитие" следует понимать именно в свете этой, центральной для китайской внешней политики, концепции, в которой мир в Азии выступает как необходимое условие дальнейшего роста Китая. Поэтому все проходившие там дискуссии касались в основном вопросов взаимовыгодного развития, которое в представлениях авторов китайской инициативы является сутью проекта "Один пояс, один путь". В приветственном слове председателя КНР Си Цзиньпина ко всем участникам была отмечена особая роль неправительственного сектора в поиске путей повышения безопасности и "содействия взаимному уважению, взаимному доверию и гармоничному сосуществованию между различными цивилизациями, регионами, расами и религиями в Азии". Председатель Народного политического консультативного совета Китая Юй Чжэншэн подчеркнул, что азиатским странам необходимо искать общую, всеобъемлющую, согласованную и устойчивую систему безопасности, которая должна стать новой моделью региональной безопасности не только для Азии, но и для других регионов мира.

В своих выступлениях на конференции политики и эксперты азиатских стран продемонстрировали редкостное, мало характерное для раздираемого конфликтами региона, единодушие в отношении к планам страны-организатора. К примеру, бывший президент Афганистана Хамид Карзай так высказался относительно китайской инициативы: "Этот подход может помочь нашим странам подняться выше узких национальных интересов и построить новую региональную и международную систему безопасности, и новый экономический порядок, основанные на многосторонности, взаимном уважении, равноправии, диалоге и сотрудничестве". Таким образом, не военный путь решения проблем, в представлениях бывшего лидера Афганистана, а социально-экономические преобразования, даже модернизация, лидером которой выступает Китай, ведут к снижению напряженности и снятию противоречий. С таким пониманием китайской инициативы согласен и бывший министр иностранных дел Турции Яшар Якыш, отметивший особую роль торгово-экономического сотрудничества в усилении взаимозависимости стран, а значит и политической стабильности в регионе. А бывший премьер-министр Израиля Эхуд Барак подчеркнул, что проект "Один пояс, один путь" и его финансовый инструмент - Азиатский банк инфраструктурных инвестиций - станут эффективным средством региональной экономической интеграции и сотрудничества в энергетической сфере. В свою очередь, первый премьер-министр Казахстана Сергей Терещенко с большой убежденностью заявил, что итоги данной конференции реально повлияют не только на ситуацию в Азии, но и на всю мировую политику.

На конференции было высказано мнение, что ХХІ в. станет веком Азии, а Китай, как вторая экономика мира, должен стать лидером в процессе создания новых механизмов и общей системы региональной и мировой безопасности. Единогласно поддержано было и мнение о том, что Ялтинско-Потсдамская система международных отношений больше не работает, при этом характерно, что "украинский кризис" упоминался в качестве основного аргумента в поддержку этого тезиса. Отсюда был сделан закономерный, по мнению участников, вывод о необходимости новой системы, основанной на принципах многополярности и особой роли Азии. Лишь эта "принципиально новая" система безопасности позволит преодолеть угрозы международного терроризма, религиозного экстремизма, территориальные споры и рост национализма, которые мешают полноценной реализации потенциала региона. Бывший посол КНР в России Ли Фэнлинь заявил, что поскольку в Азии сегодня нет единой континентальной организации безопасности, то эту функцию призвано осуществить Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Принц Нородом Сиривудх, председатель Камбоджийского института сотрудничества и мира, сказал, что Совещание должно содействовать установлению мира, стабильности и процветанию в Азии на основе не декларативных заявлений, а конкретного плана действий.

Особого комментария заслуживает атмосфера конференции. Подъем Китая несомненно привел к колоссальному росту национального самосознания. Ведь даже в далеком селении никогда не бывавший в Пекине самый бедный китайский крестьянин гордится тем, что его страна стала теперь второй экономикой мира и третьей космической державой, и верит в то, что скоро она будет первой во всем. Похожее чувство уверенности в своих силах, в способности оторваться, наконец, и пойти вперед организаторам удалось передать и другим участникам. Китай, пусть даже на первых порах при помощи западных инвестиций и технологий, но в итоге сам смог достичь всех этих побед. Так же сможет и вся Азия, ведь "мы - это 67% населения мира и треть мировой экономики, мы - самый быстрорастущий регион", считают представители азиатских государств.

Идея достижения мира путем развития не может оставить в стороне и нас как страну, страдающую от внешней агрессии. Китайский проект "Новый шелковый путь", движимый на порядки более мощным потенциалом роста, чем совокупная мощь России и ее партнеров по ЕврАзЭС, направлен в конечном итоге на трансформацию этих российских интеграционных проектов, приведших на данном этапе к российско-украинской войне. Поэтому для Украины важно определить свое отношение к проекту "Один пояс, один путь" в целом, а также к участию в работе Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, имеющих, как мы видим, не только торгово-экономическое, но и политическое значение для будущего нашей страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК